«Идешь в гримерную — там люди с автоматами...»

«Идешь в гримерную — там люди с автоматами...»
Фото: Сергей Барсуков.
Воздушные гимнасты Анатолий Собачко и Юлия Узких — об интересном шоу, о победе на фестивале в Северной Корее и о том, как работается вместе разным по темпераменту артистам.

Когда смотришь пронзительный номер воздушных гимнастов Анатолия Собачко и Юлии Узких, то, в первую очередь, поражаешься невероятной слаженности работы артистов. Тело одного как будто продолжение другого. Каково же было удивление, когда выяснилось, что артисты понимают смысл своего номера по-разному. О необычном шоу и его победе на фестивале в самой закрытой стране мира читайте в нашем материале.

Про любовь и эго

Анатолий и Юлия — это воплощение инь и ян. Юлия — очень эмоциональная, легкая, разговорчивая и немного тревожная, Анатолий — уверенный, молчаливый и невозмутимый. И этой разницей темпераментов я наслаждалась на протяжении всего нашего разговора. Уверена, именно это единство и борьба противоположностей — одно из слагаемых успеха номера.

3e5a051b6f7efde1ba505dfcc781e3e4_1024.jpg

Юлия — из Москвы, Анатолий — из Киева, закончил цирковое училище, Юля пришла из спорта.

Встретились они в Ростове-на-Дону и решили делать совместный номер. Первоначально идея номера была в том, что чертовка соблазняет полетать подвыпившего гусара. Номер был комический, а его изюминкой стала уникальная подвесная конструкция в виде месяца, которая создавалась специально для Анатолия с Юлией.

Юлия: Но постепенно мы выросли из этого номера — сколько можно с рожками и хвостиком прыгать? Стали искать режиссера, чтобы создать что-то посерьезней. В итоге Жанна Орехова предложила нам этот вариант, про отношения мужчины и женщины, и все говорят, что он нам очень подходит.

— О чем этот номер? Кто кого бросил?

Анатолий: Здесь все наоборот, это история о стремлении друг другу, о страсти, о жизни.

Юлия: Но это твоя версия! Для меня это история о противостоянии и, не знаю, заметили вы или нет, в итоге я победила — мужчина в конце был повержен, я стою с поднятой рукой. Для меня это история про эго, борьбу, преодоление. Так что пусть Анатолий дальше думает, что это про страсть и любовь, у меня все по-другому.

— Это восхитительно! Такое единение тел во время работы и такие разные версии! А чем с технической точки зрения интересен номер?

Юлия: В нем совмещаются несколько разных жанров, он очень сложен технически и, конечно, имеет значение уникальность конструкции. Есть и трюки оригинальные. В нем нет легких и сложных элементов, потому что стоит так подумать, и сорвешься именно на легком.

Анатолий: Я в постоянной концентрации, все внимание на Юлию, которую я подкидываю и ловлю, работаю без лонжи, потому что она будет мешать. Важно, чтобы была четкость в каждом трюке.

Юлия: Но вообще я бы не заостряла внимание на трюках. Конечно, они должны быть, но для меня главное — это та идея, которую ты несешь. И очень помогает публика. Нашу работу с натяжкой можно назвать работой, потому что, если ты будешь выходить с таким настроением, то номер вряд ли вызовет у зрителя эмоции. Но бывает, что нет нужного настроения, и здесь от публики зависит все! Ты выходишь, слышишь аплодисменты и «просыпаешься», появляются силы, эмоции, и ты готов сделать все.

4ac3973ec80fb5fa3d9b27e5603bc479_1024.jpg

Аплодисменты по команде и без

— Расскажите о фестивале в Северной Корее, где ваш номер взял серебро. Это же самая закрытая страна в мире, каково было там выступать?

Юлия: Это был фестиваль «Апрельская весна», проходил он в Пхеньяне. Было сложновато, там нельзя гулять свободно, поэтому нас везде возили, шаг в сторону — подходил человек с автоматом и просил вернуться на маршрут. Обязательным было посещение мавзолея, и вообще везде нужно было держать лицо, показывать уважение к стране и лидерам.

Анатолий: А мне очень понравилось, было интересно, понравились красивые дворцы спорта. И не так страшно, как пишут в СМИ, особенно на Западе. Отношение ко всему немного другое и положительное.

— Что удивило?

Юлия: Например, то, что артисты цирка были военнослужащими, а сами цирки — режимными объектами. В них склады с оружием, все охраняется. Идешь в гримерную, там люди с автоматами. Из цирка не выйти. Все это держит в напряжении. Но самое сложное было в том, что нам запретили натягивать и проверять наше оборудование, чтобы исключить контакт с местными жителями. «Мы сами все натянем», — сказали.

Анатолий: И мы так и не знали, как они натянули, и это было волнительно, потому что от этого зависит все. Всегда прохожу перед выступлением, все проверяю.

— Как публика в Корее вас встречала?

Анатолий: Зрители хлопали, но более сдержанно, чем мы привыкли. Но это был очень интересный опыт.

924bbdeb36681e57703ffda2f8099d35_1024.jpg

— Бывает ли так, что вы недовольны тем, как выступили?

— Идеально не бывает никогда, и хорошо, если зритель этого не видел. Но я всегда почти недовольна своей работой.

— Вы очень смешные и такие разные! Часто ссоритесь?

Юлия: Нет, не часто.

Анатолий: Но иногда бывает.

— Это мешает на выступлениях?

Юлия: Самое смешное, иногда даже помогает. Очень эмоциональный номер получается, искры летят, как будто ты каждым движением хочешь что-то доказать и на 150 процентов ты кидаешь ему эту ногу!

Анатолий: Но зритель не видит, что мы в ссоре. Самое главное во время номера — доверие друг к другу.

Ближайшие представления программы «Белое шоу» в Новосибирском цирке – 19 и 20 октября.
Комментарии
Комментировать
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент