Как в Новосибирске создавалась стоматологическая помощь

Как в Новосибирске создавалась стоматологическая помощь
Журналисты «Советской Сибири» побывали в гостях у первого в истории мегаполиса главного стоматолога Новосибирска Нины Савченковой. Фото Алексея Цилера
Недавно в Новосибирском доме документального кино раздался звонок. Мужчина, живущий в Швейцарии, обратился с просьбой отыскать среди тысяч сюжетов киножурнала «Сибирь на экране» ролик о его любимой бабушке.

Так ожила история о самом первом в истории мегаполиса главном стоматологе Новосибирска Нине Савченковой. Журналисты «Советской Сибири» побывали в гостях у этой замечательной 90-летней женщины, заслуженного врача РСФСР, почетного члена Всероссийского и Всесоюзного научных обществ стоматологов, и узнали историю, ставшую судьбой целого направления медицины.

Нина Михайловна родилась в 1928 году в Белоруссии, в Бобруйске. Папа рано научил ее читать, писать и считать. В первом классе она отсидела всего неделю, а в следующий понедельник ее привели уже во второй класс. Роковой 1941 год 12-летняя девочка встречала в Брестской крепости вместе с мамой и младшей сестрой, куда они приехали по приглашению родной тети, супруги военного летчика.

— Папа в это время находился в Литве, но вскоре от него пришел вызов, и мы уехали к нему, — рассказывает собеседница, перебирая семейные фотографии.

«Мама упала на нас, защищая собой»

Начало войны застало девочку в Каунасе. В то утро они с сестренкой ждали возвращения папы с дежурства, чтобы вместе пойти гулять.

— Мама нас нарядила, завязала бантики. Вдруг вбегает папа, шепчется с мамой, она собирает какой-то чемоданчик, и мы бежим на вокзал. Под Каунасом той ночью разбомбили наш аэродром. Папа организовал поезд для эвакуации семей военных и прибежал за нами. Но мы не успели — поезд ушел. Папа простился с нами и отправил на машине на следующую станцию. Помню, стоит поезд, а перрон пустой. И вдруг раздается команда: «По вагонам!» И откуда-то хлынул народ: в халатиках, в тапочках, с маленькими детьми! Я нашла писателя, который еще маленьким мальчиком был в этом поезде тоже, — вспоминает Нина Михайловна.

стоматолог фото Алексея Цилера

Спустя несколько дней в родном Бобруйске Нина впервые увидела фашистов.

— Подружка, девочка из еврейской семьи, сказала: «Говорят, роддом разбомбили. Давай посмотрим?» — вспоминает женщина события почти 80-летней давности. — Мы бежим по улице и видим — стоит стена из людей. Пролезли вперед — что там такое? Ведут колону пленных немцев наши красноармейцы с ружьями со штыками. И, вы знаете, все это в гробовом молчании. Той же ночью мы с мамой и тетя Таня со своими детьми сели на открытую платформу поезда и поехали. Я помню то утро — такой лес красивый, солнце всходит! И вдруг — вражеские истребители. Спускаются низко и стреляют. Мама упала на нас, закрывая собой, тетя Таня — на своих детей. Год мы прожили в Сталинградской области и потом отправились через всю страну на Дальний Восток, к папе.

В этом путешествии Нина Михайловна Савченкова и оказалась проездом в Новосибирске. Короткая встреча с сибирским городом в 1942 году сыграла определяющую роль в том, что потом она приехала сюда дипломированным специалистом и практически с нуля создала систему стоматологической помощи. Но об этом чуть позже.

«Боялась, что Сталин не дождется»

Врачом Нина Михайловна стала, по ее собственному признанию, совершенно случайно. О том, что есть такая профессия, она долго даже не догадывалась: в семье не болели.

— Я только помню один раз, как к нам приходили прививки делать. Мы с сестренкой маленькие были, — смеется доктор. — Нас поставили, сделали укол, и почему-то мама дала нам по кусочку мяса. Наверное, чтобы успокоить, чтобы мы не ревели.

В школе Нина училась хорошо. Но о будущей профессии не думала. Когда на последнем уроке в выпускном, десятом классе классный руководитель об этом спросила, она почему-то сказала: «Хочу быть врачом». Откуда, почему?! Дома рассказала об этом папе, а он поддержал: «Ну вот, поезжай в Москву, к дедушке». Она так и сделала. Все годы учебы в Московском стоматологическом институте жила с дедушкой и бабушкой в большой комнате коммунальной квартиры на знаменитом Большом Каретном.

— У нас был удивительный ректор — Александр Иванович Евдокимов, — со слезами на глазах вспоминает врач. — Он вышел из деревни, из небогатой крестьянской семьи. Очень образованный, профессиональный, в трех войнах участвовал как хирург и как организатор хирургической помощи. Человек огромного масштаба и вместе с тем теплый и близкий. Как мы его любили и как он нас любил!

Будущий главный стоматолог Новосибирска окончила вуз с красным дипломом в 1951 году. Еще был жив Сталин. Ветеран здравоохранения вспоминает демонстрации на Красной площади, где она не раз видела вождя.

— В первый раз я очень переживала, что наша колонна студентов института идет в конце парада и поэтому Сталин нас не дождется и уйдет, — улыбается Нина Михайловна. — Но он никуда не ушел, махал нам с трибуны Мавзолея. После этого меня выбрали в команду физкультурников, колонна спортсменов всегда шла за военными, в начале парада. Тут уж я не переживала.

В год смерти Сталина, летом 1953 года, молодой специалист Нина Федотова приехала в Москву из Пятигорска, где работала после распределения, и вышла замуж. Тогда же ей довелось увидеть первых лиц государства, можно сказать, просто на улице — в те времена это было вполне реально.

— У меня не было недостатка в поклонниках, но я остановила выбор на юноше, с которым познакомилась еще во время учебы в Москве. Институт стали и сплавов, в котором он учился, был совершенно шикарный. Студенты жили в двухместных комнатах в общежитии, в институте проходили замечательные вечера для молодежи. Мой избранник был блестящим молодым человеком — всегда хорошо одет, наглажен, играл на музыкальных инструментах, веселый, умный, добрый. Я приехала в отпуск, мы встретились и пошли в парк на выставку. И вдруг открывается дверь и знаете кто выходит? Хрущев и все первые лица правительства…

Новосибирск — теплый город

Новоиспеченному выпускнику института стали и сплавов предложили несколько городов на выбор, где его ждали как молодого специалиста.

стоматолог

— Это я посоветовала мужу выбрать Новосибирск. На то была причина, — признается доктор. — В 1942 году мы с мамой и сестренкой добирались к папе на Дальний Восток. Влезали в какой-нибудь поезд, любой, грузовой, лишь бы он шел на восток, и ехали. Последний перед Новосибирском состав вез людей из Ленинграда. Какие они все были больные! В Новосибирске нам сказали пройти санобработку. Мы помылись в бане, наши вещи прожарили, и в первый раз за все время мама закомпостировала билеты на пассажирский поезд. Мы сели в поезд Москва — Владивосток, в настоящий вагон! Три места! Соседкой оказалась местная девушка-педагог. Ее мама зажарила для нее курицу в дорогу, яиц наварила, и девушка нас подкармливала. Этот город навсегда запечатлелся как волшебство, тепло, доброта среди жестоких, грубых, страшных впечатлений войны. Встретившись с ним навсегда спустя 11 лет, я не была обманута в своих ожиданиях — стояла такая теплая, красивая осень! Я была счастлива.

В 1953 году новосибирцы даже не слышали такого слова — «стоматолог». «Зубной врач» — куда понятнее и ближе. Да и в системе здравоохранения таких врачей было крайне мало. Нине Михайловне с ее дипломом даже сказали, что не нужны такие специалисты. Специализированных стоматологических поликлиник в помине не было. Она устроилась в горбольницу № 23.

— Я была первым в Новосибирске врачом по заболеваниям слизистой оболочки рта и пародонта. Как много тогда было людей с язвами, с пузырчаткой, нарывами миндалин, заболеваниями, которые проявлялись язвами, — сифилисом, туберкулезом, раком! — говорит Нина Михайловна.

Пневмопочта для стоматологов

Техника, инструменты, материалы у стоматологов того времени тоже были не столь совершенны, как сейчас.

— Бормашины у нас были электрические. Не тысячи оборотов, но все же. Не то что самые первые — их ногами приводили в движение, как швейную машинку. О, я такие не застала! — смеется врач и добавляет, что 60 лет назад не было и таких эффективных, как сейчас, обезболивающих, поэтому дети кусали не раз. Но самое главное — сама организация зубоврачебной помощи требовала серьезных перемен.

— Нам, врачам, никто не помогал. У лора, окулиста была медсестра, а у нас нет. Вся помощь — санитарка плевательницу ополоснет. Мы сами мыли инструменты, стерилизовали. Лечебный и хирургический прием шел в одном кабинете. Представляете, гнойники такие вскрываешь, и тут же детей принимают. Я выступила на проф­союзном собрании. Потихоньку ситуация исправлялась — дали сестру, выделили хирургический кабинет. Я страшно любила свою профессию. И люблю до сих пор. Если б не любила, я бы такого не натворила…

стоматолог

В мае 1959 года в областном центре открыли первую стоматологическую поликлинику, и Савченкова стала ее главным врачом.

— Сколько я боролась за эту поликлинику, доказывая, что она вообще нужна! Заведующий гор­здравотделом был на моей стороне. Первая стоматология находилась на улице Котовского, 7. Не очень удобно, но люди приезжали со всего города. Регистраторы у нас были очень вежливые. Когда им звонили, они говорили: «Здравствуйте. Вас слушает регистратор такая-то», — вспоминает врач.

Поликлиника была уникальной. Маленькая, 360 квадратов, десять врачей. Для того чтобы быстрее обслуживать пациентов, заведующая внедрила… пневмопочту. Поэтому никто не бегал по коридорам с карточками. Регистратор записала пациента — и через мгновение его история болезни в кабинете у врача.

Стоматолог организовала и помощь пациентам с острой зубной болью в выходные и праздничные дни, а также ночью. Ведь поначалу такого просто не было.

— Приходя утром на работу, я видела: один перевязан какой-то косынкой, другой бутылку с горячей водой у щеки держит, — говорит Нина Михайловна. — Что же делать? Врачей мало. Как организовать дежурство в выходные? И тогда мы сократили смену на один час. За несколько месяцев набегает рабочий день. С этого и начали. Потом открыли пункты неотложной помощи для жителей левого и правого берега. Я очень благодарна тем врачам, которые тоже хотели изменить ситуацию. Очень помогало их человечное отношение к людям, любовь к профессии, желание учиться. У нас единая семья была.

«Страшные» кабинеты — школьникам

Постепенно стоматологические поликлиники открыли во всех районах города. В 1961 году Нину Михайловну Савченкову выбрали депутатом райсовета, а в 1975-м — областного Совета народных депутатов, в 1980-м она возглавила комиссию по здравоохранению. Ее стремление сделать людей более здоровыми хотя бы в той области, в которой она знала все, не ограничилось только поликлиниками.

стоматолог

Нина Михайловна Савченкова много лет сотрудничала с нашей газетой. Как рассказала Людмила Сасса, старейший журналист «Советской Сибири», в прошлом заведовавшая в газете отделом по работе с органами государственной власти и самоуправления и освещавшая все сессии облсовета, главный стоматолог Новосибирска не раз публиковалась в газете. Про просьбе редакции Нина Михайловна рассказывала о проблемах общества, о задачах, которые решаются, о новом, что создано в городе

— В каждой школе мы организовали стоматологические кабинеты. Я изменила меню школьных буфетов, где детей кормили сладостями. Нажила врагов — очень не нравилось, что вмешиваюсь. Кабинеты появились в пионерских лагерях, и тоже сначала некоторые говорили, что не нужно. Открыли стоматологические кабинеты на заводах. Я изучала показатели уровня заболеваемости у детей и взрослых. Учили детей и взрослых профилактике. В поликлиниках сделали кабинеты полости рта. Щетку принесли в детский сад, чтобы маленьким показать, как пользоваться. Помню, щетка была вот такой длины — не каждый взрослый в рот поместит. В конце пятидесятых не у всех людей были зубные щетки. Я везде влезала. Но надо сказать, тогда не было бюрократии такой, все быстро делалось. Мне кажется, сейчас вряд ли удалось бы так много реализовать, — говорит Нина Михайловна.

газета фото Алексея Цилера

С подачи главного стоматолога Новосибирска выяснили уровень фтора в питьевой воде мегаполиса. И оказалось, что он ниже нормы. Правда, не получилось решить проблему в масштабах города, но один из крупных заводов Новосибирска в Дзержинском районе, снабжавший часть населения питьевой водой, стал вводить в нее фтор. Ассортимент зубных паст, продававшихся в новосибирских магазинах, тоже не ускользнул от внимания Савченковой. Она обратилась в управление торговли и рассказала, что фабрики уже выпускают гораздо лучшую продукцию, а знаменитый зубной порошок, почитаемый населением, — абразивный, вредит эмали.

— У нас в Новосибирске был очень высокий уровень стоматологической помощи, не сравнить ни с одним городом Сибири, — убеждена Савченкова. — Одиннадцать стоматологических поликлиник, училище, готовившее специалистов среднего звена — зубных врачей и зубных техников, в 1978 году в медицинском институте факультет стоматологический открылся. Это было очень сложно. Вообще, наш город был центром — к нам присылали все новое, что появлялось в стоматологии. Внедряли, например, лазеротерапию — Из Московского НИИ стоматологии приезжали с этим только к нам. Все заведующие кафедрами Всесоюзного института усовершенствования врачей побывали у нас. Это все мои однокурсники или выпускники моего родного института. Мне они очень помогали. А вообще я встречала очень-очень много добрых людей, которые чужую боль воспринимали как свою. Поэтому у нас многое получилось.

Опубликовано в газете «Советская Сибирь» №8 от 20 февраля 2019 года

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент