Право на труд

Право на труд
В суровых условиях рыночных отношений, распространившихся сегодня практически на все сферы жизни, милой выдумкой воспринимаются сюжеты старых фильмов типа «Большой перемены», в которых осуждаются люди, уклоняющиеся от трудовой деятельности. Определение «тунеядец» уже давно лишилось своего сакраментального советского значения. Сегодня, пожалуй, нет в этом словесном пережитке прошлого ничего порочащего, скорее, что-то ностальгически-ироничное.


Просто тунеядство больше не наказуемо, да и вообще не подзаконно. Требование определенного места работы никак не регламентируется и незанятость гражданина не может служить основанием для его привлечения к ответственности.

За продолжительный постсоветский период граждане привыкли к такому положению вещей и к инициативе отдельных законодателей о возвращении наказания за тунеядство по большей части относятся скептически. Правда, в современных, опять же рыночных, условиях и уж тем более при грянувшем кризисе, который, кажется, спишет все, сделать это и нереально — сегодня под статью о тунеядстве попали бы слишком уж многие вольные или невольные «уклонисты» от трудовой деятельности.

Право на труд, конечно, никто у нас не отнимал, но теперь в Конституции РФ оно закреплено не в чистом виде, а словно бы с некоторой оговоркой. И фактически обязательства по обеспечению занятости, рабочими местами, зарплатой как бы снимаются с государства и возлагаются исключительно на самого гражданина, которому «вдогонку» еще и полная свобода выбора дается: хочешь — ищи работу на приемлемых для себя условиях, хочешь — строй собственный бизнес, хочешь — так сиди. Конечно, данное мнение можно и оспорить, но такое уж складывается впечатление. Раньше право на труд связывалось и с правом на получение гарантированной работы, и с необходимостью (обязанностью) трудиться на благо общества — преимущественно в общественно полезных сферах. Теперь же право на свободный труд рассматривается с позиций исключительно индивидуального пользования этим правом. Можно и не числиться официально в работниках, и трудовой книжки не иметь, зарабатывая себе на жизнь как можешь. А можно и вовсе не зарабатывать. Со всеми возможными вытекающими социальными, личностными и прочими последствиями.

Но все это, так сказать, «размышлизмы». А вот регламентированный на государственном уровне «свободный полет» гражданина на рынке труда — давняя тенденция освобождения государства от части своих исконных регулирующих, защищающих и контролирующих функций. Современная господдержка в сфере занятости, по понятным причинам многократно усиленная в последние месяцы, зиждется, скорее, на необязательно-сопроводительной основе. И желающему поступить на новую постоянную или временную работу, получать пособие по безработице, переобучиться, заняться предпринимательством, да и просто попасть со своей проблемой в центр занятости нужно приложить изрядные усилия.

Как рассказывает Татьяна, ищущая работу уже почти полгода, бывшая специалистка ныне расформированного кадрового агентства, в одном из районных отделов занятости населения Новосибирска в марте этого года запись на прием велась за две недели. Ей посчастливилось ждать первого посещения для оформления пособия по безработице всего полмесяца. А уже в начале апреля ближайший прием назначался только через два и более месяца.

Кстати, Татьяне пособие по безработице начислили. Исходя из ее бывшего заработка, оно составило порядка 5 тысяч рублей в месяц. Правда, выплачивать его начали далеко не сразу — сказался кризисный дефицит бюджетных средств.

«Если я буду настойчиво отказываться от предлагаемой мне работы с оплатой размером примерно в прожиточный минимум, то частично или полностью потеряю пособие по безработице. Но за доход такого уровня проще пытаться договариваться с потенциальными работодателями о признании своей кандидатуры неподходящей для предлагаемой работы и продолжать два раза в месяц отмечаться в службе занятости, чем каждый день ездить на работу. Получается, что сложившаяся ситуация провоцирует социальное иждивенчество среди даже вполне трудоспособных граждан», — рассуждает Татьяна.

Конечно, рост количества граждан, обратившихся за помощью в содействии занятости, пропорционален общему росту безработицы. Однако фактически через службы занятости работу в основном всегда искали и не самые квалифицированные и востребованные, и не самые стремящиеся трудоустроиться кадры. Всегда были и «вечные безработные», и уверенные в своих способностях специалисты, которые, как правило, трудоустраивались своими силами. Сегодня многие действительно стремятся именно найти работу. Но весомым стимулом по-прежнему остаются и попытки получить хоть какую-то «компенсацию за простой». Ведь эквивалентом нормального дохода даже повышенное пособие по безработице не назовешь.
Поделиться:
Копировать