Нужна свобода планов и свобода действий

Итоговая, последняя в году, большая пресс-конференция новосибирского губернатора — это всегда интересно. Виктор Толоконский максимально открыто отвечает на любые вопросы. Примечательно, что спектр тем, интересующих журналистов, очень точно отражает, трудным был год или сверхпланово щедрым. В последнем случае губернатора обязательно спрашивают об отпуске, хобби, новогоднем празднике — в общем, об отдыхе. На итоговой пресс-конференции-2009 таких вопросов не было. Все понимали — год выдался нелегким, не до отдыха.
— Виктор Александрович, если бы вы составляли рейтинг событий уходящего года, какие из них стали бы «первой тройкой»?

— Этот год отличается серьезными изменениями внешних условий, социального, экономического, бюджетного положения. Он увеличил накал нашей работы. Мы более масштабно и быстро принимали управленческие решения, и мне этот стиль командно-оперативной работы очень важен и ценен. Очень важно убедить и тех, кто принимает управленческие решения, и наше общество в том, что мы не только понимаем ту или иную проблему, но и способны влиять на любые происходящие процессы.

Конечно, очень значимым является все, что связано с подготовкой и проведением инновационного форума «Интерра». Важно было провести его совершенно неформально, не ради реализации каких-то бюрократических или имиджевых позиций. Нам надо было подчеркнуть большой потенциал региона и живущих здесь специалистов, всколыхнуть и объединить вокруг идеи форума много организаций и людей. Убежден, что именно подготовка к этому форуму обеспечивает иной уровень взаимодействия науки и экономической сферы. Другим становится и взаимодействие поколений более старших и опытных с молодыми. Более точным стало понимание, насколько значимы для науки и технологического прогресса образование и культурная среда, атмосфера, в которой мы живем и работаем.

Наверное, как всегда, в этом году были успехи и победы. И разочарования были — год как год. Стиль работы был иным — более интенсивным.

— Текущий год прошел под знаком инноваций. У нас для их развития есть солидная база — это наука как система, образование как система, бизнес как система, но складывается впечатление, что все они живут сами по себе. Способна ли власть предложить механизмы интеграции, которые позволили бы этим системам консолидироваться и работать на один результат?

— Согласен, что степень интеграции во многом определяет качество инновационного процесса. Понятно, что механизмов и подходов здесь очень много, и было бы неправильно думать, что государственные институты — единственное структурное образование, которое может этой интеграцией заниматься. Ни одна из названных систем не может быть самодостаточной сама по себе, так как нуждается в развитии с помощью других. Кроме того, на степень интеграции очень сильно влияет и качество самой системы.

Конечно, науке сегодня не хватает ресурсов — денег, оборудования, кадров. Поэтому и нет должного изобилия научных разработок, прорывных проектов, достижений. То же самое в образовании. Есть проблема и с российским бизнесом: он не адаптирован к решению долговременных стратегических задач, а построен больше для быстрого «тактического» оборота капитала. Это имеет ряд следствий, которые снижают возможности интеграции.

Наконец, наша экономика не эффективна, а значит, не высокорентабельна и, следовательно, не очень конкурентоспособна и не имеет достаточного ресурса, чтобы давать науке заказ, полноценно формировать спрос на научные достижения.

Какие механизмы усиления интеграции мы видим на своем уровне? Даже в нынешнем, кризисном, году мы приняли 11 концепций развития. И все они не отраслевые, а построены по интеграционному принципу. Это концепции повышения конкурентоспособности экономики, концепция повышения качества жизни населения, концепция повышения инвестиционной привлекательности Новосибирской области. Это цели и задачи, объединяющие разные сферы и отрасли.

Думаю, что самым подходящим для такой интеграции является проект технопарковой идеологии. Мы приступили к формированию структур, призванных интегрировать три системы, о которых идет речь: образование, науку и бизнес. Это не только объекты технопарка в Академгородке, но и бизнес-инкубаторы во всех ведущих университетах, совершенствование профессиональной адаптации специалистов, потребности экономики бизнеса к образовательному процессу, это специальный целевой инжиниринговый консалтинг.

Технопарк — это особая среда для интеграции. Мы хотим, чтобы появилась принципиально новая экономика, чтобы исследовательские разработки получили инжиниринговую поддержку и приобрели форму рыночного продукта. Поэтому уже в первом объекте технопарка у нас будет около 10 специальных малых компаний с современными технологиями.

Это наиболее простой и конкретный механизм формы вложений — не теоретическая модель, а большая, в том числе инвестиционная, программа. И мы вкладываем в эти объекты деньги. Даже в эти трудные годы мы готовы выделять до миллиарда рублей прямых инвестиций, не считая льгот и других условий.

Второе большое направление — это организационная интеграция. Когда мы попробовали эту интеграцию на ощупь, формируя программу «Силовая электроника», то включили туда несколько институтов СО РАН, несколько университетов нашего региона и промышленных предприятий. В результате за очень короткий срок, удалось организовать изготовление полутора-двух десятков видов изделий, что приносит годовой суммарный доход порядка 6 миллиардов рублей. Но не так важно сейчас, насколько высок доход, как то, что это дало возможность выйти на рынок с совершенно новой продукцией. Кроме того, это и загрузка предприятий, и заказ науке, и работа инноваторов. Сейчас мы хотим этот опыт распространить на формирование многих новых программ. Одной из них будет «Сибирская керамика». Думаю, что такие программы должны быть и в сферах биотехнологий, информационных технологий.

А наша роль в том, что мы выступаем одним из учредителей — делаем первый шаг. Это важно, поскольку обычно участником подобных программ является бизнес с небольшим капиталом либо бюджетные институты без возможности инвестирования. Поэтому наш вклад на первом этапе позволяет решить организационные вопросы, сформировать дирекцию, дать начальные деньги, разработать проект, под который можно получать гранты.

Нельзя забывать и о том, что в образовании, науке, бизнесе работают люди. Чем они энергичнее, тем лучше. Чтобы их энергия проявлялась как можно действеннее, власть отрабатывает способы эффективного строительства и обеспечения жильем.

— Этот год был непрост в отношении сбора налогов в региональный бюджет. Какие меры принимались и будут приниматься для укрепления налоговой дисциплины?

— На мой взгляд, у нас так построена налоговая система, что она предполагает не очень высокий уровень дисциплины.

Я годами в разных аудиториях — и с правительством, и с министерствами — пытался доказать, что не надо бояться доверить все налоговому агенту, перейти на заявительный принцип. И мне всегда говорили, что я неисправимый идеалист. А теперь в регионах начали открываться налоговые кабинеты, где человек может выйти на определенный портал, набрать свою фамилию, код, увидеть на экране, сколько он должен государству, сразу же распечатать квитанцию и заплатить. Говорят о том, что 5 из 50 тысяч пользователей этой системы уже оплатили свои счета. Но дело тут не в форме. Просто создали такие условия, что гражданин сам принимает решение об уплате налогов. До этого его лишали такой возможности, говоря, что человек все получит по почте. А человек либо ничего не получал, либо, получив, забывал…

А с налоговой дисциплиной и на фазе подъема проблем было немало. Понятно, что с кризисом они не исчезли. На каждый антикризисный совет мы приглашаем кого-то из должников, почти в еженедельном режиме работают специальные комиссии по налоговым задолженностям. Через эту комиссию прошли сотни людей и организаций.

Сложнее в этом году было потому, что налоговый потенциал упал, экономика теряла эффективность, рентабельность, налогов на прибыль получили почти на 30 процентов меньше. Это меньшие потери, чем в целом по России и в других регионах, но все равно очень чувствительно. Для нашего региона это потеря почти в 5 миллиардов рублей. Несколько меньше, чем в прошлом году, мы получили налога на доходы физических лиц — это притом, что вся бюджетная сфера получила увеличение фондов зарплат. Мы, и в большей мере муниципалитет, теряем также значительную часть дохода от недвижимости и земли, меньше аренды, меньше доходов от продажи...

Очень сложно было оптимизировать расходы, потому что доходов стало меньше, а расходы по обязательным статьям выросли. Мы увеличили социальные пособия, имели достаточно высокий индекс роста платежей за коммунальные услуги… Было непросто все это сбалансировать, но в результате сегодня мы имеем бюджет практически без роста внутреннего долга. Если и будут разрывы между доходами и расходами, то они будут носить чисто технический характер.

— Какой рост цен прогнозируется в сфере ЖКХ в следующем году?

— Думаю, что средний индекс роста цен на коммунальные услуги будет около 10 процентов, но это лишь мои предположения. По каким-то видам услуг повышение будет составлять 11 —12 процентов, по другим 8 — 9. При этом остается проблема некоторых муниципальных образований, где общая цена действующего тарифа ниже объективного, установленного по затратам. Другими словами, потребитель оплачивает тариф не полностью. У этой категории индекс роста может достигнуть 20 процентов, но даже это не даст 100-процентной оплаты, так что проблему эту придется решать в течение нескольких лет.

— Чего, по вашему мнению, не хватает для решения проблем регионов Сибири и дальнего Севера на общем федеральном и муниципальном уровнях?

— Стратегически важно решать задачу так, чтобы не допустить перенаселения и снижения доли экономического потенциала. Это экономически выгодно для России. Думаю, что государству надо решить, на мой взгляд, две несложные задачи. Во-первых, выступить на территории Сибири и Дальнего Востока достаточно крупным инвестором. При этом точно дать понять, что инвестирует государство в инфрастуктуру, объединяющею регионы, прежде всего транспортную — железные дороги, аэропорты, автомобильные дороги. Но опять же не во все, а с точным пониманием, где и кто живет. И неправильно считать, что вложения в автомобильную инфраструктуру порождают инфляцию. Без таких вложений ни один сибирский регион не может нормально развиваться, даже богатейший Ямало-Ненецкий округ и вполне успешная Новосибирская область. Сейчас мы вкладываем в дороги 8 — 9 миллиардов рублей в год, а должны вкладывать 25 миллиардов. Если меньше, значит, мы отстаем.

Во-вторых, государство должно дать стратегический сигнал бизнесу — точечно и акцентированно ввести в определенных территориях Сибири особый налоговый режим. Чтобы предприниматель заранее знал, что если он размещает предприятие в Подмосковье, то платит НДС 18 процентов, а если, например, в Алтайском крае, то восемь процентов. То же самое по ряду других налогов — чтобы этот особый режим воспринимался бизнесом как стимул для правильного расположения. Таким образом, решалась бы и проблема моногородов, ведь нельзя же просто сказать: «Стройте предприятия в Тольятти».

При этом оба действия — прямые инвестиции и особый налоговый режим — требуют колоссальных вложений. Потому что любые вложения государства стимулируют и провоцируют вложения инвесторов.

Я не сторонник того, чтобы ко всей Сибири подходить с одинаковых позиций, но найти какие-то правильные решения здесь совершенно необходимо, причем как можно быстрее.

— Виктор Александрович, сейчас очень много говорится о прозрачности власти, о ее максимальной открытости и доступности для людей. В Новосибирской области в этом году какие реальные шаги в этом направлении были сделаны?

— Мы принципиально изменили систему информационного сопровождения работы государственных структур. С будущего года переходим на оказание полного перечня услуг населению в электронном виде. Это будут не такие сайты, на которых просто «вывешиваются» постановления, решения и номера телефонов, а полноценный, действенный портал — с реестром услуг и регламентом, разработанным под каждую из них.

Это будет хорошим шагом к доступности, а открытость — она и была, сейчас мы ее только дополнительно усилим. Недавно мы открыли в Новосибирске первый крупный многофункциональный центр, который будет оказывать сразу около 150 услуг. Там нет системы кабинетов, не надо стоять в очередях, пропускная способность этого центра около 1500 человек. Мы построили его на деньги бюджета и за деньги бюджета ведем его эксплуатацию. Таких центров мы запланировали построить более 20, во всех административных центрах городов и районов.

— Как сейчас обстоят дела с реализацией зерна и каковы ваши прогнозы цен на хлеб в 2010 году?

— Полноценного рынка зерна на данный момент нет. Напомню, что область в этом году произвела более 3 миллионов 900 тысяч тонн. Имея при этом еще 600 с лишним тысяч тонн на элеваторах с прошлых урожаев плюс запасы в хозяйствах. Таким образом, после завершения уборки на территории области было почти 5 миллионов тонн зерна. В том числе товарного — около 2,5 миллиона тонн. Это зерно надо продавать на внешние рынки, так как эффективно использоваться внутри области оно не может.

Продажи идут медленно, поскольку цена низкая — порядка 3500 рублей на зерно третьего класса. Мы приняли специальное решение по стимулированию рынка и выделяем специальные субсидии для тех, кто покупает зерно на территории Новосибирской области. Помимо этого, субсидируем отгрузку зерна для отправки по железной дороге за пределы области. Поощряем покупку поросят населением — за каждую голову, купленную на откорм, люди сразу получают по 300 рублей. Мы ввели специальную субсидию для любого производителя зерна в виде компенсации центробанковской ставки. То есть любой, кто берет кредит под залог зерна, получает компенсацию в размере 100 процентов ставки рефинансирования. Меры по этой субсидии рассчитаны до 1 июля, по поросятам — до 1 апреля.

Сегодня из зерна нового урожая продано немного, около 200 — 300 тысяч тонн. Часть перерабатывают сами хозяйства, поскольку имеют мельницы, производят комбикорма… Завершается подготовка семенного материала на будущий год… Поставлены большие задачи по росту производства мяса, мы намерены построить новый молочный комплекс и увеличить валовое производство молока… Ну и, наконец, какую-то часть зерна надо заложить в резерв. Ведь в масштабах России мы рано или поздно все равно столкнемся с неурожаем.

— Считаете ли вы, что малоэтажное строительство, которое так популярно на Западе, поможет нам улучшить демографическую ситуацию?

— Малоэтажные дома мы строили, строим и будем строить дальше. В этом году в общем количестве жилья доля малоэтажного составила 20 процентов — примерно 200 тысяч квадратных метров. Но здесь надо точно понимать меру! Не может быть однозначного решения о том, что лучше — «свечка» или малоэтажный дом. Это две формы, которые обязательно должны сочетаться, без этого в нашей стране нельзя строить жилье.

Безусловно, в социальном плане индивидуальный дом лучше. Но в плане затрат, как правило, дешевле жилье в многоквартирном доме. И потом, мы же не хотим делать дома без коммуникаций… Но представьте, что к новым индивидуальным домам надо провести водопровод, канализационный коллектор — это не всегда просто. Поэтому в данной сфере существуют разные сегменты спроса, как и во всем мире.

Вероятнее всего, в следующем году мы введем дополнительные меры господдержки, льготы для строительства жилья в селе. А в целом любой рост жилищной обеспеченности благоприятно влияет на демографическую ситуацию. Надеюсь, что в следующем году мы получим достаточно устойчивый естественный прирост населения. Плюс миграционный приток. Он будет приводить к естественному росту населения в целом и более быстрому приросту населения в городах.

— Как будет развиваться дальнейшее сотрудничество с нашими ближайшими соседями, то есть с Казахстаном?

— Для Новосибирской области это сотрудничество имеет принципиальное значение. Для нашей экономики выход продукции на внешние рынки очень важен, а на них эффективнее всего выходить прежде всего в странах содружества.

У нас есть и политические формы сотрудничества. Например, ежегодный Российско-казахстанский форум приграничных регионов, в котором участвуют главы государств. Один из этих форумов проходил в Новосибирске. Мы поддерживаем политические побратимские связи и на уровне регионов.

— Могли бы вы выделить или отметить какие-либо областные законы, принятые в уходящем году, которые особенно актуальны и значимы для жителей области?

— Я очень благодарен депутатам областного Совета — нам удалось, ничего не меняя в распределении полномочий и регламентов, добиться очень быстрой и слаженной работы. Федеральное правительство, учитывая кризис, вносило в Госдуму законопроект об изменении регламентов: как принимать бюджет, как принимать законы, какие полномочия возьмет на себя исполнительная власть. Мы ничего этого не делали и в то же время работали очень эффективно.

В области принят ряд социальных новаций. С нового года мы переходим к выплатам льгот определенным гражданам по оплате коммунальных услуг. В годовом исчислении это около 2 миллиардов рублей. Приняли решение о введении региональной доплаты к пенсии до величины прожиточного минимума. Для нашего региона это нечто совершенно новое, это не является региональным полномочием. Мы традиционно утверждаем очень высокую величину прожиточного минимума. В связи с этим придется очень серьезно финансировать эту доплату из бюджета — уже сейчас, в декабре, чтобы выплатить ее вместе с январской пенсией. Из бюджета области на эти цели потребуется направить около 600 миллионов рублей. Доплату получат более 80 тысяч людей пенсионного возраста с низкой государственной пенсией.

— Нравится ли вам работа тренера футбольной команды Андрея Тарасенко и при каких условиях он останется на следующий сезон?

— Мне нравится его работа. Хотя понятно, что каким бы способным специалистом он ни был, руководить клубом — это очень сложная задача, большая ответственность. Можно хорошо организовывать тренировочный процесс и не стать большим и главным тренером. И наоборот. Знаю в некоторых других видах спорта главных тренеров, которые в этом виде спорта даже не могут играть…

Для команды сейчас очень важно поддержание хорошего эмоционального настроя. Мы имеем проблемы в комплектовании, нам не хватает нескольких игроков на некоторых позициях. До середины января, пока переходы еще разрешаются, мы постараемся укрепить состав. Хотелось бы, чтобы в команду пришли игроки — лидеры по натуре — и укрепили лидерское звено, но в целом состав команды позволяет решать поставленные задачи.

Есть целый ряд команд, по составу ничем не превосходящих наш клуб, по организации ничем не отличающихся, но имеющих лучший результат. Но… Всегда, говоря о профессиональном спорте, подчеркиваю — более существенным критерием, чем занятое место или выигранный турнир, является его восприятие зрителями. Для меня очень важно, чтобы был полный стадион, чтобы жители области радовались этим результатам, следили за ними. Спорт дает очень много позитивных эмоций. Если это в обществе есть, то я свою задачу решаю, а если нет, если люди равнодушны, то нет смысла вкладывать в это дело большие ресурсы.

Вы должны понимать, что нашей области в этом смысле труднее, чем другим регионам, — у нас нет монополизированной клубной экономики. Из-за того, что интересов много и они разнообразны, нам важно иметь команды, клубы во всех видах спорта. Очень мало регионов, которые могут себе позволить поддерживать одновременно и футбол, и хоккей, и хоккей с мячом, и волейбол, и целый ряд других видов спорта, в которых мы выступаем на высшем уровне, и это стоит достаточно больших средств. Сконцентрировать средства на чем-то одном? Это меня не устраивает. Новосибирску нужен футбол в премьер-лиге… Нужна баскетбольная команда уровня еврокубков... В следующем году есть возможность увидеть мужскую волейбольную команду не только в лиге еврокубков, но и в качестве чемпиона России, состав ее очень силен.

— Какие наиболее крупные проекты, способные стать точкой роста Новосибирской экономики, будут введены в следующем году?

— Это будет около десятка достаточно крупных новых предприятий. Безусловно, приоритетными остаются все технопарковые объекты. Также следующий год будет отмечен вводом, как минимум, трех новых предприятий промышленности.

Имеем в планах несколько предприятий по переработке сельхозпродукции. Прежде всего крупный молокоперерабатывающий завод в городе Новосибирске — площадка уже подготовлена, в начале года начнутся работы, и за год он будет построен. Мы создаем свое инвестиционное агентство в сфере аграрной экономики и будем выступать соинвесторами при строительстве целого ряда молочных комплексов.

Есть несколько промышленных объектов, согласование которых мы сейчас завершаем с компанией «Роснано». В их числе завод по производству принтеров и специальных чернил, основные элементы для сборки этих принтеров будут делаться в технопарковом комплексе Академгородка.

В 2010-м мы ожидаем объем инвестиций примерно 100 миллиардов рублей. В этом году будет около 80 миллиардов.

— Что вы можете сказать о строительном рынке-2010?

— Объем работ на строительном рынке в следующем году будет значительно выше, чем в 2009-м. Вводя в этом году 1 миллион квадратных метров жилья, мы не исчерпываем этим незавершенное строительство, его остается ровно столько же, сколько было на 1 января. Думаю, что в следующем году мы сдадим больше миллиона.

Убежден, что и производственных объектов будет намного больше, чем в 2009 году. Многие предприятия активизируют свою инвестиционную деятельность, поэтому загрузка строителей будет больше приблизительно на 20 процентов.

— Виктор Александрович, вы всегда так внимательно анализируете работу средств массовой информации…

— Интернет пока не в состоянии заменить телевизионные новости, для деловых людей никто и ничто не может заменить популярную в этих кругах газету, для специалистов — профессиональный журнал… Всё это должно вселять в людей большую уверенность в своих силах, в перспективах дальнейшего развития, должно привлекать, делать человека соучастником многих важных общественных процессов. В этом состоит и моя личная задача, и задача органов власти, и задача средств массовой информации. За счет этого Новосибирская область тоже приобретает свои конкурентные преимущества. В нашем регионе должна чувствоваться свобода — свобода планов, свобода действий, свобода, которая укрепляет человеческий дух. Желаю вам этой свободы!
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать