Черный Яр

Один из самых радостных еврейских праздников нынче окрашен в траурные тона. С траурной лентой флаг Израиля в Израильском культурном центре.Большинство из тех, чьи имена в трагическом списке, здесь хорошо знали. Но второй секретарь посольства Израиля в России Леон Гринберг говорить о них не решается: «Ни в коем случае нельзя похоронить живых людей. Процесс идентификации продлится еще несколько дней. Тогда и можно будет говорить об именах. Все, что мы знаем, передаем в Москву. Знакомым, родственникам, которые приходят к нам, помогаем всем, чем только можем. Будем оказывать содействие в похоронах. Любых - гражданских, христианских, еврейских».

 Один из самых радостных еврейских праздников нынче окрашен в траурные тона. С траурной лентой флаг Израиля в Израильском культурном центре. Документы всех выезжающих - на учебу, по вызову, на постоянное место жительства - проходят через консульство. Поэтому большинство из тех, чьи имена в трагическом списке, здесь хорошо знали. Но второй секретарь посольства Израиля в России Леон Гринберг говорить о них не решается: «Ни в коем случае нельзя похоронить живых людей. Процесс идентификации продлится еще несколько дней. Тогда и можно будет говорить об именах. Все, что мы знаем, передаем в Москву. Знакомым, родственникам, которые приходят к нам, помогаем всем, чем только можем. Будем оказывать содействие в похоронах. Любых - гражданских, христианских, еврейских».

Хотя работы по идентификации погибших продолжаются, надежды на счастливую случайность, уберегшую близких от трагического рейса, почти нет. На поминальной молитве в синагоге тесно. Бэлла Шибаева молится о своем учителе - заведующем кафедрой музыкального училища Викторе Калиновском. В Израиль он поехал на две недели по вызову своего друга. Тот тяжело болен, и они хотели проститься. Теперь друг звонит жене Виктора Борисовича: «Простите. Это я виноват!»

У Семена Михайловича Дыхне тем рейсом из Тель-Авива летела его дочь - Людмила Ошкукова. В Новосибирске она была координатором молодежных программ Новосибирского отделения еврейского национального агентства «Сохнут». 5 сентября увезла в Израиль группу детей на учебу и осталась побыть с сыном, который учится в университете в Хайфе. В Сочи сейчас ее муж Валерий. Семена Михайловича он с собой не взял: побоялся - не выдержит. Два года назад Семен Михайлович уже провожал в Израиль груз-200. Тогда трагически погиб муж его младшей дочери. И снова горе.

Фаина Давыдовна Пейсахова улетела в Тель-Авив 2 августа навестить трех своих дочек, которые учатся в Израиле. Ирина Стариковская летела в Новосибирск на свою свадьбу. Она из тех, чье тело уже опознано. И так разорванные семьи авиакатастрофа полоснула вновь безжалостно и страшно. Причины случившегося еще не названы. Страшно, если это теракт, продолживший трагедию Нью-Йорка. Еще ужасней, если ошибка расчетов учений украинской ПВО. Как Бабий Яр унес тысячи еврейских жизней, так теперь упокоил евреев и русских, летевших на Ту-154, Черный Яр Черного моря.

- В эти дни к нам приходят много родственников, друзей, знакомых погибших. Люди ищут утешения, духовной помощи, - говорит председатель совета еврейской общины «ЯтаД» Семен Ошеров. - Конечно, семьям погибших будет оказана и материальная помощь. В нашей семье горе, и наш долг сделать все возможное.

Этим заняты сейчас все еврейские организации Новосибирска - Еврейская национально-культурная автономия, благотворительные фонды «Атиква» и «Эстер», Новосибирское отделение еврейского национального агентства «Сохнут». Но у горя нет национальности.

В книге соболезнований, которую показали мне в Израильском культурном центре, половина записей подписаны русскими фамилиями. Она так и начинается: «От лица Русской православной церкви...». А в синагоге читают поминальную молитву за русских и евреев, унесенных Черным Яром.

Поделиться:
Копировать