«Верни мне дочь, умоляю на коленях!»: что осталось за кадром шоу Малахова

«Верни мне дочь, умоляю на коленях!»: что осталось за кадром шоу Малахова
Виктория устроилась на работу и теперь понимает, что хочет жить ради детей. Фото Алексея Танюшина
Жительница Новосибирска Виктория Гвоздарева пришла на шоу Андрея Малахова, чтобы вернуть свою старшую дочь. В полгода девочка попала в приемную семью, Виктория была наркозависимой. Сейчас биологическая мать 9-летней Маши упала перед опекуншей на колени в студии Андрея Малахова со словами: «Наташа, я тебя умоляю, пожалуйста, верни мне дочь! Дай видеться нам, я умоляю тебя на коленях!»

Опекуны создали для Маши «маленький рай» и каждый месяц получают за нее пособие 23 тысячи рублей. Борьба за девочку развернулась в «Прямом эфире».

шоу 10.10.2019.jpg

Биологическая мать 9-летней Маши упала перед опекуншей на колени в студии Андрея Малахова. Кадр из телешоу «Прямой эфир»

– 9 лет она вообще не интересовалась этой девочкой, а теперь просто пытается ее у меня выдрать, – рассказала опекун Наталья Желендинова.

– То есть ее не волнует, что у ребенка другая семья, что это может сломать ей психику? – задал вопрос Андрей Малахов.

– Нет, не волнует, она как танк прет. Она наркоманка с 12-летним стажем!

Грехи молодости

– Мы поженились с моим нынешним мужем Виктором в декабре 2009 года, а в феврале родилась наша дочь Катя (имена детей изменены - прим. ред.), – рассказала Виктория корреспонденту VN.ru. – Год прожили у моих родителей, потом стали вместе употреблять наркотики. Однажды я утащила из дома фотоаппарат, и родители меня выгнали. Оставили дочку у себя. Ей тогда был почти год.

От своей первой дочери я даже, по-моему, отказ сама писала.

Не было понимания, что ее забирают – она же с папой и мамой живет. Была иллюзия, что я могу в любой момент вернуться и забрать ее.

В то время, как у родителей росла Катя, у нас появилась Маша. Мы также употребляли наркотики, жили на даче у бабушки мужа. Маше было пять месяцев, когда Витю посадили в тюрьму за кражу.

Идти мне было некуда. Родители домой не примут, я с ребенком. И я тогда нашла себе молодого человека, он был из Купино. И вроде новая любовь, я готова жизнь начать с нуля… А оказалось, что мой избранник – алкоголик.

Тем временем в студии

– Она бросила этого ребенка, – рассказывает в «Прямом эфире» опекун Наталья Желендинова. – С наркоманом каким-то познакомилась, а супруг – якобы она говорит, что это родной папа. Но тут уже и утверждать боишься, кто вообще папа?

TAN_4640.jpg

Сейчас Виктория завязала со своей прошлой жизнью. Фото Алексея Танюшина

Виктория Гвоздарева: – В один из вечеров сожитель из Купино меня избил. Приехала полиция, нашла у него коноплю на шкафу, а он пьяный спит. Полиция говорит: «Вы ложитесь спать, мы утром к вам приедем, все опишем». Проснулась от того, что он меня опять бьет. Ребенка забрал, из дома выставил. Сказал: «Зайдешь в дом – я тебя убью». Приехала к родителям вся избитая под утро. Сразу же попросила отца позвонить в органы опеки, сообщить, что у сожителя моя дочка, чтобы они ее забрали. Обратно Машу мне не вернули, а где-то через неделю мне ответили: «Ее нет, ее отдали в приемную семью».

– И вам не сказали, где находится ваш ребенок?

– Нет, не сказали!

– А ваш отец, который звонил опекунам на протяжении первых двух лет, оказывается, знал?

– Отец звонил один раз, потом у него потерялся телефон. Он считал также, что она удочерена, где живет, не знал, у него был только телефон родителей Натальи, потому что они один раз звонили ему на сотовый, и все.

– Вы оставили ее там, вместе с этим человеком? Кто мешал уехать с ней?

– Да, я оставила ее с ним. Он закрылся с ней в доме, полиция сказала: «Мы не поедем на вызов». Ночь. Я не знаю там никого. Случайный таксист, которого я остановила, чтобы помощи просить, оказался из Новосибирска.

Виктория Гвоздарева1.jpg

Виктория со своими детьми. Фото предоставлено Викторией Гвоздаревой

После этого я приезжала в больницу, разговаривала с опекой. Начинает звонить моя мама, которая была алкозависимой. Мама пьяная начинает говорить, какая я ужасная и чтобы ребенка мне не отдавали. И мне просто не отдают ее. Сейчас я понимаю, что не было ни документов, ни ограничения, ни лишения, я должна была взять ее и забрать. На тот момент я ничего не знала!

Материнские чувства

– Я уехала назад в Новосибирск с этим же сожителем, – рассказывает Виктория Гвоздарева корреспонденту VN.ru. – От него у меня родился Ваня – мой третий ребенок. Через девять месяцев после того, как забрали Машу.

Ваню я даже не собиралась рожать, жила с мыслью, что оставлю его в роддоме. В это время я стала общаться со своим мужем, который сидел в тюрьме, и он мне говорит: «Не отказывайся от ребенка, мы его вырастим. Дождись меня, я многое в жизни пересмотрел. Мы жизнь наладим».

Когда Ваня родился, нежелание иметь его сменилось огромной любовью. Ваня мне дал желание жить. Я до этого жить вообще не хотела. Думала, как бы умереть побыстрей.

Я понимала, что умирать не страшно, а когда тебя двое суток подряд бьют – вот это страшно.

С Ваней я поняла – если я его потеряю, то тогда все.

Хочу жить ради детей

В конце ноября 2013 года звонит папа и говорит: «Маму увезли в больницу с инсультом. Приезжай». Мама пролежала в больнице пять дней и умерла.

Старшей дочке 4 года было на тот момент. Асоциальная она была, могла закричать, завизжать, убежать в комнату. В садик не ходила, кормили ее исключительно растворимыми кашами для годовалых детей и макаронами с сосисками. В туалет она не ходила, спала ночью в памперсах.

У меня на руках было двое детей и отец, который ушел в запой. Я в один день бросила пить, курить и с тех пор к этому не возвращалась.

Устроилась на работу. Окончательно разорвала отношения со своим сожителем. Поняла, что не хочу такой жизни. Я хочу жить ради детей.

Возмездная опека?

Муж Виктории после освобождения из тюрьмы прошел ребцентр, семья восстановилась. Зажили нормальной жизнью, работали, воспитывали двоих детей, начали ходить в церковь, обвенчались. 14 января 2019 года в квартире Гвоздаревых раздался звонок.

опекун 10.10.2019.jpg

Опекун 9-летней Маши утверждает, что любит девочку и заботится о ней бескорыстно. Кадр из телешоу «Прямой эфир»

– Папа нам с мужем вечером говорит: «Мне позвонила приемная мама, просила денег, потому что вы алименты не платите». А нас с мужем как током ударило. Одна мысль: «Она не удочерена». Звоню опекуну. Она начинает сразу нападать на меня.

– Да алименты не нам нужны, это ребенку!

– Да я не против, я буду платить, вы мне скажите, вы ее удочерили?

– Нет, мы приемная семья.

Это возмездная опека, человек устраивается в опеку на работу, ему идет стаж, зарплата, пособие на ребенка.

У них в деревне пять домов с приемными детьми!

Андрей Малахов: – Биологическая мама утверждает, что вам нужна девочка как средство зарабатывания денег. 23 тысячи в месяц – неплохие деньги капают вам.

Опекун Владимир: – Мы взяли ее не ради наживы.

Опекун Наталья: У нас вырос сын, мы хотели дочку. Если она нам приглянулась, ну что мы могли сделать? Я ее воспитывала безвозмездно год, мне никто ничего за это не платил. Мы думали удочерить эту девочку, а потом пришла мысль – а почему мы должны ее лишать того, что ей предназначается от государства? Ей предоставят квартиру, у нее будут льготы при поступлении.

– У Виктории реальная любовь, у вас – это коммерческий проект! – сказала в «Прямом эфире» телеведущая Мария Ермошкина. – Ребенок не может быть счастлив в семье, где он является коммерческим проектом!

– Я все понимаю, но девочка добрая, ласковая, воспитанная. Этим кто занимался 9 лет?! – задалась вопросом певица Оксана Казакова.

Решение суда

20 августа суд вернул Виктории родительские права на Катю, а во всем остальном ей было отказано.

TAN_4733.jpg

«Если нам откажут, мы пойдем в Верховный суд, будем подавать новые иски. Я землю с ног на голову переверну, но верну свою дочь в семью», - говорит Виктория. Фото Алексея Танюшина

– Отказали по двум причинам – потому что мы приняли недостаточные действия для того, чтобы восстановить отношения с Машей, и потому, что мы не платим алиментов, – говорит Виктория. – Но опекуны запрещают нам видеться и общаться! Что касается алиментов, то я не являюсь должником. Опекун Наталья Геннадьевна никогда не предъявляла исполнительный лист. Стоило больших усилий добиться от нее номера счета, на который я могу переводить деньги. Мы намерены обжаловать решение суда. Если нам откажут, мы пойдем в Верховный суд, будем подавать новые иски. Я землю с ног на голову переверну, но верну свою дочь в семью.

P.S. Меж тем, тест ДНК показал, что биологическим отцом 9-летней Маши, вопреки сомнениям опекунов, действительно является Виктор Гвоздарев.

Читайте также: «Пусть говорят»: тайны со съемочной площадки.

Комментарии
  • Юлия
    11:14:00 11.10.2019
    однозначно девочке нужно остаться в приёмной семье, не портите ребёнку психику, у неё уже есть мама с папой, а биологической матери нужно её забрать лишь для того, что бы не платить алименты
  • Людмила
    09:28:22 17.10.2019
    наркоманы бывшими не бывают
Комментировать
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент