Новосибирск 10.4 °C
  1. ОБЩЕСТВО
  2. История

Как в Сибири готовили агентов-подрывников

Как в Сибири готовили агентов-подрывников
Картина Петра Покаржевского "Красный дозор".
День военного разведчика отмечается в субботу, 5 ноября. В этот день в 1918 году в Петрограде было организовано Регистрационное управление для координации усилий всех разведывательных органов Красной армии. В 1953 году после многих переименований возникло известное название — Главное разведывательное управление Генерального штаба ВС СССР, ныне ГРУ России.

Красная литературная легенда

После Гражданской войны написаны горы страниц и отсняты километры кинопленки о чекистах, красных партизанах и подпольщиках. О белогвардейцах советские писатели и кинодеятели распространялись мало и негативно. Так и бегали почти весь ХХ век по крышам домов и вагонов ловкие красные дьяволята, а пузатые золотопогонники за ними не поспевали, спотыкались и падали.

Согласно исследованиям историка Сергея Слугина, красные на Восточном фронте первыми создали спецподразделения для разрушительных действий в тылу врага. Назывались они своеобразно: Орловская техническая команда и Особая железнодорожная полурота. Очевидно, в городе Орле оформился особый отряд подрывников-чекистов, которые, судя по воспоминаниям одного из них, самообразовывались в Симбирске в течение двухсот часов, читая Большую энциклопедию. Затем их засылали в тыл Белых войск. Руководил подрывниками-подпольщиками начальник особого отдела 5-й армии И.П. Павлуновский, который, подвязав щеку платком, торговал в Уфе газетами и отдавал команды на подрывы. А бойцы железнодорожной полуроты пускали под откос поезда с белогвардейцами и военной техникой.

Школа разведчиков в движении

В качестве ответной меры осенью 1918 года белогвардейцы начали готовить диверсантов для засылки в тыл Красной армии. Обучение длилось 6-8 дней. Преподавали офицеры-фронтовики и царские унтер-офицеры, имевшие элементарные знания по минно-взрывному делу и организации железнодорожных перевозок. Подобные подразделения назывались Ударно-боевыми группами, которые сводились в Ударно-боевые команды. В разное время их было от 9 до 12 на весь Восточный фронт. Колчаковских бойцов рельсовой войны именовали агентами-разрушителями.

Наскоро сформированные группы не всегда возвращались. Агенты-разрушители считались расходным материалом. На смену ушедших групп готовили других. Так продолжалось до начала декабря 1918 года, когда были сформированы Курсы зафронтовых подрывников.

Сначала небольшое учебное подразделение разместили в городе Петропавловске. С 1919 года агентов-разрушителей стали готовить дольше: в течение месяца по 10-12 часов каждый день. Курсантов обучали подрыву и порче рельсов, особенностям использования различных взрывчатых веществ.

Когда фронт тронулся на восток, курсы передислоцировали в Ново-Николаевск и переименовали в Учебно-партизанскую команду. Учебное заведение разместили за городом, в версте от железной дороги, примерно на нынешней территории аэродрома завода им. Чкалова.

Кадры мотивированы чрезвычайно

Новичков первым делом знакомили с картами железных дорог Российской империи, с особенностями движения поездов на каждом участке. Очень тщательно будущие диверсанты изучали Пермскую, Самаро-Златоустовскую, Рязано-Уральскую, Сызрано-Вяземскую железные дороги. Отдельно рассматривались подъездные пути к оборонным заводам Урала и Поволжья, где главной целью были химические и оружейные заводы. Фамилию и чин первого начальника курсов документы не донесли, а вот с апреля 1919 года курсами руководил капитан Д.П. Артынов. На новом месте, кроме начальника, обучали курсантов ещё два офицера. Один из них, поручик Кречетов, имел высшее техническое образование и богатый боевой опыт, полученный в годы Первой мировой войны. Два фельдфебеля-инструктора обучали разведчиков практическим навыкам.

С весны 1919 года, помимо агентов-разрушителей, у белых появились агенты-поджигатели. Впрочем, поджигательная подготовка была общим местом у белых и красных. 

Например, однажды в тылу белых, в Томске, красные агенты Весовщик, Сомов и Француз, набранные из среды люмпенов, вознамерились зимней ночью спалить бордель с путанами и офицерами. Но действо не вышло, так как бидоны с горючим у поджигателей кто-то украл.

Колчаковцы в диверсанты отбирали мужчин от 18 до 60 лет, преимущественно с военной подготовкой, желательно саперов или артиллеристов, причём не только нижних чинов, но и офицеров. Имелись и штатские добровольцы. Их объединяла ненависть к красным, желание отомстить за гибель родных и за порушенное имущество, стремление вернуть былое на круги своя. Белые диверсанты, до последнего городового, самоотверженно шли в бой. В их ряды подбирали грамотных, смелых и неглупых людей, преданных белому делу. Таких кандидатов набиралось достаточно. По скромным подсчётам, с разрушительной миссией за фронтом побывали более трехсот подрывников.

От шимозы до обреза

Когда белые наступали, большой необходимости в диверсиях не было. А когда фронт стал откатываться к Тихому океану, интенсивность учебы возросла. Летом 1919 года обучающихся стало намного больше, и понадобился новый класс для дополнительного размещения двадцати человек. Курсанты успешно и споро овладевали разрушительным ремеслом. Самым сложным делом было перебраться за линию фронта с нелёгким и взрывоопасным грузом.

Грузом были заряды взрывчатых веществ и средства взрывания. Специальной службы доставки динамита за линию фронта не было, белые партизаны всё носили на себе. Для подрывов использовали разные типы взрывчаток. Пироксилин имелся на складах Приамурского и Иркутского военных округов. Тротил, шеддит и детонаторы поставляли США. А шимозой поделилась Япония. Помимо необычного груза, агентов снабжали документами прикрытия и легендами для выполнения заданий. На случай встречи с красными патрулями имелись пистолеты. А некоторые разрушители вооружались винтовками с укороченным стволом. Позднее это оружие стали называть кулацким обрезом.

Подвиг на мосту

После Гражданской войны советские чекисты неоднократно отмечали удачные действия белых разрушителей. Отмечали также, что им удалось обезвредить на Восточном фронте более130 вражеских диверсантов. Эта цифра спорная, их погибло много больше. Колчаковские диверсанты погибали и при переходе линии фронта, и при неосторожном обращении со взрывчатыми веществами. Мало того, разрушители и поджигатели могли стать жертвами как красных, так и белых дезертиров, бандитов и воров, коих немало шаталось в советском тылу.

2022-11-01-22-23-57.png
Красные разведчики из к/ф "Служили два товарища".

Диверсанты-перебежчики практически не встречались, а вот примерные бойцы-разрушители имелись, и их имена сохранились в архивах. В приказах отмечали Александрова Бориса Ивановича за ряд успешных мероприятий на Западном Урале осенью 1919 года. Жилинский Казимир Иосифович хорошо отметился в районе Вятки и в Бугульме. Кузнецов Виталий Павлович руководил группой в районе Шадринска и Челябинска. Купцов Степан Григорьевич провёл несколько удачных диверсионных актов в Кургане и Пермской губернии. Осенью 1919 года младший унтер-офицер Беликов взорвал себя и объект, когда красноармейцы из охраны моста потребовали у него документы.

Тротил над костром, и махорочкой потянуло

Случались в тайной работе курьезы. В ноябре 1918 года группа белых диверсантов провалилась под лёд на Урале. Потерь не было, но подмок мешок с пироксилином. Долго не думая,бедолаги развели костёр, подсушили одежду и обувь. Заодно подвесили мешок над огнем. Трагедии не произошло, так как взрыватели вовремя вспомнили наставления и убрали взрывчатку от костра. А в марте 1919 года в Вятке у одного из агентов местные воры украли на вокзале мешок с тротилом. Это взрывчатое вещество очень похоже на мыло, которое тогда представляло дефицит. Задержанных воров красные чуть не записали в разрушители. А сами агенты остались без тротила и задание не выполнили.

Весной того же года в Поволжье разведчики штабс-капитан Рекс и фельдфебель Казанцев во время митинга в полку красных проникли в их штаб и выкрали секретные карты. При отходе обнаружили охраняемый склад. Агенты решили, что внутри хранятся боеприпасы. Поздно вечером они сняли часовых, облили склад керосином и подожгли. Отбежав на безопасное расстояние, диверсанты долго ждали взрыва, но вместо этого почувствовали табачный дым. Оказалось, что они спалили склад с махоркой ― тоже своего рода стратегическим запасом противника.

Последний взрыв агенты-разрушители произвели 19 ноября 1919 года на перегоне Омск-Петропавловск уже после освобождения Омска от колчаковцев. Отступая с бегущими частями, они сдались в плен под Красноярском, назвавшись насильно мобилизованными солдатами. Некоторых из них чекисты разоблачили только в начале 1930-х годов.


Районные СМИ

Новости раздела

Новости

Больше новостей

Новости районных СМИ

Новости районов

Больше новостей

Новости партнеров

Больше новостей

Самое читаемое: