Новосибирск
  1. ПРОИСШЕСТВИЯ
  2. История

Прости нас, королева: как в Сибири обворовали Елизавету II

Прости нас, королева: как в Сибири обворовали Елизавету II
Коллаж VN.ru
Мир скорбит по кончине Елизаветы II. Люди, страны и города вспоминают, как ее правление сказалось на жизни местных жителей, какие памятные события имели место, каково пересечение королевской истории и жизни рядового обывателя. Она благосклонно отвечала на письма, в том числе из Сибири, о чем памятливые адресаты еще расскажут. Секрет: венценосная особа любила принимать подарки, особенно тогда, когда даритель угадывал ее увлечения ― коллекционирование шкатулок, и один очень известный артист своим подарком попал в точку и удостоился особо ценного королевского приветствия. А вот новосибирцы, в свое время, преподнесли Елизавете подарок «наоборот». В Новосибирске ее обворовали ― грубо, зримо и беспардонно.    
Перейдем к фактам. Почти 45 лет назад на станции Инская произошел скандал мирового масштаба. Елизавету обворовали ― точнее, не лично Ее Величество, но украли пода-рок, предназначавшийся ей в честь 30-летия правления. Японцы знали о любви владельцев английских замков к коврам, которые стелили на пол, чтобы теплее было ножкам Ее Величества. Решили угодить, но не получилось.

Ай да коврик!


В 1978 году японская императорская семья решила преподнести монаршей коллеге шикарный подарок и удивить юбиляршу довольно внушительным презентом. Японцы соткали большущий ковер, площадью более 50 квадратных метров, как раз для одного из залов Виндзорского замка. Оперативник Эрих Боксгорн вспоминал, расставляя пальцы: «Толщина коврового ворса ― 6-7 сантиметров!» Раздолье для мышей, но какая красотища! Более двух десятков тонов и расцветок, великолепный орнамент. Количество узлов (ими определяется ценность любого ковра) составляло сотни тысяч. 

Соткав ковер, очевидно вручную, японцы подарок аккуратно сложили, поместили в контейнер и отправили в Англию по железной дороге через СССР. Подождав какое-то время, необходимое на доставку, расстилку, королевские охи и ахи, дарители, которые ответных благодарственных слов не дождались, пропустили в Англию звоночек, мол, что не так, что за молчание?
Откуда было знать японским умельцам, что в это время в России в пути разворовывались целые составы. И что контейнер с подарком попадет на один из парков сортировочной станции Инская в Новосибирске, где, пока формируются новые грузовые поезда, подвижной состав простаивает. А местные железнодорожники, обсудив на планёрке, что на станцию прибыло, идут в парки вскрывать эти самые вагоны и контейнеры, дербанить прибывшие грузы и растаскивать их по домам и хазам. Разворовывание было поставлено на поток.

Крика много, толку мало


О криминальном железнодорожном сообществе стало известно позднее, когда грузоотправители занялись поиском пропавшего подарка. Выяснилось, что Елизаветинский ковер пропал именно в Новосибирске на Инской. Разгорелся нешуточный международный скандал. К его тушению подключились партийные органы ― районные, областные, вплоть до ЦК КПСС. Транспортная милиция занялась расследованием этого громкого дела. 

Сотрудник уголовного розыска транспортной милиции, впоследствии возглавивший УР УВДТ Анатолий Алексейчиков вспоминал, что партийные звонки следовали чуть ли не ежедневно с единственной целью: «подстегнуть» розыск злоумышленников и отыскать груз. Под прессингом начальства, милицейского и партийного, пришлось побегать по путям и выслушать многие нелицеприятности, пущенные в адрес розыскников, ставших крайними в этой громкой истории. Но сначала установили, что процесс разворовывания грузов на станции имеет масштабность и глубину, что в конце концов привело с межгосударственному конфузу. В Новосибирске грузы расхищались массово, дерзко и безнаказанно.

Так, разбираясь в шайках, созданных работниками дороги из числа сами же железнодорожников, сыщики вышли на главных фигурантов, похитивших королевский подарок. В ноябре 1978 года следственным отделением ЛОВД на станции Инская по факту хищения ковра была задержана и привлечена к уголовной ответственности группа машинистов и их помощников (всего 52 человека) из местного локомотивного депо. Оказывается, преступники регулярно сговаривались и крали перевозимые грузы, используя как непредвиденные остановки поездов в пути, так и нарочно останавливая составы для специального разграбления. Сколько и чего наворовали? Цифры кажутся внушительными до сих пор.

Судя по материалам облпартархива ГАНО (фонд 77 отдел 12 дела 4,6), всего совершено 88 краж. Воры тащили все подряд: 10 ящиков мясных консервов, 12 ящиков коньяка, 40 песцовых шкурок... Украли партию импортных спортивных курток на гагачьем пуху. (Куртки предназначались для горнолыжников олимпийской сборной СССР). 

Следственная группа пришла к выводу, что о совершенных и предстоящих хищениях знало большинство работников депо. Были в «курсе» и лица командного состава станции, так как расхитители, собираясь по утрам в табельных, открыто вели разговоры о том, какой вагон вскрыли и какой контейнер еще «будем посмотреть». Тут же продавали, обменивали или раздавали ворованное. Один из воров ходил по бухгалтерии родного депо Инской с вязками норковых шкурок в руках, предлагая желающим мех за бесценок. Никто из щелкающих на счетах женщин не сомневался в происхождении товара и покупали мех на воротники. Не обходилось без курьезов.

«Трехполюсной» гнет


Ворованные японские телевизоры, бывшие тогда в диковинку, имели трехполюсные вилки. Как эту вилку воткнуть в советскую розетку? Да никак. А сообразить и перемонтировать трехполюсную на советскую, обыкновенную вилку мало кто догадывался. Поэтому простоватое ворье использовало «телики» на личном подворье в качестве гнета для засолки огурцов и капусты. Перепортили немало «Сони» и «Тошиб». К казусу можно отнести и тот факт, что деповская партячейка была закрыта, так как все ее члены органично совмещали партийность с воровством и скупкой краденого. Об этом автору рассказал ведший дело следователь по особо важным делам Владимир Воробьев, вышедший на пенсию в чине подполковника юстиции.

Всего к уголовной и административной ответственности привлекли 79 человек: работников станции – 16, локомотивного депо – 44, вагонного – 12, 13-ой дистанции пути – 6. Исходя из норм действовавшего в то время законодательства, на 27 железнодорожников уголовные дела были прекращены и переданы на рассмотрение общественности. На скамью подсудимых попали самые отпетые преступники. Запомнился операм некий Сорокин, который заявил: «Злобы у меня на всю Новосибирскую область хватит». В местах, именуемых «не столь отдаленными», Сорокин убил заточкой двух солагерников, и сам впоследствии погиб от руки сокамерника.

«А что же с королевским ковром? ― спросит заинтересованный в развязке читатель. ― Вернули Елизавете ее законный подарок?» Нет, не вернули. Украв ковер, железно-дорожники действовали по воровскому принципу: всем поровну. Разрезали ковер на коврики, растащили куски по домам и развешали на стенах. От мышей подальше. Подарок-то поистине королевский попался. Об извинениях королеве от ЦК КПСС и прочих причастных руководителей ничего не известно.

Районные СМИ
Новости раздела

Порывистый ветер создал проблемы жителям старой пятиэтажки в самом центре Новосибирска. Они остались без крыши над головой.

Новости
Больше новостей
Новости районных СМИ
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей