Новосибирск

«Не спишь ночью, а молишься, чтобы Бог сохранил всех»: история многодетных беженцев с Донбасса через 8 лет

01.03.2022
Елена Шумилова
«Не спишь ночью, а молишься, чтобы Бог сохранил всех»: история многодетных беженцев с Донбасса через 8 лет
Многодетная семья Довженко живет в Сибири с сентября 2014 года. Фото предоставлены Ингой Довженко
Супруги Анатолий и Инга Довженко и восьмеро их детей встретили события весны 2014 года в городе Горловке Донецкой области. Когда рядом начались обстрелы и пропадали люди, они решили временно уехать, чтобы переждать конфликт, а получилось – насовсем. Далекий Новосибирск стал их новым домом. О своем пути, невероятной человеческой доброте и боли, которую пришлось испытать, Инга Довженко рассказала в интервью корреспонденту VN.ru.

– На Украине я занималась детьми, муж работал в «Горгазе», в хорошем месте, – рассказывает о своей прошлой жизни Инга Довженко. – Когда мы взяли еще двух деток и получили статус «детский дом семейного типа», супругу пришлось уволиться с работы. Он занимался бизнесом, разводил перепелов, и очень помогал мне с детьми. Ему пришлось уйти, потому что с таким количеством детей, а они были на тот момент маленькими, мне одной тяжело было справляться. Тем более это были дети, которые требовали внимания, они пережили стресс, болезни. И приходилось то с одним, то с другим обращаться к психологам, репетиторам.

31 мая 2014 года жизнь для них разделилась на «до» и «после».

Люди уезжали на третьих полках поездов

Когда в Киеве начался Майдан, мы наивно полагали, что там все и прекратится. Но, к сожалению, все только усиливалось и разрасталось. И когда военные действия становились все ближе к Донецку, мы поняли, что все-таки надо уезжать, но, если честно, не понимали, куда и как. Дети доучивались в школе. Из дома выходить вообще было страшно. На улице у нас начали стрелять, и часто бывало, что милиция не приезжала.

Мы, точнее сказать, я наивно полагала, что мы поедем на море, там переждем это время, вернемся, и все будет хорошо. Дочка у нас заканчивала девятый класс, в июне надо было сдавать экзамены. Мы не стали ждать, мы просто оставили все документы, на руки нам ничего не дали.

Сложность была с тем, чтобы купить билеты. Люди уезжали и автобусами, и на поездах, на третьих полках для багажа – потому что мест не хватало. С нами решила ехать моя мама, и мест нам надо было много. И как-то чудом добавили целый вагон. По знакомству мы взяли билеты, просто сели в этот поезд и поехали.

фото предоставлены Ингой Довженко

Инга и Анатолий Довженко, позади годы

Детям мы сказали, что едем на море, но у нас близнецы, они были очень пытливые, и им со старшей дочерью пришлось все рассказать – при условии, что они пока что помолчат. Сын-третьеклассник уже задавал взрослые вопросы, и тяжело было на них отвечать: почему мы убегаем от своей армии, почему нас не защищают? И это не тот случай, когда от вопроса ребенка можно отмахнуться.

В поезде тоже было страшно ехать ночью. Один раз поезд остановился и долго стоял, выжидал, потому что там, вдалеке, видно было, как шли обстрелы, зарево. Жутковатая картина, конечно.

Но слава Богу, мы без труда пересекли границу, хотя потом узнали, что у нас, как у приемной семьи, должны были спросить специальный разрешительный документ из опеки. У нас его никто не спросил. Выпустили нас всех.

Задача – сохранить детей и выжить

Сначала мы оказались в Крыму. Первые сутки мы поселились в казарме. Потом нас перевели в санаторий в поселке, а оттуда – в главный санаторий Крыма.

Что мы чувствовали в тот момент? Конечно же, боль. Боль от того, что мы бежим от своих, боль предательства.

То же самое, в принципе, происходит здесь и сейчас – свой народ делится, кто за русских, кто за украинцев – точно так же и там поделились. И тот, кто с тобой вчера еще обнимался, узнал, что ты в России, ты для него стал врагом. Это всегда больно очень. Но наша задача была – сохранить семью, сохранить детей и, естественно, выжить.

Фото предоставлено Ингой Довженко

Анатолий Довженко с детьми в Новосибирском оперном театре

После Крыма, где мы пробыли около трех недель, нас на самолете МЧС доставили в Северную Осетию. Мы пробыли там два месяца и понимали, что надо куда-то все-таки двигаться. Осетины, конечно, молодцы, хорошо нас приняли. Нас вообще везде хорошо принимали.

В том, что стоит вернуться назад, мы не были уверенны, ехать куда-то – тоже. В Донбассе объявили перемирие, многие решили вернуться. Но мы такого призыва не чувствовали. У моего мужа в Нижнем Новгороде есть родственники, он съездил, посмотрел, пообщался – но что-то не получилось. Мы молились, чтобы Бог показал нам, куда ехать, чтобы дал нам тех людей, которые нам помогут. Сами уже не могли принимать решения, мы были в постоянном стрессе и просто не знали, куда правильно двигаться.

Помог случай. Приехали репортеры и взяли одно интервью. После этого интервью объявились двое людей из Новосибирска, в Осетии они при церкви помогали людям. К нам их направила руководитель организации «Дети России – будущее мира». Эта пара предложила нам поехать в Новосибирск. Нам было так страшно уезжать из дома, мы сначала отказались, долго молились. Потом они еще раз пришли. Мы поняли, что все-таки это наш вариант. Епархия собрала нам деньги на билеты на самолет. Так нас перевезли в Новосибирск.

Жители Новосибирска все время помогали

Первое впечатление – это осень и красивые деревья в Мочище. Нас поселили в санатории «Обские зори». Вообще изначально для нас приготовили дом в Мошково, но власти города узнали, что едет такая семья, статус семьи не раз играл свою роль в нашей истории, и нас оставили в Новосибирске.

Лес, очень красивые цвета деревьев. Но самое мое большое впечатление – это когда в октябре 2014 года выпал снег. И его столько много было, у меня был шок конкретный. Я говорю: «Господи, куда же они его девают, это ж только октябрь месяц». У нас то там снег только после Нового года выпадает, такого нету. Я вообще не понимала, как справляются с этим снегом, для меня была проблема – как мои дети будут ходить в школу, потому что здесь мороз -30, -20 градусов. В Украине в -20 градусов уже дети в школу не ходят.

Фото предоставлено Ингой Довженко

В многодетной семье всегда весело и интересно

Мы вышли из самолета в шлепках, по-летнему одеты, мы же на море поехали, а тут уже холодно. Но люди тут были подготовлены, знали, что приедут с теплых мест и будут думать, что тут точно так же тепло. Как мы в мае выехали из Горловки, так и все время путешествовали налегке.

После «Обских зорь» мы перебрались в коттедж. Власти города нам помогли, нашли человека, который был готов предоставить нам коттедж в аренду. В этом коттедже мы прожили два года.

Фото предоставлено Ингой Довженко

Инга много времени посвящала детям, когда они были маленькими

Власти нам помогали. Гражданство мы получили очень быстро, в течение года. На детей, так как дети приемные, выделяли прожиточный минимум. Мы везде, куда приезжали, хотели убедиться, что детей не заберут, потому что в другие регионы властям присылали требования вернуть детей. И нас всегда уверяли: «Не переживайте, вы под защитой, детей у вас не отнимут».

В Новосибирске нас связали с людьми, которые помогли мне пройти программу «Мама-предприниматель», так как видели, что я была в тяжелом состоянии. Моя психика была на пределе. Мужу тоже помогли с работой. Какое-то время у нас был период, у мужа с работой не получалось, у нас не было денег на еду, и нам все время помогали жители Новосибирска. Просто обычные граждане. Можно сказать, они нас выкормили, за что им большая благодарность. Я не знаю, если бы не они, что бы мы делали.

фото предоставлено Ингой Довженко

Люди помогли многодетной маме начать свое дело – печь торты на дому

Помню, был период, у мужа по финансам на работе не получалось, это была зима 2014-2015 года, и с фонда опять звонят и спрашивают: «Как вы там?» Они периодически интересовались. Я говорю: «Да вот, такая ситуация, просто даже не знаю, на что завтра хлеб купить или где взять мужу денег на проезд». И они посоветовали мне написать в одну из групп «Вконтакте». Подписались подо мной, что они знают нашу семью, я даже не думала, что это работает. И люди начали писать, привозить продукты.

Одна женщина, многодетная мама из приемной семьи, мне звонит и говорит: «Я хочу вам привезти продукты. Дайте мне адрес, и что вам купить?» А мне так стыдно.

Я привыкла обычно с мужем давать, мы всегда кому-то помогали, а тут нам. Давать приятнее. Я говорю: «Что купите, то купите». Она говорит: «Нет, так не пойдет. Я хочу купить то, что на самом деле вам нравится. То, что дети и вы любите и точно будете есть». Она начала у меня спрашивать, перечислять продукты, и я говорила: «Да – нет». Вечером они выгрузили нам целый багажник продуктов, еще продукты с заднего сидения. Спасибо Богу за них. Многие люди вот так помогали, от чистого сердца.

За мир в Донбассе, в Украине и в России

В первый год у меня был шок от того, что в Новосибирске много снега, но вообще зима переносится здесь намного легче, чем в Украине. Ну и куча снега – это всегда, мне кажется, радостно.

Изменилось, конечно, все колоссально. Мы три года назад взяли квартиру в ипотеку, до этого снимали коттедж, потом – квартиру. Аренда выходила очень дорого, получилась все равно, что ипотека. Но еще и когда люди слышали, сколько у нас детей, естественно, испытывали шок, это нормально. Они говорили, что подумают, клали трубку и больше ее не брали.

фото предоставлено Ингой Довженко

Дети семьи Довженко с бабушкой, мамой Инги

Мой муж сейчас занимается строительством, я делала тортики на заказ, а с прошлого года смогла выйти на работу. Работа у меня просто шикарная, я финансовый консультант в области страхования жизни. Это дает мне возможность точно так же помогать другим людям. Все то, что я накопила – финансовые знания, свою любовь к расчетам, графикам, планам – я все это могу реализовывать в работе. Это то, в чем сейчас нуждаются люди.

Фото предоставлено Ингой Довженко

Семья Довженко в Новосибирске движется вперед

К жизни в Сибири – да, я привыкла. Тоска по родине? У меня есть тоска по людям, которых я знала, по друзьям. По ним тоска. Тоска по родине была долго. Мне бы хотелось приехать, повидать этих людей, обнять. Но потом я поняла, что если буду плакать по тому, что у меня там было, я не буду давать себе и своей семье идти вперед.

Военный конфликт. Не хочу его касаться и приплетать сюда политику. Скажу, что это всегда больно. У меня есть родственники и там, и там. В Донбассе у нас с мужем родители, братья, племянники. На территории Украины у нас также есть близкие. И все, что мы делаем – молимся за мир, за мир и в Донбассе, и в Украине, и в России.

Это очень тяжело. Сейчас то и дело только заглядываешь в мессенджер и проверяешь, отписались ли тебе после ночи, что все живы. Не спишь ночью, а молишься, чтобы Бог сохранил всех.

Похожие новости
25.06.2022 ОБЩЕСТВО

Сегодня простились с двумя жителями Новосибирского района, погибшими в ходе спецоперации на Донбассе, сообщил на своей странице социальной сети VK (ВКонтакте) глава района Андрей Михайлов.

Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей