Когда у Башни садили картошку, а в «Металлисте» играл духовой оркестр...

...А Левобережье строилось. Даже шутили, что пора отделяться от Новосибирска, поскольку есть все: заводы, молкомбинат, огромный холодильник, пиввинкомбинат, где живые деньги из воды делают. Поднимались жилмассивы. Девушка с веслом и дискобол, беленые известью, исчезли навсегда. На месте той бани теперь банк. Вместо трамвая - метро...Как сказал один из вспоминателей, «все это вместе взятое - это и есть жизнь».
Трамвай Левобережья. 1946 г.

 Была улица Трамвайной, стала Титова, Лагерная превратилась в Плахотного, 4-я Гаражная теперь носит имя Коперника, 3-я Гражданская - Ньютона, вместо улицы Ильича появилась улица Искры. Можно понять, когда имена Жданова или Сталина исчезают с карты города, но почему Стахановскую переименовали в Макеевскую? Все-таки не последний человек в нашей истории, героически рубал уголек в чреве шахты. Изучение названий, игры с топонимикой - увлекательное занятие. И мы, сами того не ведая, вовлечены в него. Особенно когда начинаем вспоминать. А воспоминания, как утверждает наука, составляют значительную часть жизни. Уже семилетним детям доступные, ведь и они говорят: «Когда я был маленьким».

...Тогда гремящий трамвай, вырвавшись с Трамвайной на простор, где посреди одна-одинешенька торчала Башня, мчался среди картофельных полей до самой поймы реки, лихо минуя три первых здания НЭТИ. Тогда единственным кинотеатром на левом берегу был «Металлист», где в фойе играл духовой оркестр и пела дама в чернобурке. А после войны, говорят, зрители и еще удовольствие получали - танцевали перед сеансами. Года два назад я испытала шок, зайдя в то же здание - в богатый магазин «Оазис». Ничего не осталось от прежнего кинозала. В нем то потолок протекал и начинал потихоньку сыпаться и шуршать, когда зрители замирали в переживательных сценах, то его затягивали какими-то полотнищами. А какие были очереди за билетами...

Кинотеатр «Металлист»

 Сквер «Металлист» составлял едва ли третью часть нынешнего. Но зато имел свою девушку с веслом и дискобол, которые белили известью каждую весну, и вождей на скамейке, крытых бронзовой краской. Тогда в парке Кирова, выйдя из густой аллейки, можно было очутиться перед «шедевром» деревянной архитектуры. Эх, жаль снесли его! Такой величественный, обставленный колоннами, летний кинотеатр с асфальтовым полом. В жару в нем было прохладно, а осенью и весной ноги замерзали. Но зато билеты продавали самые дешевые - по десять и двадцать копеек.

...Левый берег Новосибирска, Левобережье, которому исполняется семьдесят лет. Если кто не знает, то в какие-то не столь далекие времена по Оби проходил часовой пояс и время на двух берегах отличалось на час. Впрочем, многое из бывшего, вроде бы изученное историками и уложенное в монографии и сборники, ныне не так-то просто понять. Да и не все в ученые труды попало. Кстати, о речных артериях. Тула тоже могла стать в некотором смысле новосибирским Рубиконом. Когда прежний Кировский район делили тридцать лет назад, Туле отводилась роль пограничной реки. Да не случилось. Подсчитали, а за ней народу-то мало живет, границу перенесли.

Испытание ж/д моста

 Среди улиц ни на старых планах, ни в справочниках не найдете вы Банного проспекта. Официально его не было. Название такое дали люди военного времени улице, ведущей к бане, ныне это коротенькая улица Дружбы и отрезок аллеи в сквере у Монумента. Да, тогда, в войну, обычная помывка была удовольствием. Два паренька с «Сибсельмаша» не попали в общее отделение - очередь огромная - и разорились на душ. А в кабинке присели под теплые струи на пол. Да и уснули. Разбудить сомлевших работяг удалось не без труда. Один из них потом в 60-80-е годы стал первым секретарем сначала Кировского, а после раздела - Ленинского райкома партии. При нем и при его напарнике - председателе райисполкома - Левобережье преобразилось. Возведение монумента Славы воинам-сибирякам они выстрадали вместе. Председатель райисполкома схлопотал тогда выговор, и не он один, а теперь говорит: «Я им горжусь».

...Наверное, через двадцать лет после войны можно было уже позволить себе помянуть погибших земляков не только рюмкой водки и словами со слезой, а чем-то более вещественным. Памятником, чтобы и через десятки лет стоял. Такое не по указке сверху приходит, а от сердца. Народная стройка за счет предприятий - так начали возводить в Кировском монумент. А тогда как раз постановление правительства вышло о запрете строительства зрелищных, культурных, спортивных сооружений, строгое постановление. В горисполкоме обязаны были отреагировать, выслушали председателя райисполкома и записали в решении в том смысле, что придется «законсервировать». Но бумага все стерпит. А на памятнике уже первый пилон поставили. В общем, власти города-области глаза закрыли, а стройка за забором продолжалась круглосуточно.

Но в министерстве культуры тоже не дремали. Бумаги строчили в Совмин: в Новосибирске, в столице Сибири, какое-то чудище возводят. Допекли-таки Совмин.

Строительство телецентра. 1957 г.

 Пригласили министры на ковер второго в области человека - по линии Советской власти. По первой - партийной линии - все делали вид, будто ничего не знают. Как-то удалось второму человеку объясниться, но все же без наказания не остался. «Поставить на вид, - решил Совмин. - И принять меры!» А какие? Не разрушать же готовый памятник?! Главное - наверх отрапортовать. И отрапортовали: дескать, председателю райисполкома объявлен выговор. Все эти перипетии, конечно, нервировали, но стройка не останавливалась. Торопились к главному дню календаря - к Седьмому ноября. Не успеть было нельзя. И успели. Правда, одну плиту с фамилиями прикрепили вверх ногами - по ночам работали. Мгновенно после открытия бдительные граждане пожаловались в горком. Исправили. Монумент стоит уже тридцать три года. И не только мы все десятки раз там стояли и молчали. Но и много гостей разных перебывало.

Здесь одному Герою Советского Союза довелось участвовать в приеме шаха персидского. Герою позвонили домой и срочно в парадной форме со всеми орденами пригласили явиться в райком. Герой, как человек военной косточки, приглашение исполнил. И выстроился в одну линию со скульптором и с первым секретарем райкома. Прибыло главное в области лицо с шахом Ирана и представило гостю собравшихся. И почему-то секретарь райкома был назван вообще без упоминания партии - то ли депутат, то ли делегат. Но удивляться вслух воспитание встречавшим не позволило. А шах оказался вполне приятным. Радостно заулыбался и закивал, когда узнал, что Герой, как и Покрышкин, из летчиков. Русского аса персиянин сильно уважал.

ул. Станиславского до 1975 г.

 Конечно, высокому гостю не рассказывали, что на месте Монумента, поближе к ленте улицы, стояла когда-то деревянная трибуна, с которой отцы района приветствовали демонстрантов. Местные левобережные торжества проходили здесь, пока в середине пятидесятых не построили мост через Обь - Октябрьский. Тот же парнишка, который уснул в душе, сейчас вспомнил заводского партийного секретаря. Перед каждой демонстрацией распределяли портреты членов Политбюро. А поскольку портреты, прямо скажем, были не совсем хорошего качества да и члены могли вдруг исчезнуть из Политбюро без объяснения, то секретарь наставлял молодых ребят: «Берите верных ленинцев - не ошибетесь: Маркса, Энгельса, Ленина». И произносил он это совершенно идеологически выдержано. А юморили тогда больше на кухнях. И еще как юморили. Сколько было анекдотов, сейчас многие из них нынешним молодым просто не понять. Как, например, и выборы того времени, в которых вообще участвовало 99,8 процента избирателей. И своих местных диссидентов тоже хватало. Хочу привести несколько записей, сделанных в бюллетенях для голосования, которые не побоялись оставить жители Левобережья на выборах 1959 года. Исторические документы!

«Старайтесь больше использовать средств для нормального блага народа, а не на то, чтобы больше вышвырнуть на воздух в виде ракет и спутников». Или еще: «За поборников кукурузы не голосую». Были и пожелания кандидатам в депутаты: «Товарищ О. (фамилию не указываю. - И. Т.), будешь депутатом, не воруй спирт с завода и не бери на рыбалку». Или такое: «Скажите Н. С. Хрущеву - Молотова нужно восстановить, мужик добрый». «Это не слуга, а подставная пешка». «Разве это праздник, когда встали утром, а жрать нечего и в магазинах шаром покати, кроме водки и селедки». «Из ЦК приехал гость, молоко рекой лилось, нету гостя из ЦК, нету снова молока». О колбасе, как культовом российском продукте, не говорю - о ней все сказано.

...А Левобережье строилось. Даже шутили, что пора отделяться от Новосибирска, поскольку есть все: заводы, молкомбинат, огромный холодильник, пиввинкомбинат, где живые деньги из воды делают. Поднимались жилмассивы. Девушка с веслом и дискобол, беленые известью, исчезли навсегда. На месте той бани теперь банк. Вместо трамвая - метро. Можно ли поверить, что за двадцать лет (1970-1990 годы) было сдано два миллиона квадратных метров жилья только в Ленинском районе...

Как сказал один из вспоминателей, «все это вместе взятое - это и есть жизнь».

В воспоминаниях вместе с нашим корреспондентом участвовали ветераны Левобережья Дмитрий Алексеевич Бакуров, Алексей Степанович Егоров, Евгения Ефимовна Киселева, Михаил Иванович Сукнев, Владимир Гаврилович Шатохин.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать