Все там не будем?

Все там не будем?
Слухи о том, что кладбища в крупных городах переполнены, людей совсем скоро просто негде будет хоронить, а если и найдут местечко, то стоить это будет запредельных денег, ходят уже давно, но никто всерьез этой проблемой не озадачивался.

И вот недавно Минстрой России выступил с предложением о повторном использовании заброшенных могил. Неожиданно инициатива вызвала одобрение со стороны церкви и протест общественности. В ситуации разбирался корреспондент «ВН».

Найти и использовать
— В Новосибирске вопрос нехватки земель под кладбища остро не стоит во многом благодаря работе крематория. В то же время на кладбищах немало захоронений, где потеряны родственные связи. С ними определенно что-то нужно делать. Думаю, это должны решить на федеральном уровне, — считает председатель комиссии по муниципальной собственности депутат Совета депутатов Новосибирска Сергей БОНДАРЕНКО.

Вот они и решают. После того как рынком похоронных услуг занялось Министерство строительства России, то и дело звучат предложения, как сделать ритуальные услуги прозрачными, победить на кладбищах коррупцию и даже создать частные кладбища. Одна из последних инициатив поможет сократить количество новых земель, отводимых под погребения: в ведомстве считают целесообразным повторное использование заброшенных могил.

— Необходимо создать единый реестр захоронений, а также установить четкие правила управления кладбищами: оператор должен отбираться на конкурсной основе, — считает заместитель главы Минстроя России Андрей ЧИБИС.

Предполагается, что в каждом регионе появится специальная комиссия, она будет заниматься поиском могил, за которыми никто не ухаживает длительное время. Однако, чтобы все было по-честному, в нее войдут представители власти, религиозных объединений, общественники. При этом могилу не признают брошенной, если на ней находятся «намогильные сооружения». Если все-таки комиссия примет решение «освободить» могилу, то останки будут перезахоронены. Неприкосновенными останутся только захоронения на воинских кладбищах.

А что дальше?
Вопросов к ведомству, выступившему с подобной инициативой, достаточно. Кто будет заниматься исполнением этого закона, за чей счет, не возникнет ли желание «очистить» как можно больше участков? Ведь на востребованных погостах, где покоятся, например, известные люди, зачастую места просто нет, а желание найти там последний приют есть у многих. Но все же главный вопрос другой — этический.

— Отношение к этому у меня отрицательное. Я бы мертвых трогать не стала. Лучше бы изменения происходили по другим направлениям. Для города, например, подошла бы кремация, хотя я знаю, что церковь выступает против. Но представьте, какая судьба будет ждать могилы одиноких людей. Априори забвение и запустение, — считает руководитель новосибирского регионального отделения общероссийского общественного движения «Поисковое движение России» Наталья НЕКРАСОВА.

Как ни странно, но чиновников поддержала Русская православная церковь. Правда, с одной оговоркой: все-таки в решении этого спорного вопроса нужно обойтись без кремации. Вместо этого представители РПЦ предложили перемещать тела из заброшенных захоронений в общие могилы.

В законопроекте предложено два способа ликвидации бесхозных захоронений: они могут остаться в той же могиле, но только ниже уровнем. Или возможна эксгумация с последующей кремацией и опять же захоронение в могилу невостребованных прахов.

Предложение вроде бы дельное, тем более для крупных разрастающихся городов, где каждый квадратный метр на счету. Что же общественность возмущена? Умершим же, по сути, все равно... Но, видимо, для многих это принципиальный вопрос. Погребение сегодня — процедура дорогостоящая, но многие годами откладывают на нее деньги. Особенно одинокие старики, которые тоже хотят быть похоронены «по-человечески». И что же получается, все зря? Или теперь копить придется еще и на то, чтобы за могилой кто-то вечно ухаживал?

ЦИФРЫ
В Новосибирске существует 7 кладбищ общей площадью 629 гектаров. Самые большие из них по площади — Заельцовское (169 га) и Клещихинское (165 га). Чуть меньше Гусинобродское (157,4 га). Самым же маленьким является Чемское (20,4 га).
По подсчетам специалистов Минстроя, каждая третья могила в России — заброшенная. В масштабах страны они занимают примерно 18–25 тысяч га.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент