История расстрелов 1937 года в Новосибирской области: семеро в Северном

История расстрелов 1937 года в Новосибирской области: семеро в Северном
Репрессии эпохи «большого террора» сопровождались тем, что назовут впоследствии «культом личности вождя». Фото с сайта sovposters.ru
За что расстреливали колхозников и ветеринарных врачей, руководителей и работников МТС (машинно-тракторной станции - прим. ред.) в эпоху «большого террора». Накануне 100-летия Октябрьской революции немногие представляют ужас и масштаб коммунистических репрессий, прокатившихся по районам Новосибирской области в 1937 году. Первая история о расстрелянных (позже реабилитированных) жителях Северного района. Абсурдность обвинений и гневная риторика СМИ шокируют при знакомстве с архивными документами.

3 августа 1937 в регионы СССР поступили шифрограммы, подписанные самим Иосифом Сталиным. Генсек ЦК ВКП(б) требовал от руководства областей и национальных республик организовать «в каждой области по районам 2-3 показательных процесса над врагами народа, вредителями сельского хозяйства, пробравшимися в районные, партийные, советские и земельные органы». Процессы необходимо было широко осветить в местной печати с целью мобилизации колхозников «на борьбу с вредительством и его носителями».

Коммунистическая верхушка СССР выискивала «врагов народа», на которых можно было бы свалить срыв планов хлебозаготовок, голод и повальный падеж скота. Крестьянские хозяйства, изнуренные принудительной коллективизацией, не могли обеспечить пропитанием даже самих себя. Ежегодные хлебозаготовительные кампании превращались в настоящие боевые операции в деревне с арестованными и расстрелянными.

«Настоящих коммунистов никто не арестовывал»

Первым череду показательных процессов открыл Северный район. Секретарь райкома товарищ Матросов проработал в этой должности четыре года и до сих пор демонстрировал хорошее «большевистское чутье» и «непримиримость в борьбе с классовыми врагами». Накануне ареста он даже успел побывать на специальном собрании районного партактива, где с докладом «О методах враждебной работы врагов народа в районе» выступил начальник районного отделения НКВД Плотников. В ответ на реплику одного из присутствующих о том, что «арестовывают слишком много коммунистов», Матросов заметил: «Настоящих коммунистов никто и никогда не арестовывал, а арестовывали врагов народа с партбилетом в кармане». Вскоре ему представилась возможность в этом убедиться.

расстрелы.jpg

Фото предоставлены Государственным архивом Новосибирской области

— Вместе с Матросовым на скамью подсудимых попали председатель райисполкома Демидов, заведующий ветлечебницей Новгородцев, заведующий финансовым отделом Семенов, секретарь Коротаев и два ветфельдшера – Промыслов и Воробьев. Их обвинили в том, что они, начиная с 1934 года, проводили в Северном районе вредительскую шпионско-диверсионную контрреволюционную работу. По версии обвинения, работа проводилась путем умышленного заражения скота инфекционными болезнями: чума, язва, сап. Также они обвинялись в преднамеренном срыве планов сева и обработки технических культур, – рассказала ведущий археограф отдела предоставления архивной информации ГКУ НСО ГАНО Ольга Викторовна Выдрина.

«Своими грязными лапами посягали на завоевания великого Октября»

Процесс широко обсуждался в печати. 20 сентября 1937 года целая полоса газеты «Советская Сибирь» вышла с заголовком «Враги колхозного крестьянства перед советским судом». Материал дышал ненавистью: «троцкистский гад Матросов», «гаденыш Коротаев», «грязный букет, от которого пахнет смрадом, разложившимся трупом», «своими грязными лапами посягали на завоевания великого Октября».

По версии следствия, «троцкистско-бухаринские бандиты» Демидов, Матросов и Коротаев с целью вызвать недовольство у населения ввели новые поборы в виде налога с печей – «дым-налог», с собак – «собако-налог» и с заготовляемого сена – «сеноналог». Для подрыва стахановского движения на хлебоуборке 1937 года они выдавали трудящимся денежные премии (в размере 20-30 рублей), которые сразу же после церемонии отбирали, чтобы передать другим лицам. А годом ранее, «издевательски извращая законы советской власти», они отбирали и продавали дома у трудящихся за незначительные недоимки, а в ряде случаев даже без повода: в поселке Филипповка было отчуждено 22 дома, в поселке Малиновка – 8 домов.

Северное.jpg

Таким образом, кроме прямого уничтожения и изоляции возможных противников репрессии приносили еще и дополнительные, побочные выгоды. С одной стороны, открытыми процессами прикрывался тайный ночной террор, многократно более массовый.  Кроме того, часть собственных «грехов», связанных с продразверсткой, ограблением крестьян, выселением их из домов за долги, власть перекладывала на своих же наместников, делая из них «козлов отпущения». А народ получал видимость справедливости и утолял жажду мести, громогласно требуя расстрела для своих бывших мучителей.

В областном архиве есть акт о приведении приговора в исполнение, то есть расстрела всех семи человек. Спустя двадцать лет, в 1958 году, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР пересмотрела приговор Западно-Сибирского краевого суда и отменила приговор за отсутствием состава преступления. Всех семерых реабилитировали посмертно.

Похожие новости

Благотворительный автопробег «Дорогами войны», посвященный 76-й годовщине победы в Великой Отечественной войне, прошел по Новосибирской области. Он охватил 164 отдаленных населенных пункта и растянулся на сотни километров. Участники акции поздравили ветеранов и возложили цветы к мемориалам.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать