В Сибири не было войны...

В Сибири не было войны...
Анна Александровна Федотова.
В год 75-летия Великой Победы нужно рассказать и о тех людях, которые защищали Родину не с оружием в руках, а ковали Победу в глубоком тылу. Здесь не взрывались снаряды, не свистели пули, но тяжелый физический труд и порой невыносимые условия были не легче военных. Без надежных тылов, обеспечивающих фронт всем необходимым, не было бы и долгожданной Победы!

Труженик тыла. Что стоит за этим словом? Сегодня мы все чаще обращаемся к судьбам тех, на чьи плечи выпала тяжелая работа на колхозных полях, фабриках и заводах, расположенных вдали от линии фронта.

Сибирь в годы войны была надежным тылом. Сюда эвакуировали крупные фабрики и заводы, здесь «ждали» мирной жизни полотна великих художников, привезенные из знаменитых картинных галерей Москвы и Ленинграда. Сюда приходили эшелоны с эвакуированными людьми: женщинами, детьми, стариками, спасавшимися от бомбежек и обстрелов. Но никто не мог спастись от голода, лишений, тяжелой работы.

Военное детство

Аня Федотова родилась в крестьянской семье, где кроме нее были две младшие сестренки. Когда началась война, девчонке было всего десять лет. И началось ее военное детство…

В селе Алексеевка Чулымского района всех собрали на площади возле колхозной конторы и объявили, что началась война! Провожали на фронт колхозников с этой же площади. Женщины голосили, плакали дети, еще не понимая, что многие видят своих отцов и братьев в последний раз.

В колхозе на тот момент был всего один гусеничный трактор и одна полуторка. И тракториста, и шофера забрали на фронт вместе с техникой. Лошадей, которые покрепче, тоже угнали табуном. В колхозе остались быки, да старые кобылы, на которых разве что хворост из леса можно было привезти. И начались будни тыловой военной жизни…

Перед бедою все равны!

В первую военную зиму Аня уже работала в колхозе. Мыла полы в конторе. Приходилось еще и за младшими присматривать. В Алексеевку привезли эвакуированных. Украинцы, белорусы, немцы, калмыки, жители блокадного Ленинграда ютились в сельских избах вместе с голодными и изможденными работой сибиряками. Жили дружно и помогали, чем могли. Перед общей бедой все были в равных условиях…

Девчонки вязали носки и рукавички и отправляли на фронт, а сами бегали босые и полураздетые. Собирали последние копейки, покупали на эти деньги пряники и тоже – на фронт.

Техники в колхозе не осталось, все тащили на своем горбу. Пахали на быках, сеяли вручную: «Наденешь на шею мешок и ходишь, разбрасываешь зерно с раннего утра и до поздней ночи. По пластам распаханного поля ходишь босиком, все ноги издерешь. Они не успевали заживать. А потом запрягаешь в борону бычка и опять в поле!» Однажды бычок лег на пашню, и ни в какую не поднимается. Аня его лозой по бокам, а он дергается, но встать не может. Животина-то тоже изможденной была, измучена работой. Встала она перед ним на колени, обняла его за мордочку, а сама ревет и приговаривает: «Рябчик! Миленький! Прости! Я знаю, что тебе больно, но с меня ведь тоже спрашивают!» Увидел ее бригадир, поднял. А на этом бычке потом пришлось возить и сено, и солому, и дрова: «Сильные морозы были и буран, а выходных дней в войну не было… Запрягаешь бычка и едешь в лес по бездорожью. Начинаешь рубить деревья, а топор из замерзших рук падает, не держат его пальцы… Разогреешься от тяжелой работы, нагрузишь полный воз, пустишь бычка, а сама идешь за ним по санному следу, не отстаешь: света белого не видно! А у животины чутье есть: без дорог домой придет. Пока до села доберешься, несколько раз бычку мордочку от сосулек ототрешь голыми руками. А в округе волков полно! Едешь за дровами и не знаешь: вернешься или нет», — вспоминает сегодня Анна Александровна.

Впроголодь и с общим горем…

С едой во время войны было плохо. Картошки до следующего урожая не хватало. Наелись в войну и травы, и откровенной дохлятины.

Девчонкам некогда было следить за своим внешним видом, порой сил не было умыться. Но все равно все были красавицами и мальчишкам нравились! Летом под солнцепеком и ветром — на прополке полей. Лицо обветрело, руки потрескались... Техники не было: и молочай, и осот, и сурепку на полях дергали вручную. Так болели руки от этих колючек! Пальцы не разгибались! А утром опять на прополку!

Отец Ани умер в госпитале в Мурманской области. Там и похоронен лейтенант Федотов Александр Васильевич. Вскоре пришла похоронка и на маминого брата – Быструхина Алексея Ивановича. Он погиб под Ленинградом.

Так судьба сложилась…

Окончилась война, и нужно было восстанавливать народное хозяйство. Возводились новые заводы. Поднималась целина. Анна Александровна вместе со своей сестрой тоже стали целинницами.

Жизнь шла своим ходом теперь уже под мирным небом. Росли дети и внуки. И радости, и горести встречались на долгом трудовом и жизненном пути.

Судьбой уготовано было рано овдоветь. Судьба же привела Анну Александровну в наш город Обь.

Вот и живет она девятый десяток, выполняет завещание мужа: жить проще и добрей, ведь доброта спасет мир! Не гоняться за достатком, не завидовать и беречь святую русскую землю!

логотип победа

Материал опубликован в газете «Аэро-Сити» №31 от 30 июля 2020 года.

Комментарии
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать