В детсаду можно потерять не только варежку, но и...

Считается, что система детских садов существует для того, чтобы маленький ребенок, в то время, как его родители находятся на работе, был под присмотром педагогов и его жизни и здоровью ничего бы не угрожало. Мы тоже так считали до того момента, как к нам в редакцию пришел Юрий Михайлович Кондаков и рассказал совершенно жуткую историю. Как говорится, не приведи, Господь!

Считается, что система детских садов существует для того, чтобы маленький ребенок, в то время, как его родители находятся на работе, был под присмотром педагогов и его жизни и здоровью ничего бы не угрожало. Мы тоже так считали до того момента, как к нам в редакцию пришел Юрий Михайлович Кондаков и рассказал совершенно жуткую историю. Как говорится, не приведи, Господь!

Пусть наши дети растут счастливыми и здоровыми

 Внучка Юрия Михайловича, четырехлетняя Аня Дудник, посещала детский сад N 432 в Ленинском районе. Тридцатого мая 2000 года во время прогулки ребятишки играли на площадке. Одна девочка нашла стекло. Аня стала это стекло отбирать. Дети начали потасовку, и одна другой полоснула стеклом по глазу.

Вместо того, чтобы немедленно вызвать «скорую помощь» и доставить девочку в больницу, ее повели к к детсадовской медсестре. Медсестра обработала рану и наложила повязку. Потом, подстраховки ради, Аню показали окулисту в ближайшей поликлинике N 24. Врач, взглянув на поврежденный глаз, вскричала: «Немедленно вызывайте «скорую»!» Аню Дудник доставили в городскую больницу. Прооперировали. Это не помогло. Глаз Аня потеряла.

Через три месяца Аня перенесла еще одну операцию в МНТК «Микрохирургия глаза». Специалисты этой клиники сказали, что зрение, может быть, восстановится. Пока что поврежденным глазом Аня не видит. Мало того, до трагедии у девочки уже было плохое зрение. Таким образом, четырехлетний ребенок сделался инвалидом.

Ужасно. Страшно. Невероятно! Невероятно еще и потому, что трагедия произошла не на улице, где дети бегали безнадзорными, а в государственном учреждении, устав которого, между прочим, гарантирует безопасность и здоровье детей.

Трагическая история, произошедшая с Аней Дудник, вызвала в сознании автора этих строк поток вопросов. Во-первых, что делала воспитательница, когда на площадке один ребенок выкалывал другому глаз? Во-вторых, для чего в штате детского сада держали дворника, если во время прогулки девчонка подобрала в песочнице стекло такого размера, которым сумела выткнуть глаз сверстнице? Откуда взялись стекла, в общем-то, понятно: в вечернее и ночное время территории детских садов превращаются в притоны для бомжей и алкоголиков. И тут возникает третий вопрос: чем занимался сторож в то время, когда на территории сада пьяная компания била бутылки?

Заведующая детским садом N 432 Татьяна Терентьева вины своих подчиненных в случившемся не видит:

- Территория у нас огромная, садик рассчитан на 14 групп. В общем, большой двухэтажный детский сад. (Иных садов, кроме двухэтажных, рассчитанных на 14-18 групп, лично я никогда не видела, разве что частные, на 4-5 детей - прим. авт). Разве дворник за каждым стеклышком уследит? А может, эта девочка принесла стекло в кармане? Вы знаете, дети такого возраста - у них чего только в карманах не бывает.

Тогда для чего вообще этим людям ходить на работу и на каком основании получать зарплату, если дворник не может уследить за территорией, воспитатель не в состоянии углядеть за детьми?!

Сторожами, как выяснилось, работают две женщины. Воспитатель Галина Григорьевна Бабкина - она была с детьми, когда все произошло - женщина предпенсионного возраста, год не доработала до заслуженного отдыха, уволилась (сама, а не по приказу, допустим, об увольнении в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей) после трагедии с Аней. По словам заведующей, на нервной почве перенесла микроинсульт.

Педагоги детского сада, говорит Татьяна Терентьева, ходили в больницу к Ане, пытались предложить посильную материальную помощь. Анина семья эти попытки отвергла, сказав, что будет требовать компенсации морального и материального ущерба через суд.

Анин дедушка, Юрий Кондаков, вот уже полгода пытается добиться того, чтобы за увечье, причиненное девочке, понесли ответственность те, кто гарантировал «безопасность и здоровье детей».

После того, как с внучкой случилось несчастье, Кондаков обратился в первое отделение милиции Ленинского района с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту преступной халатности, проявленной сотрудниками детского сада. В ответ бумагу, на котором от руки было написано, что начальник милиции обратился к начальнику районо и далее: «В возбуждении уголовного дела отказано. Проведена служебная проверка по факту травмы. Проведены соответствующие мероприятия о недопустимости получения детьми травм.» Под рукописным листочком стоял автограф В.А. Долгих, начальника первого отдела милиции Ленинского района. Вот так, «проведены мероприятия о недопустимости получения детьми травм». Никто ни в чем не виноват, никто не наказан. Правда, в плане «мероприятий о недопустимости получения детьми травм» значится приказ об увольнении воспитателя Галины Бабкиной. Однако, мы уже знаем, никто Галину Григорьевну не увольнял.

Тридцатого июня, взяв с собой отписку из милиции, Юрий Кондаков пошел в прокуратуру Ленинского района, где письменно обжаловал решение отдела милиции отказать в возбуждении уголовного дела. Жалобу не хотели принимать, дескать, все произошло месяц назад, почему вы, гражданин Кондаков, только сейчас являетесь? Кондаков ответил, что весь месяц ухаживал за внучкой в больнице. В конце концов, бумагу приняли. Оказалось, что до этих пор в прокуратуре ничего не знали о трагедии, произошедшей в детсаде N 432. Хотя, согласно существующему совместному постановлению Министерства здравоохранения и Министерства внутренних дел, все несчастные случаи должны регистрироваться в статистическом отделе.

Из Ленинской прокуратуры долго не было ответа. Говорили, что ввиду отсутствия канцтоваров не могут выслать Кондакову бумагу с прокурорским заключением. Наконец, ответ пришел: «В возбуждении уголовного дела отказать в соответствии со ст.5 п.2 УПК РФ». То же самое - в городской прокуратуре. Тогда Юрий Михайлович обратился в областную прокуратуру. Чем кончится эпопея - пока неизвестно. Жалоба находится на рассмотрении.

- Операция в заграничной клинике стоит тысячи долларов. Таких денег у меня нет, - Юрий Кондаков в полном отчаянии. - Случись такое где-нибудь в Америке, внучке выплатили бы в качестве компенсации много тысяч долларов. А у нас даже дело возбуждать отказываются. Оказывается, в том, что ребенок остался инвалидом, состава преступления нет!

Юридические документы, которые сейчас Юрий Михайлович носит по инстанциям и которые, как он подозревает, в конечном итоге окажутся бесполезными, Кондаков поместит в рамочку и покажет своей внучке, когда она вырастет и спросит, по чьей вине она в четыре года осталась без глаза и кто понес ответственность за это?

Самое страшное в этой истории то, что любой ребенок в любом детском саду может оказаться травмированным или покалеченным из-за того, что сторож не разогнал хулиганов, дворник не убрал территорию, а воспитательница занималась неизвестно чем вместо того, чтобы глядеть за детьми. И никто ни за что не будет наказан.

Мнение эксперта

 Валерий Черных, директор МНТК «Микрохирургия глаза»:

- К сожалению, у Ани Дудник настолько серьезная травма, что, если не обманывать людей, оптимистического прогноза в данный момент дать нельзя. Врачи - не волшебники. И мы не хотим выглядеть шарлатанами, обещая то, чего на современном этапе развития медицины сделать не можем.

Хотя в жизни есть прецеденты, когда то, что еще вчера казалось фантастикой, сегодня превратилось в объективную реальность. Несколько лет назад никто не верил в бесшовную технологию вживления искусственного хрусталика. Сегодня эта практика широко применяется. Идут работы по реконструкции нервных окончаний. Между тем, до недавнего времени все ученые и врачи были убеждены, что нервные клетки не восстанавливаются. Когда эти работы будут завершены, половина слепых сможет, если не прозреть, то, по крайней мере, получить ориентацию в пространстве. Одним словом, на рубеже третьего тысячелетия в медицине ожидается прорыв.

В новосибирском МНТК тоже занимаются подобными разработками. Совместно с учеными СО РАН создаются новые приборы и технологии. Быть может, и Ане удастся помочь в ближайшем будущем. Очень хочется на это надеяться.

Комментарии юристов

 Старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних областной прокуратуры Виктор Крикун:

- В Уголовном Кодексе есть статья 118 часть 4: «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Здесь как раз такой случай. Максимальное наказание за подобное преступление - лишение свободы на срок до 1 года. Что касается денежной компенсации, детский сад не является юридическим лицом, значит, материальной ответственности не несет. Иск, в случае соответствующего решения суда, будет предъявлен районному отделу народного образования. Рассчитывать на многотысячную компенсацию, как это могло бы быть в какой-нибудь западной стране, не стоит, ибо в России сложилась практика приравнивать моральный ущерб к материальному. А материальный ущерб - это стоимость средств, затраченных на лечение и не более того.

Юрист общественной организации «Правовое общество» Анна Чурикова:

- Если уголовное дело все-таки будет заведено, возможно наказать виновных как в уголовном порядке, так и в гражданском, то есть предъявить иск. В моей практике был случай, когда мальчик по недогляду взрослых остался инвалидом. Сумма иска тогда составила 50 тысяч рублей. Этот нюанс во многом зависит от красноречия адвоката. В целом, рассчитывать на материальную компенсацию за ущерб здоровью Аня Дудник может однозначно.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать