Новосибирск

Тайна Первой Ельцовки в Новосибирске: призрак убийцы попадьи из потустороннего мира

30.06.2022
Александр Агалаков
Тайна Первой Ельцовки в Новосибирске: призрак убийцы попадьи из потустороннего мира
Квартет разбойников промышлял 120 лет назад на речке Первая Ельцовка. Коллаж VN.ru
На Транссибе 120 лет тому назад появилась банда. Она грабила грузовые вагоны. Злоумышленники поселились на окраине Ново-Николаевска – в районе нынешней площади Калинина – и на железнодорожных путях возле 1-й Ельцовки орудовали около четырех месяцев. В популярной книжке о достопримечательностях Новосибирска можно прочитать историю о том, как по ночам в Доме-книжке якобы бродит окровавленная фигура в белом одеянии – привидение. Есть мнение, что здесь пугает народ дух убитого в этом месте железнодорожного вора.

Жили-были жандармы

После постройки первого железнодорожного моста на станции Обь в Новониколаевском поселке появилось отделение жандармов со штатом 40 человек. Служили скромно. В составе железнодорожной жандармерии, в отличие от политической, не было оперативной структуры. Переодеваться в гражданское платье им запрещалось.

Отсутствие сыскной полиции на транспорте частично восполнялось неплохо налаженной системой учетов и хорошо организованной патрульно-постовой службой. Жандармы блюли «порядок и благочиние» не только на станциях и вокзалах, но и в депо, мастерских, складах, подъездных путях. Раз в месяц они обходили всю территорию вверенного участка.

Полномочия жандармских патрулей были чрезвычайно широки: это и проверка исправности люковых запоров и дверей вагонов, недопущение к погрузке посторонних, присутствие при наложении пломб, вторичный осмотр пломб и замков перед отправлением поезда, проверка в присутствии понятых сохранности груза при каждом подозрительном случае, выезд на место происшествия и т.д. Кроме того, жандармы были обязаны требовать от начальника станции сосредоточенного размещения вагонов с грузом при длительных стоянках, их охрану и освещения места стоянки. Ведь иногда с охранниками грузов случались казусы, или, как сказали бы сегодня, был виноват человеческий фактор. История сохранила несколько эпизодов из правоохранительной деятельности Новониколаевского жандармского отделения. Расскажем об одном эпизоде.

Колоритные «революционеры»

Момент, когда возле речки 1-я Ельцовка появились первые разбойники, жандармы упустили. Места эти были необжитыми, что оказалось на руку появившимся бандитам. Весной 1902 года, выкопав землянку примерно в том месте, где потом раскинулись корпуса завода имени Ленина, шайка беглых каторжников стала промышлять «по мелочи»: воровали у крестьян кур да гусей, подламывали амбары. Но с началом лета бандиты обратили внимание на проходившие мимо почтовые вагоны, в них перевозили деньги и другие ценности.

ельцовка.jpg

Компания воров подобралась замечательная. Историк Сергей Слугин уточнил: квартет разбойников возглавил 40-летний убийца Харитон Посохов, родом из Калуги, который тремя годами ранее при ограблении дома священника лишил жизни попадью. Под стать ему был некий Илларион Ватутин из Курской губернии, порешивший в 1900 году по пьяному делу двух собутыльников. Примкнул к банде осужденный мещанин Андрей Злоказов из Челябинска, 23 лет, успевший отбыть на забайкальской каторге четыре года за ограбление галантерейной лавки, приказчика которой сильно покалечил. Четвертым стал бывший житель Нижнего Новгорода Филипп Солдатов, 25 лет, ограбивший заезжего француза. Все четверо бежали с сибирской каторги – они оглушили конвоира и прихватили в бега его винтовку.

Дорога у беглецов была одна – с Востока на Запад. Стремясь попасть в Европейскую часть Российской империи, четверо разбойников добирались то поездом, то на попутной подводе, но большую часть пути шли пешком. По дороге заходили в селения, где выдавали себя за… революционеров, бегущих с каторги.

Время было предреволюционное, в Сибири политическим преступникам сочувствовали, подкармливали – на фасаде домов некоторые сибиряки специально приделывали полочки, куда клали хлеб, чтобы ночью беглые каторжники могли его взять и спокойно уйти, не потревожив хозяев. Это называлось «оставить краюху варнакам». В общем, крестьянки давали хлеб, парни делились махоркой. Бандитам в деревнях верили, так как трое, кроме Ватутина, были обучены грамоте и сносно говорили на политические темы.

Однако перед форсированием Оби «революционеры-краснобаи» решили сделать перерыв, чтобы передохнуть. Отдых затянулся, поскольку хлеба и зрелищ в округе оказалось предостаточно. Здесь Посохов и компания разработали легкий способ наживы.

Из каторжан – в «краснушники»

История вагонных хищений всегда связана с какой-то оригинальной идеей. «Краснушниками» до сих пор называют воров, промышляющих среди грузовых вагонов, выкрашенных в красно-кирпичный цвет. Преступники могут орудовать большими, сделанными по заказу ножами, которыми вскрывают вагонные крыши, как консервные банки. Могут сесть друг другу на плечи и на поворотах, когда состав притормаживает, немного пробежать за вагоном, перекусить пломбы и раскрутить закрутки, чтобы открыть двери в товарный рай. Могут переоформить вагон на прибытие в укромное место, где подельники его разгрузят в спокойной обстановке.

Беглые каторжники мудрствовали недолго. Изобрести способ кражи их заставило интересное наблюдение. Они заметили, что во время церковных праздников сторожа почтовых вагонов начинали загодя усиленно махать хмельными чарками, потом засыпали – и доступ к перевозимым ценностям был открыт. Перешагнув через тело уснувшего стражника, воры вскрывали двери и проникали внутрь.

Удачи и неудачи при сбыте краденого

Похищенное сбывали на рынке, благо желающих купить товар по бросовым ценам было достаточно. После удачной акции в землянке рекой лилось вино, воры без опаски оглашали безлюдные окрестности песнями, ведь их никто не мог услышать. Пьяный Ватутин, по обыкновению, буйствовал.

Добыча от двух краж осталась нереализованной. В одной большой коробке оказалось богато расшитое платье и шикарная шляпа с перьями, они на рынке спроса не нашли. Богатые модницы выписывали товары из Европы. Кроме того, шикарные вещи в базарной клоаке могли привлечь внимание полиции.

Во втором случае воры прихватили из вагона ящик с чашками Петри, выписанными Томским университетом. Из плоских посудин, в которых медики микробов разводят, водку пить неудобно. Так что шикарное платье и чашки Петри сбыть не удалось.

Чаши за здравие и за упокой

В водовороте легких краж, сбыта краденого и вселенских пьянок прошло лето. В конце сентября банда уменьшилась на единицу. При дележе добычи от ножа буйного Ватутина погиб главарь шайки Харитон Посохов. Удар был ловок и точен, на лице убиенного застыла гримаса удивления. Тело зарыли поблизости. Вот потому-то привидение ходит и всем своим видом как бы спрашивает, за что его порешили: неужели за женские тряпки и ящик плоских посудин?

Смерть главаря ознаменовала конец банды. На ее след наконец-то вышли железнодорожные жандармы. Они сопоставили кражи с мощными песнопениями в ельцовских кустах, которые все же были ими услышаны. 

Команда во главе с поручиком Голдобиным окружила землянку. Жандармы звучно щелкнули затворами винтовок, поручик взвел курок, направив ствол нагана на шалаш. На требование сдаться был получен положительный ответ. Личности задержанных были установлены.

Об убийстве товарища троица умолчала. Бандитов с добавленными за кражи сроками отправили обратно в Забайкалье, в застенок, откуда мало кто возвращался – в Акатуй, известный тем, что там погиб известный декабрист Михаил Лунин.

В середине 1930-х годов возле 1-й Ельцовки стали рыть котлован под жилой дом. Строители наткнулись на скелетированный труп, идентифицировать который поначалу не удалось. Высказывались мнения, что это расстрелянный колчаковцами неизвестный революционер. Подняли архивные данные и определили, что убитым оказался тот самый бандит Харитон Посохов, которого зарыли как собаку. Якобы это его неприкаянная воровская душа ходит по застроенной местности, ищет ответы на вопросы и ждет прощения.

Новости
Больше новостей
Технопром 2022
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей