Яндекс.Метрика

Тонны бурраты продают мошковские сыроделы через Instagram

Тонны бурраты продают мошковские сыроделы через Instagram
В 2016 году Бурдинские стали готовить сыр в отдельном здании. Фото автора
Заниматься сырами семья Бурдинских стала пять лет назад. Сейчас у нее есть сыроварня в Октябрьском, которая за сутки перерабатывает больше тонны молока.

О том, как всё начиналось, и чем качотта отличается от халлуми, мошковские сыровары рассказали корреспонденту VN.ru.

– Началось всё с того, что мы попробовали варить сыр дома, – рассказывает Юлия Бурдинская, – в магазине сыр покупаешь – он реально невкусный. Так что мы начали понемножку готовить для себя. Делали больше, чем могли съесть – стали продавать. Потом нас уже начали спрашивать про сыр, заказы делать. Старший ребёнок сказал: «Мама, мы будем продавать через Инстаграм». Тогда ещё никто не верил, что возможно продавать продукты через эту социальную сеть. Наталья этим занялась, и пошли продажи.

Идею для бизнеса подал мой муж Андрей, а мы его всей семьёй поддержали. Мы его всегда поддерживаем.

– Особенно весело жилось нам, когда ты ночью сыр варила, – сказала маме Василиса. Она учится в третьем классе.

– Да, и такое было. Дома вообще тяжело сыр варить. Ты возишься с сывороткой и постоянно занят. Не выходишь из этого процесса. Должно быть всё-таки разграничение: работа и жизнь.

В 2016-ом году Бурдинские стали готовить сыр в отдельном здании. Сначала в Мочище, а потом перебрались в Октябрьский. Здесь производственное помещение больше.

Сейчас семья живёт в коттеджном посёлке Удачный:

– Мы не местные жители. Переехали из Новосибирска, потому что из квартиры мы выросли. Когда родились Иван и Василиса, то нам стало тесно в городе. Мы переехали в Удачный. Здесь и дом побольше, и своя придомовая территория есть.

– Если бы мы не переехали в дом на земле, то и не начали бы сыром заниматься, наверное, – поделился с нами Андрей, – а так и время есть, и площадь…

– И возможность есть, – дополнила его Юлия, – раньше мы были просто работниками-управленцами.

Андрей:

– Раньше я делал самогон и настойки разные. Не на продажу, конечно, а для себя. Дело это интересное, но со временем надоело, и я захотел переключиться на сыры. Здесь и оборудование похоже на то, что нужно для самогона: начинается всё с пароводяного котла. Оборудование мы покупали постепенно, до сих пор помаленьку им обрастаем. Сразу нельзя всё купить, дорого. У нас сначала маленькая кастрюлька была, потом сороковка.

– А потом уже пятисотка и тонник, – подхватила Юлия.

IMG_1161.jpg

– Вы когда тонник покупали, то вам не верилось, наверное, что ваше дело уже выросло до таких объёмов? – спросила я у Юлии.

– В пятисотке было страшно в первый раз варить, потому что это уже действительно большая кастрюля.

– Пятисотку мы брали с запасом. Рассчитывали на то, что будем расширяться. Нам до сих пор есть, куда расти.

– А как называется первый сыр, который вы приготовили? – спросила я у Андрея.

– Качотта, наверное. Это итальянский полумягкий столовый сыр

– Не халлуми? – спрашивает Василиса. Она многое помнит и иногда поправляет ответы родителей. Хотя и не всегда правильно.

– Может, и халлуми: мы его попробовать хотели, а он нигде не продавался, – согласился Андрей.

– Скоро мы и молоко начнём продавать. Сопутствующее – йогурты, творог, сметана. Масло мы уже продаём.

– У какого сыра самая интересная история создания?

– У бурраты. Это такая королева сыров, которую все любят: итальянский сыр из зерна моцареллы и с добавлением сливок. Она вкусная, красивая, самая интересная. Кнолле – тоже интересный сыр. У нас много оригинальных продуктов есть. Сегодня, например, делаем качотту с ягодами годжи. Самый необычный сыр у нас, наверное, норвежский сыр брюност. Мы варим его из сыворотки, по текстуре и вкусу он получается похожим на ириску.

IMG_1160.jpg

У нас больше 20 видов сыров. Самый дорогой – сыр на овечьем молоке.

– В вашем деле был переломный тяжелый момент, после которого стало легче работать?

– Я бы не сказала. Мы свою работу делаем и делаем. Да, бывает трудно. Всегда трудно. Но нет ничего такого, что нас сломало бы: мы со всем справляемся.

– У вас есть наёмные сотрудники?

– Теперь есть, но все члены семьи тоже при деле. Андрей занимается производством, я – продажами, Наталья – продвижением в инстаграме, нашим брендом. Василиса с Иваном помогают, чем могут: когда наклейки на товар приклеивают, когда йогурты дегустируют.

Дома тоже у каждого есть своё дело: я готовлю, дети помогают. Папа отвечает за благосостояние дома, чтобы всё работало. Наталья с нами дистанционно: она живёт в Москве. Она с детства туда стремилась. Методом проб и ошибок смогла там устроиться. Наталья девочка сильная, умная, всё у неё получается. Ей 21 год. Она занимается маркетингом и продвижением, отвечает за наш бренд «Cheese day».

– В чём плюсы и минусы семейного бизнеса?

– Плюс в том, что у нас с домочадцами есть общие интересы.

А минус семейного бизнеса в том, что ты постоянно в работе находишься. Домой приходишь – она тебя всё равно не отпускает, между делом да поговорим о ней. Стараемся отвлекаться, чтобы не выгорать, но не всегда получается.

– Вы любите свою работу?

– Конечно. Мне нравится что-то творить, придумывать. Это всегда интересно. И мне дорого, что людям нравится наша продукция. Это самое главное. Нам очень приятно, когда мы слышим: «Вы делаете самый вкусный сыр, какой мы только пробовали в Новосибирске». Это очень мотивирует развиваться дальше.

Самое далёкое, куда мы отправляли сыр – Якутия, наверное. Мы стараемся расти, и у нас это получается.

Кёр-де-Шевр, кофетто, страчателла, валансе, качокавалло – названия сыров звучат как музыка, которая объединяет семью Бурдинских.


Похожие новости
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать