Новосибирск

Исправительный центр без колючей проволоки открыли под Новосибирском

25.02.2022
Алина Кухмарь
Исправительный центр без колючей проволоки открыли под Новосибирском
Фото Алины Кухмарь
Новый исправительный центр для отбывающих наказание в виде принудительных работ впервые открыли при поддержке бизнеса в Новосибирской области. Бердский кирпичный завод обустроил в пригороде Искитима одно из своих зданий под размещение более ста осужденных. Труд заключенных оказался востребованным.

Обшитое сайдингом трехэтажное здание на окраине Искитима сложно назвать учреждением ФСИН — на первый взгляд. Здесь нет ни колючей проволоки по периметру, ни решеток на окнах. Обитатели исправительного центра живут, приобщаясь к труду. Новый центр рассчитан на 100 осужденных мужчин и 28 женщин. Пока здесь обустраиваются около сорока человек. Следят за распорядком и безопасностью 14 сотрудников ГУФСИН. В учреждении установлены камеры видеонаблюдения.

Распорядок дня в исправительном центре похож на будни многих людей, не нарушавших закон: в 6.00 подъем, завтрак и сборы на работу. Вечером, после трудовой смены, осужденные готовят ужин, смотрят телевизор, читают книги или сидят в интернете, общаясь с родными, а после отправляются по комнатам отдыхать. В отличие от колоний, здесь не запрещается иметь мобильные телефоны и ноутбуки — но лишь во внерабочее время.

Все необходимые бытовые помещения – как в общежитии: прачечная, кухня, столовая, комната для сушки вещей. 25 небольших комнат, в которых проживают работающие осужденные, находятся на втором этаже. У кого-то на прикроватных тумбочках книги, у кого-то – иконы.

Все приговоренные к принудительным работам трудятся не даром, они получают зарплату, из которой вычитают деньги за проживание в исправительном центре. Сумма небольшая – около 400-500 рублей в месяц, но, кроме оплаты услуг ЖКХ, осужденным приходится самим покупать продукты, лекарства, одежду. Это тоже один из моментов социализации – на казенных харчах всю жизнь не просидишь, хочешь или нет, а приходится обеспечивать себя самостоятельно. Кроме того, из зарплаты платят деньги по исковым обязательствам – алиментам, штрафам, компенсациям.

Фото Алины Кухмарь

«Это поручение президента Российской Федерации о создании в каждом регионе исправительных центров с местом пребывания до 400 человек. Это задача минимум, которая поставлена, – говорит заместитель губернатора Новосибирской области Сергей Семка. – Люди, отбывающие наказание, могут приносить пользу государству; второе – те, кто имеет какие-то долги, имеют возможность их выплатить. Это одно из условий условно-досрочного освобождения».

Больше работы – меньше рецидивов

Три таких учреждения уже функционируют в Новосибирске. Исправительный центр в Искитиме – первый, созданный при поддержке бизнеса на базе помещений Бердского кирпичного завода. На открытие прибыл врио заместителя главы ФСИН России генерал-лейтенант внутренней службы Константин Березнев.

Фото Алины Кухмарь

«Государственная политика в сфере развития альтернативных видов наказания и расширения сети исправительных центров продолжается, и этот институт принудительных работ будет развиваться и дальше, – говорит Константин Березнев. – В Новосибирской области это четвертый участок, и есть такие же перспективы по развитию в дальнейшем подобных объектов. В Российской Федерации на сегодняшний день открыты 39 самостоятельных исправительных центров и 150 участков, функционирующих как исправительные центры. На сегодняшний день почти 180 тысяч человек, которые находятся в местах лишения свободы, имеют по формальным признакам право на замену приговоров более мягким видом наказания, а именно замену лишения свободы на принудительные работы».

Осужденный становится самостоятельным, он получает зарплату, имеет право носить гражданскую одежду, распоряжаться деньгами и сам принимает определенные решения.

«Если говорить об уровне совершения ими преступлений, то он крайне низок. К примеру, в прошлом году из осужденных к принудительным работам было допущено в Новосибирской области лишь одно преступление — за хранение наркотиков. В этом году за два месяца не допущено ни одного преступления. Поэтому рецидивная преступность гораздо ниже после освобождения из участков, функционирующих как исправительные центры», – добавил Березнев.

Фото Алины Кухмарь

Как долго человек будет находиться в исправительном центре – решает суд. Как правило, это меньше половины уже отбытого срока, при условии, что в колонии заключенный показал себя с хорошей стороны. Не УДО, но уже не колония. Сами судимые называют такую меру наказания полезной альтернативой. «За исправительными работами будущее, – говорят постояльцы исправительного центра. – Это кардинально другие условия жизни».

Со стороны такие исправительные центры для тех, кто уже успел побывать за решеткой, выглядят удобной и мягкой мерой наказания. Но не все так просто. За провинности в виде опоздания на работу или с работы, за наркотики или алкоголь, суд быстро отправит нарушителя обратно в колонию.

Владу всего 20 лет. Два года своей жизни он провел в местах не столь отдаленных, сейчас работает на Бердском кирпичном заводе. Работа нехитрая, но физически трудная – складывает кирпичи, убирает мусор. «Здесь намного лучше, чем в колонии, намного! Начинаешь общаться с обычными работягами, обсуждать, кто сколько получает. И хочется показывать себя», – рассказывает парень. Влад выйдет на свободу в октябре этого года. Говорит, что мечтает после освобождения научиться водить автомобиль, поступить в техникум на автокрановщика и работать в сфере строительства.

Другой осужденный — опрятно одетый Станислав Панов — работает разнорабочим. История Станислава не уникальна – молодой человек занимался бизнесом, с партнерами основал кадровое агентство и собственную строительную компанию. А потом – наркотики, полиция, суд. По статье 228 сегодня за решетку попадает большинство, уступая по количеству разве что имущественным преступлениям – грабежам и кражам. Станиславу предстоит отбывать наказание в исправительном центре еще три года.

«Когда попал в колонию, было полное непонимание, что меня ждет, куда привезут, как там жить. Но я быстро понял, что нужно стремиться к условно-досрочному освобождению. Работал дневальным в отряде, активно принимал участие в жизни колонии, в спортивно-массовых мероприятиях, получал поощрения. Подошел срок подачи ходатайства, я обратился к руководству колонии и мне оказали поддержку, – рассказывает Станислав. – Поначалу было непривычно, так как почти четыре года был в колонии.

Отвыкаешь от таких прелестей жизни, как одеваться в то, что хочешь, есть то, что хочешь – пойти в магазин, купить продукты. Первый месяц было вообще безграничное счастье. Если ты соблюдаешь правила внутреннего распорядка, то все хорошо. Здесь телефон никто не забирает, нет никаких ограничений в свободное время – делай, что хочешь, созванивайся с друзьями. А в колонии зона-телеком – пятнадцать минут в день, очень мало».

Это хорошая адаптация: адаптация к работе, к свободной жизни, говорит Станислав Панов. После освобождения оставаться на заводе он не намерен – хочет вернуться в бизнес. «Конечно, пойду на другую работу. К созданию кирпича у меня душа точно не лежит, – смеется мужчина. – Меня ждут мама, братик, сестренка, гражданская жена. Хотим расписаться в обычном ЗАГСе, администрация не препятствует этому».

Здесь принято делиться с соседями едой, если те задерживаются и не успевают приготовить себе ужин. «Готовил себе пасту болоньезе и пасту с курицей и грибами. Очень люблю итальянскую кухню. У меня же было незаконченное высшее образование – учился на повара, – говорит Станислав. – Всякое же бывает. Напишут: «Пацаны, можете приготовить?» Никто никому не отказывает в этом. Все мы люди, все мы помогаем друг другу. А как же без этого? Взаимопомощь должна быть».

Бизнес на стороне оступившихся

Для бизнеса сотрудничество с ФСИН дает приток рабочей силы на низкоквалифицированных местах, к тому же дисциплина у осужденных подчас хромает меньше, чем у рабочих без судимостей.

Фото Алины Кухмарь

«Все знают, что у нас нехватка рабочей силы, тем более в строительной отрасли, на птицефабриках, в сельском хозяйстве, – говорит директор ООО «Бердский кирпичный завод» Виктор Голубев. – Люди работают хорошо. Дисциплина практически у всех на высоте, надо сказать, могут позавидовать некоторые другие рабочие. Никогда нет ни пьяных, ни похмельных. Мы в свою очередь поощряем – горячие обеды, сухие пайки, курево, кто курит. Я доволен, как люди работают, да и со стороны людей в наш адрес замечаний не было».

По словам Виктора Голубева, уже четверо бывших осужденных остались работать на Бердском кирпичном заводе после освобождения.

Похожие новости
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей