Когда Лена танцует, ей Бог улыбается

Если спросить какого-нибудь православного священника, можно ли молиться танцуя, то он, скорее всего, скажет нет. И припомнит, конечно, «бесстыдный» танец Иродиады. Елена Шиловская считает, что спрашивать в церкви - бесполезно, на самом деле танец - это жертва, угодная Богу. Так она чувствует. И даже защитила на эту тему диплом в Библейском институте.
В финале танца Лена уже не «умирает»

 Как мне представляется, официальная церковь в наше время над формами отправления обрядов особенно не задумывается: есть ритуалы, есть веками сложившиеся молитвы. Но если спросить какого-нибудь православного священника, можно ли молиться танцуя, то он, скорее всего, скажет нет. И припомнит, конечно, «бесстыдный» танец Иродиады. Елена Шиловская считает, что спрашивать в церкви - бесполезно, на самом деле танец - это жертва, угодная Богу. Так она чувствует. И даже защитила на эту тему диплом в Библейском институте.

Сейчас Лене почти тридцать. Ее пластические молебны часто входят в программу христианских собраний и свадеб. Первый танец-молитву Елена Шиловская создала три года назад. И прежде на такое в нашем городе никто не решался или не был способен. Кто-то скажет - вдохновение, кто-то - случайность, Лена говорит - ее поддерживают высшие силы.

- Раньше я не знала ни одной молитвы, всегда чувствовала себя неуютно в православном храме: мне казалось, там много фальши. Бог мне открылся в Церкви Христа. Сначала я очень стеснялась выражать свои чувства публично, не могла даже заставить себя поднять руки или преклонить колени в молитве. Но однажды к нам приехали гости из Америки, и одна девушка замечательно танцевала. Она сказала: «Когда я танцую, мой Бог улыбается». Я вспомнила, как еще, не будучи верующей, я танцевала дома, закрыв двери, сама для себя. Обычно это происходило, когда мне было очень плохо. Мне представлялась стена, а за ней люди. Я им кричу, а они меня не слышат, я бьюсь об эту стену... И в конце танца я всегда «умирала». Внутри у меня была смерть. А у этой девушки было по-другому: она «умирала», но потом воскресала. Это меня поразило.

Сюжеты и образы своих танцев Елена буквально видит перед собой. Она создала даже собственную классификацию: танец хвалы, танец поклонения, танец духовной брани. Каждый несет свой собственный смысл.

- Мой первый танец был «Танец о кресте». Я много раз слушала песню о восхождении Христа на Голгофу. Она меня всегда очень трогала, но целостный образ не складывался. Однажды я почувствовала, что очутилась там, на Голгофе, среди толпы. И эти люди... они плюют в Христа, проклинают его, ненавидят. А он смотрит на них с любовью. Я пытаюсь остановить этих людей, я им говорю: «Люди, что же вы делаете? Это же сын Божий!» И когда он упал с крестом, я была рядом, и наши глаза встретились, в них была такая любовь! В этот момент и родился танец. Через движения я смогла передать все, что увидела.

Лена Шиловская
 ...Есть различные предметы, которые помогают выразить свое сердце перед Богом: бубны, маленькие флажки, большие знамена, шарфы и, конечно, свечи. Также существует христианская цветовая символика: черный - грех, беззаконие; коричневый - рабство; красный - искупление, кровь Христа; зеленый - надежда; белый - чистота, непорочность; золотой - святость; сиреневый - победа. Поэтому костюм имеет смысловой характер. Например, танец о кресте может быть в темно-сиреневом платье с золотым поясом, где в ходе танца черный шарф (символ греха всех людей) меняется на красный или белый (символ искупления).

После того, как танцы-откровения стали приходить один за другим, Елена стала заниматься балетом. Ее молитвы стали еще более выразительными. И Лена считает, что ее творчество понятно тем, для кого она выступает - будь то случайные зрители, осужденные, перед которыми она танцевала во время благотворительной акции или молодежь на дискотеке.

- Недалеко от моего дома - ДК «Сибтекстильмаш». Там была дискотека по случаю Пасхи. Обыкновенная дискотека, почти все пьяные, и, естественно, никто не вспоминает о празднике. И я решила - буду танцевать! Боялась страшно. Но переоделась в костюм и вышла. Сцены там не было, пришлось стоять лицом к лицу с людьми, которые поначалу были явно враждебно настроены. Я танцевала два танца. Сначала мне казалось, что меня растерзают. Настолько подействовала перемена ритма музыки, включенный свет. Но я заставляла себя смотреть этим людям в глаза, любить их. Ведь если они пьют водку, употребляют, может быть, наркотики, значит их не устраивает обычная жизнь, они хотят ощутить себя свободными. И, танцуя второй танец, я почувствовала, что холод и злоба, которыми меня обдавали, исчезли. На меня смотрели с уважением и интересом. Потом некоторые подходили поговорить со мной.

Год назад с Еленой случилось несчастье - травма позвоночника. Сделали операцию, много времени ушло на реабилитационный период. Но теперь она снова танцует и в скором времени собирается набрать группу учеников.

Каждый общается с Богом по-своему и ощущает его - кто как. И молятся Господу - кто истово, а кто трепетно. Лена - в танце.

Поделиться:
Копировать