Малый и средний бизнес не выживет в случае нового локдауна

Малый и средний бизнес не выживет в случае нового локдауна
Фото Аркадия Уварова
Малый и средний бизнес не выживут, если вновь ввести жесткие ограничения работы предприятий. При этом малое и среднее предпринимательство – самый крупный работодатель и значимый плательщик налогов в Новосибирской области.

2,5 млрд рублей налоговых поступлений может недосчитаться бюджет Новосибирска из-за ограничений работы предприятий в период пандемии COVID-19, а бюджет области недоберет по налогам порядка 15 млрд рублей. Региональный минпромторг сообщает о закрытии 8 тысяч компаний. Негативные тенденции в сфере малого и среднего бизнеса стали основной причиной снижения деловой активности. По данным исследования, в сентябре 2020 года индекс RSBI снизился до отметки 46,6 пункта, что говорит о неустойчивом положении малого и среднего бизнеса на фоне возможных ограничений, связанных со второй волной коронавируса.

«Структура региональной экономики такова, что в сумме малое и среднее предпринимательство – самый крупный работодатель и значимый плательщик налогов», – подчеркнул губернатор Новосибирской области Андрей Травников на недавнем совещании в правительстве.

Напомним, многие предприятия малого и среднего бизнеса во время первой волны пандемии COVID-19 были закрыты на период от трех месяцев до полгода. Сфера услуг пострадала из-за введенных мер сильнее всего. По расчетам регионального министерства экономики, из-за пандемии Новосибирская область недополучит 8% или около 100 млрд рублей доходной части. Из них около 50 млрд рублей недополученных доходов – от сферы услуг.

«Такой результат – существенный удар по инвестициям в отрасль. Экономика Новосибирской области более диверсифицирована и сильнее завязана на сфере услуг. По этому показателю она приближена к развитым западным экономикам, поэтому просела сильнее, чем в промышленных регионах», – прокомментировал министр экономики Новосибирской области Лев Решетников. При этом индекс официально зарегистрированной безработицы в регионе составил 4,7 – выше, чем в среднем по России и Сибири.

По словам министра, 60-70% компаний из пострадавших отраслей получили меры господдержки, что позволило сдержать волну сокращений персонала – это было одним из условий получения господдержки.

Однако из-за развития второй волны COVID-19 оперативный штаб принял решение с 26 октября ограничить работу организаций общественного питания и ночных клубов – они не будут работать с 24.00 до 8.00. Исключения составил только общепит в аэропортах, вокзалах и гостиницах.

Сторонники радикальных мер борьбы с пандемией предлагают вновь закрыть предприятия малого и среднего бизнеса на неопределенный срок.

Смогут ли перенести еще один локдаун предприятия малого и среднего бизнеса? Свой взгляд на развитие событий и о последствиях ввода новых ограничений работы предприятий, корреспонденту VN.RU рассказали представители малого и среднего бизнеса.

Совладелец ресторанов «Библиотека» и «Рэсторани» Наталья Ильина:

«Сейчас в ресторанах падает выручка – количество клиентов из-за пандемии сокращается. Идет небольшой рост доставки, но если сейчас ресторанам работать только на доставку – то для большинства это смерть, у нас уже нет предела прочности. Два месяца лета, которые мы активно работали после нескольких месяцев простоя (с конца марта до июля рестораны не работали – прим. ред.) – помогли только чуть восполнить потери, когда мы были закрыты. Это не помогло нам скопить подушку безопасности. Сейчас очевидно – мы в нынешнем режиме борьбы с пандемией будем жить до весны как минимум. Закрывать все на полгода – это просто убивать бизнес. А «убитый» бизнес – это убитые зарплаты людей.

На самом деле в данный момент наше общество вполне себе саморегулируется относительно ковида. Многие болеют, кто-то боится заболеть и сидит дома. Сейчас сократили время работы ресторанов и кафе до 24.00, при рекомендации Роспотребнадзора – до 23.00. Пока наш регион держится в режиме работы до 24.00. Это отсекает ночные клубы, где большое количество алкоголя и соприкосновения людей. Но это позволяет ресторанам и кафе спокойно работать, а это огромный пласт бизнеса.

И, как сказал один мой гость, если хочется закрыть что-то реально опасное, хорошо бы начать с метро и огромных продуктовых.

На мой же взгляд, самое разумное, что сейчас можно сделать, это позволить всем работать и проверять соблюдение в сфере общепита всех антиковидных санитарных норм».

Соучредитель CROSSBOX KONTORA Евгений Чижевский:

«Меры по ограничению работы предприятий малого и среднего бизнеса в нынешних условиях – ни к чему (хорошему) не приведут точно. Как люди в других местах собирались – так и будут собираться, как кто-то работал – так и будет работать, это не пресечь. Сейчас таких людей гораздо больше, потому что финансовая ситуация намного хуже, чем она была в марте-апреле. Трафик людей упал примерно на 30% относительно того, что мы имели до пандемии».

Генеральный директор ГК «Конквест» Олег Ионко:

«Ресурсы отрасли – как сообщающиеся сосуды: те люди, которые останутся без работы в ресторанах, окажутся на улице. И если по первой волне COVID-19 у людей был шанс перейти в соседние отрасли, то сейчас таких шансов будет значительно меньше.

В целом я считаю – сальдо отрицательное: те отрасли, которые в плюсе, их меньше, чем тех, которые в минусе. Соответственно, рабочих мест будет меньше. Если будет предпринят крайний сценарий и отрасль закроют – то ряды безработных пополнятся. А это молодые люди, все с ипотекой, живущие одним днем, у них нет запаса прочности. Мы это уже проходили – у нас был длинный 120-дневный локдаун, мы все ресурсы уже потратили. Надо отдать должное – государство дало хорошую поддержку, но это была максимум треть эффекта. Две трети рестораторы изыскивали сами, треть – государство. Да, это важно, но это не спасение. Попытки ограничить работу малого и среднего бизнеса оцениваю крайне отрицательно».

Собственник, директор скалодрома «Твоя высота» Ольга Анисимова:

«У меня спортивный бизнес. Я состою в чате, где представлены фитнес-центры Новосибирска, многие после весны-лета закрылись, позиция у всех одна – в случае новой остановки работы нашей сферы те, что еще остались, не выдержат. У всех аренда, и у меня в том числе, многих арендодатели выгнали. По аренде никаких послаблений не было. У меня есть долг. Если сейчас нас закроют, то мы уже не сможем возобновить работу.

У меня сохранился состав сотрудников. А у многих еще и люди разбежались, потому что сфера фитнеса простаивала пять месяцев – спортивную индустрию открыли в самую последнюю очередь.

Представители спортивного бизнеса встречались с региональным министром промышленности и торговли. Мы говорили ему, что мы не сможем открыться, если нас еще раз закроют. Все меры по профилактике фитнес-индустрия соблюдает. Поэтому надеемся, что нас закрывать не будут».

Евгения Чавкина, руководитель Комитета по промышленности Новосибирского областного отделения «ОПОРА РОССИИ»:

«В начале пандемии, в марте-апреле, я проводила анализ, делала опрос в девяти сферах промышленности. В пищевой отрасли производство снизилось от 40% до 70%, для остальных производств снижение было от 30% – до полной остановки производства.

Пищевые предприятия работали, но в очень жестких условиях. Когда закрылись границы, у нас начались проблемы с сырьем – в результате чего часть предприятий не могла производить некоторые виды продукции. При этом у большинства производителей были контракты с торговыми сетями, согласно которым они должны в любом случае поставлять продукцию. В итоге пошли штрафные санкции от торговых сетей.

Затем подорожало сырье – предприятия были вынуждены повысить цены на свою продукцию. Но торговые сети навстречу в тот момент не шли, и в результате предприятия пищевой отрасли работали себе в убыток. Это реальная ситуация, которая сложилась в пищевой отрасли в марте-апреле, при этом внешне казалось, что именно в этой отрасли все хорошо».

Большинство предприятий малого и среднего бизнеса, будь то сфера услуг или производства, так и не вышли на докризисные обороты. Даже те, которые работали в условиях пандемии, смогли компенсировать не больше 30% потерь. Помимо подорожания сырья и простоев в работе, ситуацию обострило падение покупательской способности, которая также еще далека от восстановления. По мнению представителей новосибирского предпринимательского сообщества, если сейчас в очередной раз вводить ограничения, то для большинства компаний сферы услуг это будет равноценно закрытию и банкротству.

Читайте также – «COVID-19: у 82% новосибирцев нет финансовой «подушки безопасности».

Комментарии
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать