Яндекс.Метрика

Оперный театр – памятник расстрелянным строителям

Оперный театр – памятник расстрелянным строителям
История репрессий строителей Оперного театра в Новосибирске – в материале VN.ru. Фото Новосибирского краеведческого музея
Новосибирский государственный академический театр оперы и балета – уникальный архитектурный комплекс, объект культурного наследия Российской Федерации. Но его можно назвать и памятником жертвам политических репрессий: во время строительства театра были арестованы и расстреляны каменщики, разнорабочие, котельщики, конюхи, инженеры, бухгалтеры. Позднее выяснилось – вина ни одного из них не была доказана.

В 1937 году, во время строительства Новосибирского театра оперы и балета, было арестовано почти полсотни человек. Людей расстреляли без оглядки на классовое происхождение, это были инженеры, бухгалтеры, строители, разнорабочие, котельщики, конюхи и т.д. В 1956 году все они были реабилитированы, в их «делах» не обнаружено никаких доказательств преступлений.

Идея строительства театра как главного элемента комплекса Дома Культуры и Науки (ДКиН) в Новосибирске возникла в 1925 году и совпала по времени с присвоением городу статуса столицы Сибирского края. Здание было заложено в 1931 году и первоначально строилось на основе выполненного в стилистике конструктивизма проекта архитектора Траугота Бардта, также впоследствии репрессированного.

Этот проект с новациями в сценографии, технологической схеме и конструктивных решениях предусматривал формирование «синтетического театра нового панорамно-планетарного типа» с объединением помещений для различного вида зрелищ: цирк, планетарий, кино и т.д.

Начальником строительства был назначен инженер Сергей Полыгалин. Под его руководством были проведены работы по монтажу купола. Когда уже были возведены основные строительные объемы будущего театра, выяснилась, что ряд проектных предложений по экономическим и техническим причинам реализовать невозможно. Был организован новый конкурс по его реконструкции.

Проект группы архитекторов под руководством Бориса Гордеева (с 1932 года работавшего городским архитектором Новосибирска) был признан лучшим и в апреле 1934 года утвержден секретарем Новосибирского крайкома ВКП(б) Робертом Эйхе к дальнейшей разработке.

Маховик репрессий в действии

Однако маховик репрессий в Западной Сибири стал активно раскручиваться, во многом благодаря «кипучей деятельности» Роберта Эйхе. Именно он в 1934 году, во время хлебозаготовок, истребовал от политбюро ЦК ВКП(б) право приговаривать к высшей мере наказания на подведомственной ему территории. В 1937 году Эйхе вошел в «расстрельную тройку» руководителей, вынесшую тысячи смертных приговоров во внесудебном порядке, о чем ранее рассказывал VN.ru.

HE0A6475.jpg

НОВАТ является одной из главных достопримечательностей Новосибирска. Фото из архива VN.ru

Макет новосибирского театра и его проект выставили в 1937 году в советском павильоне на Всемирной выставке в Париже, где он был удостоен высшей награды – Гран‑при. Но местное партийное руководство и управление НКВД не могло обойти вниманием строительство объекта, объявив «вредительством» затянувшиеся сроки сдачи Дома Культуры и Науки.

«В середине 1937 года намечалось полное окончание работ по железобетонным конструкциям, окончание штукатурных работ в зрительной части театра и зала, укладка ступеней в лестницах и установка всех металлических конструкций», – пишут в своем масштабном исследовании строительства здания театра оперы и балета Сергей и Владимир Баландины («Новосибирск: что остается в наследство?», стр. 92, «Новосибирское книжное издательство»).

Однако план строительных работ срывался, прежде всего, из-за плохого материально-технического снабжения. Возникали вопросы к руководству края. И оно быстро нашло виноватых – в 1937 году на стройке обнаружили «группу врагов народа», которая «удачно» вписывалась в дело «заговора» Сибирского филиала белоэмигрантского Русского Общевоинского союза (РОВС), будучи самым крупным политическим делом в регионе, о чем сообщает Алексей Тепляков в своем исследовании «Машина террора: ОГПУ-НКВД Сибири в 1929–1941 г.г.».

фото Михаила Фокина

Фото автора

«В Новосибирской области и Алтайском крае, где были «вскрыты» наиболее масштабные звенья «заговора», осуждения по нему было разрешено проводить безлимитно, началась интенсивная фабрикация дела гигантского «эсеро-монархического» вооруженного заговора, – пишет Алексей Тепляков. – Характерным примером является дело, которое фабриковалось во второй половине декабря 1937 г. 5-м отделением КРО УНКВД. Среди осужденных – бывший подполковник царской армии М. М. Барковский, член Союза писателей М. И. Ошаров, один из руководителей строительства оперного театра С. А. Полыгалин. Схема была отработанной – чекисты находили бывшего царского или белого офицера и «назначали» его руководителем организации, состоявшей из небольших ячеек и подчинявшейся заговорщицкому центру».

Сергей Полыгалин был арестован 15 декабря 1937 года и обвинен в проведении «диверсионно-вредительской работы», а спустя 9 дней расстрелян (в октябре 1956 года дело было прекращено за отсутствием состава преступления).

Президиум крайисполкома снял с работы начальника строительства Болеслава Ержембовича после разгромного закрытого партсобрания. Протокол закрытого партийного собрания парторганизации строительства Дома Культуры и Науки от 31 июля 1937 года по делу начальника строительства Болеслава Ержембовича можно найти здесь.

Коммунисты из крайисполкома договорились до того, что строительство Новосибирского оперного театра якобы изначально было начато с явно вредительскими целями, чтобы заморозить государственные средства на объекте, тем самым вызвав недовольство трудящихся и антисоветскую агитацию.

Позднее Ержембович и еще несколько участников строительства были объявлены «врагами народа», аресты продолжились. «Всего было репрессировано около полусотни человек, – рассказывает корреспонденту VN.ru архитектор и краевед Вадим Петрович Капустин. – Их имена опубликованы в пятитомном сборнике «Книга памяти жертв политических репрессий», автор-составитель которой – Сергей Папков».

В рамках сфабрикованного дела об «агентах кадетско-монархической организации» во главе с техником-конструктором стройки ДНиК Михаилом Махалиным было арестовано 45 человек (дело №348756), которым инкриминировали «подготовку поджога строящегося Дома Культуры и Науки и физическое уничтожение депутатов ВС СССР».

В числе репрессированных строителей ДНиК – люди самых разных профессий, разного социального происхождения: нормировщик Александр Нестеров, главный бухгалтер Владимир Осовский, бетонщик Иван Коломницкий, котельщики Миней Зайцев и Дмитрий Куцин, разнорабочий Роман Кабышев и другие. Большинство из арестованных были осуждены по статьям 58-2, 58-6 и 58-11 УК РСФСР (расстрел с конфискацией имущества). Вся «группа заговорщиков» в 1956 году была реабилитирована.

Главный архитектор строительства Борис Гордеев в 1935 году заболел туберкулезом, что, возможно, «помогло» ему избежать ареста. В 1943 году он умер в 15-й туберкулезной больнице в Новосибирске и был похоронен на Заельцовском кладбище.

Одного из первых архитекторов здания театра Траугота Бардта арестовывали несколько раз. Последний раз – в феврале 1938 года, объявив главным организатором «диверсионно-шпионской группы, работавшей на Германию». Якобы он передавал немецкой разведке важные сведения и даже планировал взорвать Комсомольский железнодорожный мост через Обь. Об этом, опираясь на архивные данные, рассказывает в своей книге архитектор Владимир Пивкин. Вначале Бардта приговорили к высшей мере наказания, но в итоге – к ссылке в Казахстан, где он умер 5 марта 1942 года в возрасте 69 лет.

Комментарии

Похожие новости
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать