Новосибирск 12.7 °C
  1. ОБЩЕСТВО
  2. История

Враги народа: как орудовали воровские шайки на железной дороге в Новосибирске

Враги народа: как орудовали воровские шайки на железной дороге в Новосибирске
Фото из архива Музея истории Западно-Сибирской железной дороги
Термин «враг народа» прочно вошел в историю России периода середины 30-х годов 20 века. Карательный орган НКВД активно искал представителей сопротивляющегося класса, а также засланных «шпионов» и «диверсантов» буквально во всех сферах производственной и общественной жизни.

На удивление, в архивах Новосибирской области не обнаружено каких-либо дел, связанных с карательной политикой сталинского режима на транспорте Западной Сибири. Не было у нас массовых репрессий в отношении как рядовых работников транспорта, так руководителей транспортных предприятий, которых, наоборот, холили и лелеяли.

Это объяснимо ― без специалистов транспорт мог бы встать. Да и на ответственную работу «движенцев» или «ж.д. губернаторов» (начальников отделений ж.д.) попадали проверенные, надежные люди, отцы которых с «рабочей косточкой», или, как говорят, кто с деревом и железом на «ты».

Это кулаки грызут рельсы?

85 лет назад веяние времени по поиску врагов в различных сферах производства отразилось в криминальной хронике, когда следователи к характеристикам виновных стали добавлять политические термины («бывший белогвардеец», «кулак», «лишенец» и т.д.). Это усугубляло жесткое отношение судей к виновным, в биографиях которых копались особенно тщательно. Воображение нквдэшников рисовало, как недобитые белогвардейцы и кулаки полезли на ж.д., чтобы ее ломать, курочить, буквально грызть. Да и сводки происшествий на транспорте тогда напоминали боевые, военные сводки, с грудами искореженного металла и десятками погибших людей. Поэтому там, где человеческая жадность, глупость, тупость вкрадывалась в ритмичную работу механизмов, требовался строжайший надзор и немедленное реагирование на нарушение закона.

Фото Алексея Танюшина

В Военной прокуратуре вели учет всем ЧП на ж/д. Вот реестр тяжелых крушений в 1939 году (стилистика документа сохранена).

3.01.39 перегон Сокур – Мошково. Убито 28, ранено 54 человека при крушении людского поезда. Разбито за раз 5 паровозов и 5 классных вагонов. Ущерб составил 271236 рублей. Перерыв в движении 12 часов.

26.04.39 крушение людского поезда на ст. Ельцовка. Убито 11 человек, 16 ранено. Разбито 8, повреждено 2 вагона и 1 паровоз. Ущерб 51203 рубля.

Крушение товарного поезда 24.11.39 на разъезде 288 км. Ранено 4 человека, разбит паровоз и 2 вагона. Ущерб 231700 рублей.

Товарный поезд № 947 потерпел крушение 29.01.39 на перегоне Паровозный ― Восточный. Убито 2 человека, 42 вагона разбито и повреждено. Ущерб 292971 рублей, перерыв в движении составил 23 часа.

Две беды ― брак в работе и воровство

Некоторые данные о катастрофах руководством железной дороги от официальной статистики были скрыты ― это касалось количества разбитых паровозов, но не мытьем, так катаньем прокуроры добыли эти сведения. В обзоре отмечено, что все крушения произошли ввиду преступно-халатного отношения отдельных командиров и работников дороги к исполнению своих обязанностей, а также по причине несознательного отношения к социалистическому труду, неприготовления маршрута, приема поездов на занятый путь, невыполнения технико-распорядительных актов станции, приема и отправки поездов по стрелке с неправильно насаженным беккером (табличкой), ложно указывающим направление маршрута.

Фото Алексея Танюшина

Однако политическая подоплека ЧП часто отсутствовала: причинами крушений являлись не происки поверженных классов, но, прежде всего, брак в работе самих машинистов. Это разрыв, растяжка поезда вследствие буксования; обрыв упряжного крюка; вылет переходной цепи, потушка паровоза; проезд семафора; недостача воды; сход паровоза в депо, на станции; взрез стрелки; задержка поезда.

Вор Мурашкин пустил мурашки по коже начальников

Именно Новосибирск, как крупный ж/д узел Западной Сибири, стал обителью воровства. В обзоре приведены многочисленные случаи хищений, подкрепленные конкретными примерами с развернутыми фабулами о работниках, изменивших своему ведомству.

На станции Новосибирск весовщики Самарин, Тарибо и Бердов, действуя по уговору, украли две виктролы (вид граммофона) с пластинками, вложив в опорожненную тару чугунное колесо. Они же, получив багаж инженера Шикова, вместо Кемерова направили груз на ст. Шелковичиха, пригнав для выгрузки похищенного багажа подводу с лошадью. Главарь группы Самарин получил 10 лет лагерей, остальные ― по 6-7 лет.

На товарной станции Новосибирск орудовала другая группа весовщиков числом 6 человек во главе с бывшим колчаковцем Жеребенко, уволенным с Уссурийской ж/д за хищение, и кулачкой Колмаковой, обманным путем пролезшей в ряды ВЛКСМ, которые длительное время совершали крупные хищения грузов. Группа имела связь с экспедиторами госучреждений, которые увозили с товарного двора похищенные товары и сбывали их в городе. Ими совершено 112 хищений на 26 тысяч рублей.

На станции Новосибирск также орудовала группа кондукторов из 6 человек с фамилиями Тайгин, Любицкий, Петухов, Войтенко, Букреев и Рыжаков, которые вместе с составителем поездов Ломакиным, сцепщиком Шилиным, смазчиками Федосовым и Касаткиным ― всего 10 человек ― организовали хищение из вагонов. Кондуктора узнавали из документов, какой груз в каком вагоне следует, шайка в разном составе подсаживалась в поезда, выбрасывала в пути следования из вагонов, притормаживающих на поворотах, различные товары, которые сообщники подбирали, грузили на телеги, отвозили и прятали похищенное в селах, где сами проживали. Тайгин и Войтенко получили 10 лет лагерей, остальные ― по 5-6 лет.

Фото Алексея Танюшина

Как показало расследование, еще одной группой ж/д воров руководил бывший машинист из депо Новосибирск Мурашкин, уволенный за пьянство со службы, которого с семьей почему-то оставили жить в вагоне на станции. По месту жительства экс-машинист утроил «штаб-квартиру» для 7 воров, состоявших из деклассированных элементов с уголовным прошлым, которые бежали из тюрем и мест ссылок. У Мурашкина воры собирались, планировали хищения и оттуда уходили за добычей, а затем возвращались обратно, чтобы поделить похищенное. Воры совершили 20 хищений на 20 тыс. рублей. Эта «штаб-квартира» и другие 7 вагонов, в которых жили подельники, находились на путях станции, куда посторонним вход был запрещен. Получилось так, что воровские «хаты» на колесах охранялись стрелковой командой ведомственной охраны и находились прямо под носом у руководства железной дороги. Группу воров изобличили совершенно случайно, они попались на хищении сливочного масла.

Железнодорожные воры орудовали также на окраинах нашего города. Бригадир литейного цеха депо станции Эйхе (Инская) Григорий Марченко вместе с работниками Метелевым, Малышевым и своим братом Яковом украли 800 кг бронзы, принадлежавшей мастерским экскаваторного треста. Украденное было продано по месту работы воров ― в депо имени Эйхе, за что бригадир осужден на 10 лет, остальные ― на 5-6 лет.

С тех пор воровство с подвижного состава не изжито. Особенно оно возросло в годы перестройки, когда сами прокуроры вместо неработоспособных движенцев стали формировать и отправлять грузовые составы, а вагоны в местах секретных стоянок разворовывались подчистую. Так, на станции Лесная Поляна под Новосибирском за ночь воры обчистили вагон с адидасовскими кроссовками.

Районные СМИ

Новости раздела

Новости

Больше новостей

Новости районных СМИ

Новости районов

Больше новостей

Новости партнеров

Больше новостей

Самое читаемое: