Новосибирск

Журналу «Сибирские огни» 21 марта исполнилось сто лет

21.03.2022
Арсений Арсеньев
Журналу «Сибирские огни» 21 марта исполнилось сто лет
Фото пресс-службы правительства НСО
В Новосибирске достаточно символов, с которыми ассоциируется наш город: это оперный театр, железнодорожный вокзал, зоопарк, Академгородок, клиника Мешалкина, ГПНТБ…  Да мало ли? В перечне достопримечательностей нашего города стоит и старейший литературно-художественный журнал «Сибирские огни».

Его первый номер вышел 21 марта 1922 года — целое столетие тому назад. Канули в Лету новониколаевские издания тех лет: «Арпоэпис», «Таёжные зори», «Пролетарские побеги» и другие, а «Сибирские огни» — вот они, журнал можно выписать, потрогать, почитать, в том числе и в Интернете. В самой Москве раньше него вышел единственный аналогичный журнал — «Красная новь», но где сейчас эта «Новь»? А «Сибирские огни» пережили все чёрные полосы в истории страны. Новосибирский журнал старше и «Нового мира», и «Знамени», и «Звезды», и «Нашего современника», и «Москвы», и многих других литературно-общественных журналов. Он — наш сибирский долгожитель!

Не надо думать, что его появление встретили с восторгом все литераторы и общественные деятели двадцатых годов. «Сибирские огни» и «Красная новь» явным образом продолжали традиции «толстых» журналов девятнадцатого века вроде «Современника» и «Отечественных записок», а ведь тогда эти журналы громогласно объявлялись буржуазными, чуждыми пролетарской культуре. За борт выбросить с «парохода современности» горячие головы требовали даже Пушкина и Гоголя, что уж говорить о менее ярких именах. Редакции тех лет заполонили люди малообразованные, воспринимавшие творчество как некое деяние по перековке и переделке «отсталых» читателей. Перековать человека – и баста! Молотом на наковальне. Идеологическая схватка вокруг журнала на этой почве разыгралась в 1928 году и привела к отставке с поста редактора Владимира Зазубрина. К слову, сменилась редакция в том же году и в московской «Красной нови».

сибогни1.jpg

Первый номер вышел 21 марта 1922 года 

Слово «огни» в названии несло важную смысловую нагрузку — разговор о сибирской жизни предполагался с прицелом на будущее преобразование Сибири. На зеленом фоне обложки журнала пламенели буквы названия. Кстати, поначалу оба слова печатались с прописной буквы – «Сибирские Огни». Для выпуска нового издания в годы НЭПа не требовалось особых согласований. Первым, во многом формальным, руководителем родившегося журнала стал секретарь ЦК РКП (б), член Сибирского областного бюро партии Емельян Ярославский (это партийный псевдоним Минея Губельмана). Вообще-то сия одиозная личность мало что доброго свершила на своем веку: Миней Израилевич стал идеологом и руководителем антирелигиозной политики в СССР. Он автор множества пасквилей и циничных брошюр, оскорбительных для верующих. Но вот – случайно оказался в числе основателей хорошего журнала.

Истинными создателями и первыми авторами «Сибирских огней» стали Лидия Сейфуллина, Валериан Правдухин, Михаил Басов, Георгий Вяткин, Иван Ерошин, Феоктист Березовский, Кондратий Урманов, Вивиан Итин, Максимилиан Кравков и, конечно, Владимир Зазубрин. Он появился в Новониколаевске после публикации нашумевшего романа «Два мира». В октябре 1923 года Владимир Яковлевич был назначен «председателем и секретарем» журнала «Сибирские огни». В журнале при нем начали печататься не только признанные писатели, но и свежие, молодые авторы, в том числе знаменитый поэт Павел Васильев. Однако вокруг самого Зазубрина вскоре возник скандал. Он опубликовал на страницах «Огней» рассказ «Общежитие», герои которого - ответственные советские работники, мужчины и женщины — перезаразились друг от друга сифилисом. Разумеется, посыпались приговоры: «карикатура на советский быт», «клевета на коммунистическую верхушку губернского города». В итоге повесть «Щепка» и некоторые другие произведения Зазубрина увидели свет спустя многие годы — в конце восьмидесятых.

На исходе 1927 года в Новосибирске возникла группа «Настоящее», которая начала издавать одноименный журнал. Ее активисты называли русскую классику литературой вранья, утверждали, что противопоставление литературы журналистике реакционно, что газетные жанры — это и есть истинная пролетарская литература, призывали писателей брать героев прямо из жизни с их именем, отчеством, фамилией, точным адресом и местом работы. В результате их агрессивной кампании в июне 1928 года Владимира Зазубрина освободили от должности редактора «Сибирских огней», исключили из Союза сибирских писателей, и он вскоре уехал из Новосибирска. Правда, и «настоященцы» недолго праздновали победу: оголтелость сходила им с рук, пока они критиковали Вячеслава Шишкова, Всеволода Иванова («кулацкие писатели»), но, когда они дошли до Максима Горького, их деятельность остановили.

В тридцатые годы репрессии настигли многих авторов «Сибирских огней». Одним из первых был расстрелян В. Вегман — в 1936 году. В 1937 году был арестован и казнен в тюрьме В. Зазубрин. Подверглись репрессиям Г. Вяткин, В. Итин, М. Кравков, М. Басов, В. Правдухин.

Тяжело пережили войну. Хрущевская «оттепель» придала новый стимул развитию литературы. На страницы журнала хлынула мощная волна талантливых писателей. Сибиряки зачитывались романами Алексея Черкасова «Хмель», Анатолия Иванова «Повитель» (1958) и «Тени исчезают в полдень» (1963), повестями Ильи Лаврова «Встреча с чудом» (1961), Василия Коньякова «Цвет солнечных бликов» (1962).

А следом шла волна еще более сильных прозаиков. Здесь опубликовал свой первый роман «Любавины» Василий Шукшин, уже добившийся известности фильмом «Живет такой парень». В 1971 году он же порадовал читателей «Огней» романом о Стеньке Разине «Я пришел дать вам волю». Преодолев некоторое цензурное сопротивление, «Сибирские огни» напечатали первую большую вещь Валентина Распутина – «Деньги для Марии». Виктор Астафьев в 1966 году отдал в «Огни» повесть «Кража». Огромный интерес читателей вызывали произведения Николая Самохина.

Разумеется, своим успехом тех десятилетий журнал обязан руководителям. В 1964 году журнал возглавил поэт Александр Смердов (1910 – 1986). До войны он строил «Сибсельмаш», учился в Литературном институте, работал журналистом. Во время войны служил корреспондентом во фронтовых газетах. На посту главного редактора в 1975 году Смердова сменил Анатолий Никульков (1922 – 2001). Анатолий Васильевич ушел с должности главного редактора в 1988 году. Журнал имел в ту пору гигантский тираж — 123 тысячи экземпляров, из них 90 тысяч распространялись по подписке.

IMG_3747_0.jpg

А потом начались «лихие» девяностые, которые едва не погасили наши «Сибирские огни». С трудом, но они донесли свет и тепло до наших дней. Сейчас журнал крепко стоит на ногах. С 2014 года «Сибирские огни» возглавляет известный писатель Михаил Щукин.

Похожие новости
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей