Сказочный бал

Сказочный бал
Вспомните, в одном из выпусков «Непробиваемой бреши» мы всех приглашали на новогодний бал-маскарад. Каждый мог побывать там (правда, виртуально) в образе сказочного персонажа — себя показать, на других посмотреть и поздравить земляков с праздником рождения 2010 года, знакового для «десяточников» — членов клуба читателей-юмористов «Советской Сибири».
Чу, слышны первые звуки оркестра.

— Что-то невесело начинаете, товарищи! — по-деловому обращается к дирижеру оркестра Иван-царевич, первым явившийся на праздник.

— Да чему радоваться-то, Ваня, если мои музыканты отказываются работать из-под палки!

О, да вот в широких бал-маскарадных дверях появляется Красная Шапочка!

— Ты зачем несешь бабушке пустой алюминиевый тазик? — удивленно восклицает Иван-царевич.

— А у бабушки разболелся животик, и она попросила меня принести ей какое-нибудь легкое блюдо, — незадачливо отвечает Красная Шапочка.

Меж тем сказочных гостей на балу всё больше и больше. Смотрите, да они уже сюда валом валят!

Глядит Иван-царевич и глазам своим не верит. Навстречу ему Царевна-лягушка с многочисленным выводком лягушат и словами:

— Где ж ты пропадал так долго, Иван?

«Только этого мне еще здесь не хватало!» — мелькает в голове у Ивана-царевича.

— Серого волка сюда! — кричит он в отчаянье.

— Зря, Ваня, ты его ищешь. Остался бы он жив, если б не заговорил в темном лесу с незнакомой девочкой в красной шапочке — с моей внучкой, — спокойно говорит какая-то бабушка.

Иван-царевич в эту новогоднюю ночь в полном ударе. Пускает стрелы по старым лампам накаливания люстры, а вместо них загораются новые — светодиодные. И какие экономичные! Сказочному люду тут же лучше жить становится, все прилично одеты. Вон посмотрите на наряд Бабы-яги. Жена Лёвы Зайцева посмотрела — и чуть не окочурилась от зависти.

Только самому Лёве Зайцеву до этого дела нет. Он сегодня Колобком нарядился и с чистой совестью укатил от жены. Поглядите, вдали от завистливых глаз Колобок страстно целует и целует Спящую красавицу, а она всё никак не просыпается — наверное, успела уже перебрать — перебрать всех фаворитов на свое сердце, и Колобок ей явно не подходит, круглый дурак.

Впрочем, есть на балу женихи и покруче. Вот Иван-дурак. Так и рвется к праздничному микрофону.

— Надо выступающих на стульчик ставить, — предлагает Ёжик, выплывая из буффонадно-сценичного тумана.

— Праздник праздником, но зачем опять стулья-то ломать? — хором возмущаются Три Медведя. — Пусть Дюймовочка всем слово предоставляет. Она у нас — самое тонкое создание.

Тонкое, миниатюрное создание в этот праздничный вечер как никогда гордо собой: словно по мановению волшебной палочки она удлинила ногти на двенадцать сантиметров и теперь ее рост — четырнадцать с половиной! На стульчик ставят табуреточку, на табуреточку — коробку из-под хлопушек, а на нее водружают Дюймовочку. Хлопушки палят беспрестанно, осыпая танцующих и веселящихся поздравлениями. Сказочных авторов тех поздравлений, что оседают на очаровательных ноготках Дюймовочки, она приглашает к микрофону.

— Раз уж так рвался ты сказать слово, то давай! — бодро приглашает она Ивана-дурака.

Тот:

— Дай, Тигр, на счастье
лапу мне,
Ее я обниму обеими руками
И пожелаю самому себе
Общаться реже с дураками.
Но всё-таки
мечтаю я тайком
Быть сказочным
Иваном-дураком.

Скрепя кирпичной кладкой, подъезжает к ведущей бала Емеля. И что удивительно — из печи его не видно дыма! Емеля:

— С нанотехнологией
Печи не убогие —
У Чубайса каждый раз
Прохожу я мастер-класс!

Крадучись, мягко ступая, рядом с Дюймовочкой становится кот Леопольд:
— Без нашей газеты, ребята,
Мы все, как слепые котята.
А с нею все новости знаем,
От корки до корки читаем.
Поздравить вас
каждого нужно.
Короче, давайте
жить дружно!

Не привык к возвышенным речам Шпунтик, но тут и его понесло:
— «Сов. Сибирь» —
как та метёлка,
Всё, что есть,
на свет метёт,
Про хорошее —
так с толком,
Про плохое — больно бьет!

— Э-э-э, хватит культовых стишат! — поднимает руку Дед Мороз. — Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная? — обращается он к Бабе-яге.

— Ты что, Дед, совсем зависаешь? Если я красная, значит мне жарко! — взъерошивается Баба-яга. — Дорогой компаньон по бизнесу, с Новым годом! Желаю тебе освоить полет на помеле. Если в бизнес-делах вылетишь в трубу, то через нее же вернешься обратно и сможешь в ступе воду толочь.

— Граждане ораторы, а почему у нас Ворона молчит? — вдруг интересуется Дед Мороз.

— Так, понимаешь ли, старый, когда сыр во рту, каркать уже не хочется! — со знанием понятий пернатого братства отвечает Сорока-воровка.

— Это кто старый? Я? Да я… — хорохорится Дед Мороз.

— По-настоящему преклонный возраст наступает тогда, когда человек принимает свою старческую суетливость за активную жизненную и гражданскую позицию, — монотонно, на одной ноте произносит, поправляя очки, Знайка.

— Любите, пока вы молоды, — напутствует сильную половину бала Снегурочка. — Говорят, когда мужчина влюбляется, он глупеет. И если человек глуп, то это надолго. Желаю всем мужчинам поглупеть таким образом и не иметь ни малейшего сдвига к здравому смыслу!

Все почему-то на шажок-другой подвигаются ближе к Ивану-дураку.

— Надейтесь, и она обязательно к вам придет, ваша неожиданная старость! — мило улыбается Кощей Бессмертный. — А к олигархам я хочу обратиться отдельно. Собратья по недугу, чахнущие над златом, верните это злато туда, где Русью пахнет. И, пожалуйста, не пускайте «утку» с иглой в яйце о своей безгрешной исключительности.

И тут раздается пронзительный писк Ёжика в тумане:

— Вы, бокалами звеня,
не садитесь на меня.
Да, понятно, что прикольно!
А по мне — так это больно…
Кое-кто считает, что если уж веселиться, то до хрюканья. И оно раздается, после чего держит речь Ниф-Ниф:
— Грипп свиной,
ты, успокоясь,
Бей в пятак!
(В «десятку» то есть!)

А бал шумит, танцуют пары, о чем-то тихо говорят…

— Нынче в моде Барабашка, а не какой-то Чебурашка, — с сожалением замечает крокодил Гена.

— Еду я как-то на коне, — рассказывает Алеша Попович, — а навстречу Змей Горыныч. Я — за меч! Смотрю, а у Змея на груди табличка: «Занесен в «Красную книгу».

— Что касается меня, то я верю в любовь с первой зарплаты, — признается подруге по танцу, старухе Шапокляк, Лёва Зайцев, успевший уже переодеться в костюм одного из 30-ти витязей прекрасных. — А ты, я вижу, так и не сходила на завивку волос?

— Да нет же, — сожалеет Шапокляк. — Наша парикмахерская на ремонте, и говорят, что теперь укладка женщин будет в мужском зале.

— Кто-то сегодня сел на Ёжика в тумане, а ему, колючему, видите ли, больно. Вот я сел на свежевыкрашенную скамейку, на которой любит отдыхать ведущий «Непробиваемой бреши». О, господи! А говорят еще, что не место красит человека! — бормочет Иван-крестьянский сын.

— Ты, наверное, мечтаешь поймать Жар-птицу? — пытаясь обворожить партнера по танцу, вопрошает Кикимора, томно держа руки на плечах у Пончика.

— Нет, Кики, больше всего на свете я люблю приготовленного в духовке новогоднего гуся!

— Ну и гусь ты! — кокетливо стреляет глазками Царевна-лебедь, вальсируя с Гадким утенком.

— Ага, как бы не так! Это я с тобой здесь, на балу «десяточников», расхрабрился. А там, в ледяной луже,
сижу — в голове одна мысль вертится: как бы не крякнуть…

— Постоянно работаю над своим имиджем, — шепчет на ушко Хозяйке медной горы Трубочист.

— Гадом буду, если не женюсь на тебе! — клянется Змей Горыныч Снежной королеве, медленно прикрывая то первый, то третий, то шестой свой глаз.

— До женитьбы думал, что я мужчина, а оказалось, что козел, — размышляет вслух, отдаваясь упоительному кружению с Принцессой на горошине, бородатый муж Козы и отец Семерых козлят.

… Можно много рассказывать о перипетиях нашего разудалого виртуального праздника, но пора и честь знать. Ах, вот как раз на ноготок Дюймовочки падает завершающее приветствие. Оно — от барона Мюнхгаузена. Только просим не думать, что он с Луны свалился:

— Верил раньше и сейчас:
Вы из сказки родом!
Поздравляю всех я вас
С Новым годом!
Сейте добрые дела
С радостью и лаской,
Чтоб вся жизнь ваша была
Новогодней сказкой!

Вместе с ведущим клуба читателей-юмористов «Советской Сибири» события на сказочно-новогоднем бал-маскараде представляли: Сергей БОЧАРОВ (с. Карган Каргатского района), Татьяна СТАДНИКОВА (с. Вьюны Колыванского района), Михаил ШУБНИКОВ (Ленинский район), Геральд МЕЕР (Железнодорожный район), Борис БУРКОВ (Центральный район), Юрий ШЕПЕЛЬ (Октябрьский район), Бронислав КОНОНЕНКО (Центральный район), Виктор КАРАСЕВ (г. Чулым), Валерий КОГТЕВ (Заельцовский район), Николай ПАЁЛОВ (г. Купино), Владимир КАЛИНИН и Любовь МУСИХИНА (с. Завьялово Искитимского района), Борис ЗАБОЛОТНЫЙ (Томская область), Юрий КРИВОНОГОВ (р.п. Чаны), Владимир ТИМОШЕНКО (р.п. Мошково).
Поделиться:
Копировать