Карта затопленных деревень: что покоится на дне Обского моря

Карта затопленных деревень: что покоится на дне Обского моря
Тысячи домов и церквей покоятся под толщей воды Новосибирского водохранилища. Фото Артема Шершнева
Исчезнувшие села, покоящиеся на дне Обского водохранилища, каждое со своей историей. В одном лишь Ордынском районе в 50-х годах прошлого века с карт пропали 18 населенных пунктов. Сегодня память о канувших в пучины селах увековечена на «Аллее незабытых деревень».

«4 ноября в 10 часов вечера строители Новосибирской ГЭС навсегда преградили путь реке Оби в старом русле, направив ее воды через бетонную плотину» — такое сообщение опубликовала газета «Советская Сибирь» 6 ноября 1956 года. Но у любой медали есть две стороны. ГЭС не только дала городу электричество и развитие, но и стерла с лица земли десятки сел и деревень.

51 населенный пункт попал в зону затопления водохранилища. Это округ города Бердска и трех районов Новосибирской области: Новосибирского сельского, Ордынского и Ирменского (23 декабря 1954 года был упразднён, а его территория разделена между Новосибирским и Ордынским районами).

Полностью было затоплено 3249, частично 3349 дворов. В некоторых селах числилось от 100 до 400 дворов: Верхние Чемы, Тюменькино, Верхняя Ельцовка, Атаманово, Морозово, Красный Яр, Темново, Еремино, Пичугово, Старый Шарап, Новостроец, Елбань, Усть-Хмелевка и другие.

В фонде Новосибирского областного комитета КПСС имеется «Докладная записка о мероприятиях по переселению и переносу на новые места предприятий, строений и сооружений в связи со строительством Новосибирской гидроэлектростанции», адресованная заместителю председателя Совета Министров СССР Маленкову, и датированная 28 февраля 1952 г.

«…в связи с образованием водохранилища Новосибирской ГЭС на территории Новосибирской области подлежит затоплению площадь 80,7 тыс. га, в том числе сельскохозяйственных угодий — 20,8 тыс. га, лесов и кустарников — 36,1 тыс. га, из них государственного значения — 30,6 тыс. га, прочих земель — 23,8 тыс. га», - говорилось в докладной записке.

Amerikanskaya_karta.jpg

Американская военная карта наглядно показывает, сколько территории ушло под воду

Вода начала подниматься весной 1957 года, но переселяли людей заранее, с 1 июня 1953 года. Для этого государство выделило 40 миллионов рублей. Переселенцев освободили от налогов на три года, помогали со строительством. По воспоминаниям старожилов, лес раздавали бесплатно и практически без ограничений, так как требовалось срочно очистить зону затопления от деревьев на площади 33 тыс. га. В новых населенных пунктах возводили всю необходимую инфраструктуру: дома культуры, больницы, музыкальные школы.

Вот как писала о переселении из зоны затопления газета Ордынского района в середине 50-х: «В новом Ордынском насчитывается уже 60 улиц и переулков, тогда как в старом их было всего 19». В январе 1957-го улиц в новой Ордынке было уже 115. К концу мая того же года вода в Обском водохранилище поднялась на 10 метров.

Еще до затопления была создана специальная комиссия для замера земельных участков и оценки жилья, чтобы на новом месте выдать переселенцам равноценный участок. «Многие люди, чьи усадьбы попали в зону затопления, не верили, что в будущем вода поднимется настолько, что все окажется затоплено. В Ордынском, на улице Красноармейской я видел, что треть усадеб уже снесена. Колхозники переселились на Маргазу и в Чернаково, а рабочие и служащие переехали в новый центр села», – вспоминает житель Ордынского района Михаил Сибирцев.

Stary_Sharap.jpg

Старый Шарап

Первое документальное упоминание о деревне относится к 1707 году. По ревизской переписи Чаусского острога, тогда в деревне насчитывалось 20 душ (разумеется, мужских, так как женщины и дети в расчет не брались). Это были переселенцы из Центральной России. Кстати, по преданию, именно на месте, где стояло раньше село Старый Шарап, сотник Василий Афанасьев устроил когда-то пир по случаю разгрома хана Кучума. Здесь, на Шарапской земле, родился, жил, работал знаменитый на всю Россию поэт Николай Вяткин. В 1920 году, с приходом к власти коммунистов, здесь организовали коммуну «имени 3 Коминтерна» под председательством некоего Старстина В.Н. В 1925 году в коммуне насчитывалось 50 дворов. В 1953 году Старый Шарап ушел под воду.

Вот что вспоминает местная жительница Ольга Казанцева: «Дома разбирали и перевозили на новые места. Постройки, которые невозможно было транспортировать, были затоплены. Но власти на льготных условиях выплачивали компенсацию в размере 10 кубов леса и 3000 рублей подъемных. Из расчета этих денег нанимались рабочие для строительства новых домов».

Stary_Sharap2.jpg

Старый Шарап. Фото sanysergeev.narod.ru

«Моя семья переехала в деревню Новый Шарап из города Новосибирска в 1991 году. Все это время я много раз слышала о затоплении этих мест, - размышляет школьница Новошарапской средней школы Ордынского района Елизавета Кулагина. - Об успехах строительства постоянно писала пресса тех лет, но никто не написал о переживаниях человека, да и не принято это было. За схемами и чертежами, за громкими цифрами, как мне кажется, не увидели человека».

Tyumenkino.jpg

Тюменкино

Деревня Тюменкино (или Тюменькино) географически располагалась как раз напротив современного Морского совхоза. В 1911 году, в ней насчитывалось: «Число наличных душ – 504 мужского пола, 481 – женского пола. Земли во владении селения 6365 десятин. Расположено при речке Березовке. 1 училище Министерства внутренних дел, 1 приписная церковь, 3 торговые лавки, 1 хлебозапасный магазин».

Любопытные истории рассказывает Василий Носачев, решивший изучить родословную своей семьи, и нашедший корни по материнской линии в канувшем в Лету Тюменкино. Он проделал колоссальную работу и поднял старые архивные документы, из которых можно сделать несколько забавных выводов. Во-первых, в деревне мастерски гнали самогон. Борьба с самогоноварением красной нитью проходит в протоколах Общего собрания 1925-1928 годов. Во-вторых, водились конокрады – на собраниях частенько поднимался вопрос о пропаже скота. А еще в Тюменкино умирало много детей. «В июле 1915 года согласно записям в книге умерло 18 детей от поноса. Вероятно, была вспышка инфекции, которую никак и никто не диагностировал. Дети умирали очень часто. Достаточно бегло пролистать любую дореволюционную книгу регистрации умерших. Если судить по данным за 1914 - 1915 годы только по селу Тюменкино, то убыль детей была сопоставима с эпидемией», - приводит данные Василий Носачев.

С приходом большевиков, Тюменькино и соседнюю деревню Верхние Чемы объединили в колхоз «Красный партизан», земли которого и попали в зону затопления. Все строения этих сёл были перенесены в незатопляемое место. Потом на их месте организовали колхоз им. Маленкова, названный позднее «Морской».

Chemy.jpg

Нижние и Верхние Чемы

Первое упоминание о Левых Чемах приводятся в летописях 1598 года. По преданиям, именно здесь в августе 1598 года прошла тысячная армия русских воинов под предводительством воеводы Андрея Воейкова, которая разгромила татар. Верх-Чемская деревня в те годы носила название «Чомская Малая». Располагалась она «на западном берегу Оби, в полуверсте ниже устья впадающей (в нее) с запада Чомы и в трех верстах ниже устья Берди», пишет Библиотека им. М.В. Ломоносова Советского района. По переписи 1920 года, в деревне Нижние Чемы насчитывалось 875 человек, в Верних Чемах проживало 978. В конце 20-х годов в деревнях образовались коллективные хозяйства. Активисты колхозов безбожно обдирали крестьян. Вот что пишут в хрестоматии по истории Новосибирской области: «Активисты вновь организованных колхозов в деревнях Огурцово, Верхние и Нижние Чемы, выставив на дорогах, ведущих в Новосибирск, заставы, отбирали у крестьян, едущих на базары, сельскохозяйственную продукцию, дрова и т. д». Лишь вмешательство милиции смогло остановить чемских разбойников от беззакония и обдираловки.

В годы войны из Чемских деревень ушли на фронт и не вернулись почти треть жителей. Во время строительства Новосибирской ГЭС, деревни Нижние Чемы и Верхние Чемы были переселены на место сегодняшнего Планового посёлка (район завода ОРМЗ).

Elban.jpg

Елбань

Сегодня в Обском водохранилище, неподалеку от Абрашино, существуют Елбанские острова. Эти острова названы в честь деревни Елбань, располагавшейся здесь до затопления водохранилищем в 1954-м. В память об этой деревне на одном из островов даже установлен мраморный крест с памятной доской. А на Каменском острове, сохранившемся в виде полумесяца, осталось елбанское кладбище, выходит оно на обрывистый осыпающийся берег. Говорят, на песке под обрывом до сих пор можно увидеть человеческие кости и гробы – безмолвные свидетельства того, что под водами обскими покоятся десятки брошенных деревень.

В Ордынке ныне существует «Аллея незабытых деревень». Здесь на большой карте отмечены и села, сгинувшие при строительстве ГЭС, и потерянные в результате коллективизации, и те, которые жители покинули из-за бесперспективности. 50 табличек на аллее как надгробия на кладбище: «деревня Половинное, основана в 1795, ликвидирована в 1954 при строительстве Новосибирской ГЭС», «деревня Луговое, основана в 1780, ликвидирована в 1954». Понькино, Шляпово, Елбань, Тихоново, Темново, Ерёмино – десятки деревень ныне покоятся на дне Сибирской Атлантиды, как называют в народе Обское водохранилище.

На главную.jpg

«Но от чего же так щемит сердце, когда поздней осенью плывешь на пароме через Обь, сознавая, что где-то внизу, под хмурой стальной водой, на дне, лежат остатки затонувшей ордынской Атлантиды – фундаменты изб и общественных зданий, обломки утвари и посуды, ржавые топоры и плуги? И что уже никто и никогда не пройдет под скрывшимися под толщей речных песков дорогами, по которым веками ходили наши прадеды, отцы и матери», - пишет Олег Лыков в своей книге «Звезда над Обью».

Читайте также «Карта кораблей, затонувших на Оби: координаты и истории»

«Карта затопленных церквей, поднимающихся со дна Обского моря»

Комментарии
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать