«Вдвоем легче» – восемь лет счастья супругов-колясочников

«Вдвоем легче» – восемь лет счастья супругов-колясочников
Евгений и Катя живут вместе восемь лет, и заболевания тому – не помеха. Фото Алексея Танюшина
Евгений Демешко и Екатерина Васильева передвигаются по квартире на инвалидных креслах. Живут без штампа в паспорте, считают, что он им не нужен. Они вместе с 2011. У нее – болезнь Бехтерева, у него – рассеянный склероз.

Романтика, и конфликты, и мечты – все есть в их семейной жизни. Познакомились в больнице. Он еще мог ходить, она уже была в инвалидной коляске. Ей было 32 года, ему – 41.

Утром, открыв глаза, Евгений спрашивает у Кати, что она будет на завтрак.

– Я могу приготовить омлет или кашу, но порезать хлеб или овощи одной рукой очень тяжело, а левая рука у меня практически неподвижна, – говорит Евгений.

Сейчас завтраки готовит Женина мама, которая живет отдельно от них в своем доме в Криводановке. Самостоятельно готовить в связи с болезнью ребятам трудно, поэтому им приходится оплачивать еще и услуги приходящего помощника по кухне, готовящего обед и помогающего вечером.

– Ну а я могу за кошкой убрать, – добавляет Катя.

фото Алексея Танюшина

На фото в рамке Катя и Евгений в самом начале их отношений 

Перебраться с кровати на кресло они сами не могут – утром ждут, когда придет помощник – тоже за плату. Как-то раз не нашлось человека, чтобы Катю поднять, и она пролежала на кровати до пяти часов вечера. «Проблема в туалете. Я могу и перетерпеть, но это ненормально», – комментирует супруга. Еще прошлой весной Евгений мог поднимать Катю сам. Она подъезжала к туалету, следом подкатывался он, перешагивал внутрь и пересаживал ее с коляски. Но настал день, когда его сил не хватило.

Сейчас Евгений не выходит из дома и относится к этому спокойно. Кате же иногда, хотя бы несколько раз в месяц, удается отправляться на прогулку – помогают ребята из православной церкви, которые приезжают из Новосибирска. Они на руках спускают Катю с коляской с пятого этажа на первый.

«Я в кресле поехала к нему знакомиться»

– Я не хотела ложиться в больницу, – вспоминает Катя, – мама заставила. Так плохо стало. Я не хотела никого видеть. Мне было скучно, одиноко. «Вот, смотри, хороший мальчик сидит, читает книжку, – сказали мне. – Иди и познакомься». И я в кресле поехала к нему знакомиться.

Потом Катя познакомила Евгения с мамой. После больницы созвонились, и он приехал к ней в гости. Вспоминают, как гуляли вдвоем по центру города. Она в коляске, он на ногах. Как он покупал ей малину и клубнику на рынке. Через два месяца после знакомства они решили жить вместе.

фото Алексея Танюшина

За восемь лет совместной жизни Катя и Евгений стали родными людьми

– Я Кате сказал: «Приезжай ко мне на неделю, если понравится, оставайся», – вспоминает Евгений.

Катя приехала – и осталась. Поняла, что он и есть тот самый, жених мечты, избранный для нее свыше.

– Я три года молилась за мужа. Просила, чтобы был красивый, высокий, умный. И чтобы звали Женя – как мою первую любовь. Евгений – значит благородный. Благородства всегда не хватает. Последнее, о чем я думала, – цвет волос. Каштановый или темный. Получилось каштановый, – улыбается Катя.

Мама – балерина, папа – тенор

Катя родилась в семье артистов Оперного театра. Мама – балерина, папа – тенор, солист Новосибирской оперы, выпускник Ленинградской консерватории. Известные в городе люди. Вся жизнь Кати проходила в центре Новосибирска.

– Я ничего другого, кроме центра, и не видела, – говорит она. – Я привыкла к другой жизни, к поездкам с родителями на гастроли. Любила совершать крупные покупки в больших магазинах, вкусно поесть. Трудно было от всего этого отказаться.

фото Алексея Танюшина

В их квартире живет белый глухой кот-альбинос

В трехкомнатной «хрущевке» Евгения в Криводановке Кате сразу же захотелось сделать ремонт. Пришлось нанять рабочих, постепенно жилище преобразилось. Наполнилось уютом, который может привнести только женщина. Но Катя с трудом привыкала к жизни на новом месте.

Разница в привычках не мешала влюбленным быть вместе. Евгений по-прежнему гулял с Катей, уже по Криводановке, не обращая внимания на посторонние взгляды. Показал ей школу, которую он окончил. «Для меня было большим удивлением то, что я, сидячая в коляске, ходячему нравлюсь», – говорит она. Он добавляет: «Мне всегда было на это абсолютно фиолетово, что люди подумают, меня никогда не волновало».

Болезнь Бехтерева

– Шоркать ногами я начала в 19 лет, а падать, когда мне было 24 года, – рассказывает Катя. – Под машину упала, под троллейбус, под грузовик. Просто шла, шла и упала. Помню момент, когда я сказала, что мне страшно идти одной по улице. Просила: «Помогите перейти дорогу, я боюсь». Потом начала бояться ездить в метро. Меня милиция встречала и провожала…

фото Алексея Танюшина

Катя – творческая личность, она очень ценит свободу

Родители Катю очень любили и с детства говорили ей, что она самая лучшая и красивая девочка на свете. В планах было поехать в Турцию, выучив язык, поплавать с акулами, но… однажды она услышала диагноз – болезнь Бехтерева.

Несмотря на начавшиеся в юности проблемы с ногами, Катя окончила Театральное училище, работала мим-актрисой в Оперном. Но болезнь прогрессировала, и к 29 годам она оказалась в инвалидной коляске.

Катя говорит, что заболевание никак не повлияло на ее образ жизни – она продолжала ходить, куда захочет, а помогали ей в этом многочисленные друзья. И сегодня девушка благодарна им за поддержку на протяжении трех лет, до того, как в ее жизни появился Евгений.

Рассеянный склероз

До инвалидности Евгений перепробовал множество занятий, учился в НЭТИ, Юридическом, Литературном институтах, но ничто не заинтересовало. Незадолго до болезни пришел работать в логистику. За плечами у него был брак, в котором родился сын. Казалось, еще столько можно успеть, но неожиданно жизнь нанесла ему сильный удар.

фото Алексея Танюшина

Евгений – человек спокойный и рассудительный

– Первая ситуация была в парилке, мне стало плохо, – рассказывает Евгений. – Вытащили на улицу, посидел, отошел. Потом еще раз в парилку зашел – опять волна на меня покатила. Выбежал оттуда и больше не пошел.

При таком диагнозе человек может очень быстро слечь. Но это не самая страшная угроза.

фото Алексея Танюшина

Евгений много читает, чтобы тренировать память

– При рассеянном склерозе очень часто развивается слабоумие, оно, как правило, связано с тем, что человек перестает тренировать мозг. Физически я ничего не могу сделать, но могу свои умственные способности контролировать, – поясняет Евгений. – У меня есть несколько тренингов на развитие. Но ощущение, что могу «схлопнуться», не покидает постоянно…

Вместе вопреки

– Я тебя все равно не брошу, – говорит Катя. – Ничего у нас не изменится из-за того, что он поднять меня не может. Нужно прожить вместе, а потом все смогут так сказать. Была мысль по поводу Дома инвалидов. Это кажется, что легко взять и уехать, а на самом деле тяжело. И Господь, видимо, не хочет… – говорит Катя. – Даже если бы я хотела, у меня бы не получилось.

фото Алексея Танюшина

Катя часто улыбается, ей незнакомо отчаяние

Живут супруги на две своих пенсии, помогают родители, делают пожертвования их друзья и знакомые. Нужна помощь как физическая: для поездок в больницы или для посещения каких-то мероприятий, так и материальная — для оплаты помощников, реабилитации. Для неравнодушных к их ситуации людей существует группа «Вконтакте».

– Вдвоем легче, – считает Евгений. – Мне всегда кажется, что Катя начнет поспокойней реагировать на происходящее после очередного эмоционального всплеска. А у Кати перемены настроения – как ветер в мае. Сейчас она на все обижена и кричит, а через пять минут успокоится, и все будет хорошо. Когда ее в прошлом году в больницу положили, мне было неуютно, я чувствовал одиночество.

Мечты о переезде

За завтраком она пьет кофе, а он рассказывает ей что-нибудь интересное. В это время они вместе, а потом каждый займется своими делами.

– Я люблю, когда он мне что-то рассказывает. Муж у меня такой умный, он никогда не говорит глупостей, – делится Катя.

фото Алексея Танюшина

Спускать Катю на коляске с пятого этажа на первый без лифта трудно

В их уютной квартире, которую дважды в неделю прибирает соцработник, – у каждого свой уголок. Есть у ребят и глухой белый кот-альбинос. Есть то, с чем им труднее всего смириться. Для Кати это – несбыточные мечты и желания, а для Евгения – неопределенность в лечении, ведь лекарства врачи ему предложить не могут. Для поддержания физической формы ему рекомендован бассейн, а в Криводановке бассейна нет.

фото Алексея Танюшина

Каждый выход на улицу для ребят – это праздник

Катя и Евгений сами верят в Бога, исповедуются и причащаются. У Кати есть духовник – отец Андрей Ромашко, настоятель православного храма в Краснообске. Она для него «телефонное чадо». Катя и отец Андрей – родственные души: у обоих отцы – известные в Новосибирске театральные деятели.

В планах у ребят – снять квартиру в доме с лифтом и пандусом в Новосибирске, чтобы можно было выходить на улицу без затруднений. Конечно, вопрос упирается в финансы, но в мегаполисе больше возможностей для реабилитации. И он, и она надеются, что в Новосибирске их жизнь хотя бы немного изменится к лучшему.

Комментарии
  • Сергей
    09:11:00 25.06.2019
    Очень интересная, нетипичная история, жаль, что вот так, люди в нужде, на колясках и 5 этаж((, конечно тут любой выход на улицу будет праздником. Вообще, читаешь и как то все проблемы и трудности на их фоне уже и не проблемы вовсе, начинаешь понимать, что есть те, кому реально тяжело и они же не отчаиваются, ещё и улыбаться могут и мыслить позитивно, мечтать! Очень ободряет это, помогает задуматься, по другому посмотреть на свою жизнь. Спасибо, что освещаете такие истории, пусть люди видят, что счастье возможно даже тогда, когда очень тяжело, что не нужно никогда опускать рук и падать духом!
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент