Станислав Поздняков и Евгений Подгорный вели бой с... судьями

- Все, мне пора. Скоро дневное кормление, - такими словами попрощался с журналистами четырехкратный олимпийский чемпион Станислав Поздняков. Во время Олимпиады у него родилась дочь, и Станислав спешил домой. Но перед этим он, а также бронзовый призер Олимпиады в Сиднее Евгений Подгорный сполна удовлетворили интерес представителей новосибирской прессы, собравшихся в пресс-клубе.
Фото Новосибирского пресс-клуба

 - Все, мне пора. Скоро дневное кормление, - такими словами попрощался с журналистами четырехкратный олимпийский чемпион Станислав Поздняков. Во время Олимпиады у него родилась дочь, и Станислав спешил домой. Но перед этим он, а также бронзовый призер Олимпиады в Сиднее Евгений Подгорный сполна удовлетворили интерес представителей новосибирской прессы, собравшихся в пресс-клубе.

- Я считаю, что для меня эта Олимпиада прошла блестяще, несмотря на неудачу в личном турнире - сказал Поздняков. - Зато мы победили в командном зачете. я завоевал уже четвертое олимпийское золото, но эта медаль для меня самая желанная и запомнится навсегда.

Евгений Подгорный, хотя и приехал домой без золотой медали, расстроенным не выглядел.

- У меня было золото в Атланте, сейчас бронзовая медаль. Я очень доволен, потому что к этой бронзе я прошел через серьезные травмы. Конечно, мог выступить и удачнее. Но перед вольными упражнениями снова получил травму - надрыв связок на голеностопе - и не сумел побороться за медали.

Конечно, все мы ждали от Станислава Позднякова золотой медали и в личном турнире саблистов. Но не получилось. Почему?

Станислав Поздняков. Фото Сергея ПЕРМИНА

 - В дело вступил своеобразный судейский заговор, - рассказывает Станислав. - В моей «ветке» оказались сразу два очень сильных француза. Но в принципе я их должен был обыграть. Сколько себя помню, больше десяти уколов за поединок они мне не наносили. В фехтовании просто так чемпионов не «убирают». Поэтому я был удивлен судейством болгарина в моем бою с французом Гурданом. Я знал, что судья сделает все, чтобы победил соперник, но все равно был уверен в своей победе. Но при счете 10:10 арбитр взялся за дело. Вместо трех моих уколов, он засчитал три французу. В результате вместо 13:10 я получил 10:13. Ошибся судья и когда засчитал 15-й укол французу. Причем, когда судья засчитывал очко в мою пользу, он извинялся перед французскими тренерами. После боя я чуть не набросился на болгарина с кулаками. Но вовремя вспомнил, что впереди командный турнир, и моя дисквалификация повредит команде. Правда, я все же вылил на него такой поток нецензурной брани... И что характерно, болгарин, прекрасно знающий русский язык, не вынес мне даже предупреждения.

Коснулся темы судейства на Олимпийских играх и Подгорный.

Евгений Подгорный. Фото Новосибирского пресс-клуба

 - Всем известно, что нас судьи не любят. Ты выходишь, делаешь упражнение хорошо, тебя хвалит тренер, но судья выставляют такую оценку, что сам удивляешься. А потом выходит американец, делает то же самое, но получает на три-четыре десятых балла больше. Но мы не падаем духом, страемся все равно выступать на победу. И я очень рад за Алексея Немова, который несмотря на судейство, все же стал абсолютным олимпийским чемпионом.

Но вернемся вновь к фехтованию и Позднякову. Внешне наши саблисты выиграли командный турнир вроде бы легко. Но сам Станислав так не считает.

- Уже в четвертьфинале мы встретились с очень сильными венграми. Перед соревнованиями мы практически не спали, все время прорабатывали в голове предстоящие поединки. За ночь мы проводили по 20-30 поединков с венграми. И все выигрывали. Но реальный бой складывался очень тяжело. Перед моим последним выходом счет был 40:36 в нашу пользу. И тут я нанес три удара, которые отрабатывал мысленно. Затем мы на одном дыхании обыграли в полуфинале румынов и вышли в финал на французов. Здесь команда раскрепостилась. Мы были уже с медалью, над нами ничто не довлело. Я всегда говорил, что исход командной борьбы решают третьи номера. Так и получилось. У нас блестяще свои бои провел молодой Алексей Фросин. Сергей Шариков выступал с тяжелой травмой, полученной в полуфинале. На счете 44 я сказал Сереге: «Готовь руки, ноги, сейчас будет последний укол»! Эта победа самая сложная в моей карьере. Забыв про неудачи в личном турнире, мы смогли собраться и победить. Это была прежде всего психологическая победа.

Фото Сергея ПЕРМИНА

 Соревнования саблистов завершали фехтовальную программу. Каково было Позднякову ждать своих поединков, в то время как его друзья уже праздновали олимпийские победы, знает только он сам.

- Конечно, психологически было очень тяжело. Но волнений по поводу того, что тот же Колобков уже выиграл, а тебе только предстоит соревноваться, не было. Чужая радость только подстегивает. Была опасность перегореть, но этого, к счастью, не случилось. Хотя отрешиться от всего было непросто. Невозможно было заставить себя не смотреть телевизор, наблюдать за чужими победами. Выключишь его, выйдешь на улицу - там тоже фейерверк в честь чьей-нибудь золотой медали. Слава Богу, все это не помешало мне победить.

Президент МОК Хуан Антонио Самаранч назвал Игры в Сиднее лучшими за всю историю. Однако наши ребята так не считают.

- Чтобы доехать до нашего соревновательного зала, нужно было потратить минут пятьдесят, - сказал Поздняков. И так каждый день, на тренировку и обратно. Не очень удобно. А что понравилось - так это большое количество зрителей на соревнованиях. Это очень радовало. Для фехтования пять тысяч зрителей на трибунах - нонсенс. И все же, на мой взгляд, ни Сидней, ни Атланта не могут сравниться по уровню организация с Играми в Барселоне в 1992 году.

- А мне больше понравилось в Атланте, - добавляет Евгений Подгорный. В Сиднее же на наших соревнованиях были пустые места на трибунах. В Атланте такого не было, там собиралось по 40 тысяч зрителей.

С чем не было проблем в Сиднее, так это с кухней.

- Мне понравилось, как нас кормили, - говорит Станислав. На прошлой Олимпиаде в Америке вся еда была сплошным намеком на гамбургеры и чизбургеры. В Австралии хотя бы мясо пахло мясом.

- И все-таки хотелось быстрее вернуться домой и навернуть наших пельменей, - вновь вступает в разговор Подгорный.

Позднякову исполнилось 27 лет, Подгорному - 22. Это значит, что они вполне могут дотянуть и до следующей Олимпиады в Афинах.

- Стас выступал на трех Олимпиадах, я собираюсь его догнать, - заявил Подгорный. - Если позволит здоровье, обязательно буду выступать в Афинах.

- Я более осторожен, - сказал Поздняков. - Находиться на такой высоте постоянно довольно сложно. В принципе, я готов выступить и на следующих Олимпийских играх. Но если у нас появится талантливая молодежь, которая вытеснит меня из сборной, буду только рад этому и постараюсь им помочь по мере возможностей.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать