Нефтяная эйфория в области...

Нефтяная эйфория в области...
Новосибирская область по- настоящему стала достаточно крупным нефтедобывающим районом. ОАО «Новосибирскнефтегаз» в 2007 году планирует добыть 2,3 млн т нефти, в 2008 — 3,25 млн т , в 2009 — 3,4 млн т. Это почти половина уровня добычи нефти в Томской области, собственно на её территории. Это больше, чем во многих государствах СНГ, Европы и Азии. Новосибирская область по добыче нефти занимает сейчас третье место среди всех областей и краев Сибири.


Товарная стоимость добываемой нефти в 2007 году из расчета 70 долл. США за баррель оценивается в год в 1,13 млрд долл., в сутки — 3,1 млн долл., за час — 130 тыс. долл. Нетрудно представить, что от этого имеет Новосибирская область, Москва и собственно нефтяная компания «ТНК-БП Холдинг», которая, по существу, уже владеет всеми нефтяными месторождениями и перспективными лицензионными участками в Северном и Кыштовском районах.

Хочу особо подчеркнуть, что нефть в Северном районе не добывалась бы и сегодня, если бы не было нефтепровода Верх- Тарское месторождение — Барабинск, который был построен под руководством организатора и первого руководителя ОАО «Новосибирскнефтегаз» Виктора Ивановича Харитонова.

Таким образом, нефти и денег много, но обозначим и SOS- проблемы.
Нефтяники так и не построили дороги: районные, технологические, даже внутрипромысловые, которые должны быть по всем технологическим проектам.

Дороги, как известно, — главная составляющая промышленной и социальной инфраструктуры. Дороги — это жизнь.

В Тюменской области по великолепным асфальтовым дорогам через болота, леса и топи можно доехать до Карского моря, через нефтяные города, промыслы, местные стойбища. Оленевод может на машине проехать до Сочи по нормальным асфальтовым дорогам.

К сожалению, наши новосибирские «нефтяные короли» уже многие годы не могут построить 60 км дороги от Северного до Верх-Тарки. Сейчас, в дождливое лето-2007, никакого проезда между селами нет. Деревня Бергуль, которая на пути «нефтяных дорог», вообще в полной изоляции. Даже на самом нефтяном промысле перемещения происходят с помощью гусеничных тягачей.

И поэтому текущая добыча нефти за половину 2007 года упала на 27 тыс. тонн против прошлого года, и годовой план по добыче под угрозой срыва. Видимо, будут ссылки на отсутствие подъездных путей и другие форс-мажорные обстоятельства.

Жители Северного района говорят, что нефть — это для кого-то благо, а для них — беда. Пожалуй, самая главная беда заключается в том, что в этом нефтяном районе не проводятся результативные поисково-разведочные работы, за исключением небольших объемов сейсморазведки, которая пока не решает проблемы достоверного прироста промышленных запасов нефти. Так, за последние 20 лет здесь не прибавилось ни одной капли новых разведанных запасов нефти.

Опасность заключается еще и в том, что уже через 10 лет область потеряет этот нефтяной район, потому что сами нефтяники планируют в 2017 году на Верх-Тарском месторождении добывать только 695 тыс. тонн.

Этот момент может наступить значительно раньше, так как отбор нефти из скважин производится на сверхфорсированных, закритических режимах. Нефтенасыщенный пласт (залежь нефти) — это «живая система», здоровье которой можно так подорвать, что на лечение-реабилитацию уйдут многие годы по геологической шкале времени.

И еще. Строительство обещанного нефтеперерабатывающего завода в г. Куйбышеве с объемом 200 тыс. т верх-тарской нефти так и не было начато, хотя это предполагалось осуществить за 2 года. К сожалению, и сам районный центр — Северное — сегодня не являет собой примера нефтяной мини-столицы Новосибирской области и мало отличается от любимой геологами деревни 40-летней давности. Недаром места жительства нефтяных руководителей и менеджеров, а также прекрасные офисы без комаров и паутов находятся в центре Новосибирска и Москвы (на Арбате, 1), а в Северном всё так же пьют недоброкачественную питьевую воду с железом и другими примесями. Так что же дает людям нефть, которую мы открыли 37 лет назад? Благо или SOS-проблемы?
Поделиться:
Копировать