И не такие уж мы разные

И не такие уж мы разные
Кто-то сказал, что немцы не любят салаты, и мы решили сделать главный акцент на горячих блюдах. Отличная баранина, пельмешки ручной лепки с фирменной начинкой… Потом думаем: ну как же без салатов?! Сделаем хотя бы оливье и сладкий, с кукурузой и крабовыми палочками, его обожают младшие члены семьи, дошколята Матвей и Арсений.
Как же мы были рады, когда наши гости Тино и Тобиас отдали должное абсолютно каждому блюду и особенно похвалили как раз салатики. Как часто наши представления о вкусах, взглядах, традициях, предпочтениях другого народа оказываются надуманными или вовсе ошибочными, и как интересно узнавать друг друга в живом непосредственном общении.

Мы сидели за большим семейным столом в доме бабушки и дедушки, где в традиционные русские праздники собираются три поколения нашей семьи. Рассказывали о себе, расспрашивали гостей о том, как они в Германии отмечают праздники и какие у них есть традиции, любимые блюда, розыгрыши… Это было замечательно.

Мои двоюродные брат и сестра, Илья и Настя Довгаль (в семье которых проживали немецкие гости), учатся в новосибирской школе №24, где работает замечательный педагог, заслуженный учитель РФ Татьяна Васильевна Морозова. Она-то и создала эту удивительную программу, благодаря которой сибирские школьники, занимаясь творчеством, глубже изучают немецкий язык и культуру этого европейского народа, могут бывать у своих ровесников в Германии, а гости из города Эннепеталь земли Северный Рейн-Вестфалия, изучающие в свою очередь русский язык, вот уже во второй раз приезжают в Новосибирск.

«Город мастеров» включает различные творческие лаборатории — от малышкового клуба до собственного театра на немецком языке и киноклуба, где ребята постарше знакомятся с кинематографом Германии. Он существует в двадцать четвертой школе уже восемнадцать лет, а партнерский обмен, поездки друг к другу начались в 2008 году.

В гимназии Райзенбах города Эннепеталь преподавателем русского языка работает ученица Татьяны Васильевны — Юлия Кирхгесснер. Она и предложила организовать взаимные поездки школьников, чтобы ребята не только могли на практике применить знания, полученные на уроках иностранного языка, но и расширить границы своего мира. Татьяна Васильевна с улыбкой вспоминает: «Не случайно мы ей пели песню «Родная деревня». Там есть такие слова: Родина ждет, я должен ехать, но я вернусь… И когда в 2008 года приезжала первая группа, Юля не могла слушать эту песню без слез».

В этом году Юля не смогла посетить Россию, потому что в ее семье недавно произошло радостное событие — родилась вторая дочечка. Новую группу возглавили Тино Тепель и Ян Шультэ. О том, какие впечатления они увезли из Сибири, лучше всего говорит отзыв Яна: «Мои дорогие, дорогие, дорогие друзья. Я сознательно не читал, что Тино и наши ученики написали до меня. Я не хотел позволить себе поддаться их влиянию и поэтому я полностью это посвящение пишу сам. На вопросы, которые я ставил перед собой: где и с чего начать? — я не нашел ответа. Поэтому я пишу просто, что у меня сейчас лежит на сердце. Это, конечно, будет самым лучшим. Когда в январе меня спросили, смогу ли я вместе с Тино сопровождать поездку в Россию, ответ был ясен. Я сразу согласился, так как возможность увидеть дорогих мне друзей в России наконец осуществилась. Тем паче велика была уже моя предварительная радость ожидания этой поездки.

Я давно не испытывал таких счастливых моментов. Я не был в России три года. С первого момента я знаю, чего мне не хватает. Вы, русские, — удивительный, сердечный, гостеприимный (мне не хватает прилагательных) и дружелюбный народ. Неделя у вас мне безумно понравилась, к сожалению, время прошло очень быстро. Жаль, что время нельзя остановить, но я жду следующей встречи. И уже радуюсь ей. И я абсолютно уверен в том, что мы, немцы, если даже встанем на голову, сумеем встать на голову, мы не достигнем вашей сердечности. Я не могу сказать вам, как сильно мне будет недоставать вас и каждого в отдельности. Я благодарю вас за то, что я провел у вас важную и веселую неделю в моей жизни.

Нет слов, чтобы описать, что сейчас у меня на сердце. И как мне хочется остаться в Новосибирске. Верьте мне, я по вам уже очень скучаю. Большое вам спасибо за приятную неделю. Надеюсь, что я однажды к вам еще вернусь. И я радуюсь, что вы приедете к нам. И, пожалуйста, непременно привезите с собой Аню, Свету и Риту. И хотя они уже не ученицы 24-й школы, но они принадлежат к нашей большой семье. Спасибо вам за все! Я очень буду тосковать. И ежедневно думать о вас. Пожалуйста, не забывайте обо мне. Я вас люблю.

Ваш Ян Шультэ».

Что же это была за неделя, так тронувшая и немецкие, и русские сердца, заставившая всех плакать при расставании и теперь вспоминающаяся каждым своим эпизодом? Это постоянное общение в семьях и в школе, поездки в археологический музей и музей бересты, в самые красивые и удивительные места сибирской столицы, променад по берегу Обского моря и прогулка к радужному мосту и мосту любви, дискуссии, игры, встречи у костра, а главное — совместное творчество и по вечерам задушевные песни под гитару. Кто бы мог подумать, что Тино замечательно знает песни Цоя и Высоцкого, Тобиас — бард, который сам пишет музыку, и вообще все ребята очень яркие личности, разносторонне одаренные, и им очень нравится дарить радость тем, кто рядом с ними. Мне даже показалось, что песня стала главным языком межнационального общения, и как же это было здорово!

Татьяна Васильевна Морозова вспоминает:

— Когда мы с ребятами в первый раз вместе ездили в Германию, тоже прощались со слезами, никто не хотел расставаться. Для меня это был первый опыт, когда наши ребятишки жили в немецких семьях. Сама я до этого была дважды в Германии на педагогических семинарах. Потом я выиграла грант и в течение трех недель присутствовала на уроках в одной из школ Нижней Саксонии.

Помню, мы приехали в субботу, как раз в выходные. У меня забрали детей и развезли всех по семьям. И вот целых два дня я не видела своих девчонок и мальчишек. Одна мысль тревожила меня: как они справятся? Дети в группе были разного возраста. За старших я могла не беспокоиться, у них и знаний побольше, и опыт есть, а вот младшие…

Хотя, когда готовились к поездке, о чем мы с ними только ни говорили. Об истории и культуре двух стран, о системе образования в России и в Германии. А также о том, как правильно встать, как спросить о чем-то и что-то попросить. Казалось бы, все нюансы проработаны, но все равно присутствовала некая боязнь. Боязнь ошибки. Вот с ней-то и надо было бороться. Это стена, которую надо суметь преодолеть и просто начать говорить.

Некоторые ребята потом изумлялись: «Как так, Татьяна Васильевна, на уроке мы нередко молчим, а тут… будто сами собой слова вспоминаются, откуда это все?» «А это то, — отвечаю, — что ты когда-то учил, но не испытывал в нем острой потребности, а тут в силу обстоятельств память пришла тебе на помощь…»

В понедельник был официальный прием. Директор гимназии, господин Крюгер, приветствовал гостей по-русски. Он долго учил это одно предложение. Потом он, конечно, перешел на немецкий язык, но и ребята, и педагоги из России оценили это внимание. Своей ответной речи Татьяна Васильевна не помнит. Говорит, эмоции захлестывали. А потом было несколько дней замечательного общения и взаимного узнавания.

— Когда нас провожали, рыданиям предела не было. Причем первыми плакать начали немцы. Пролилось море слез. Ладно мы, русские, нам простительно, мы всё пропускаем через сердце, а они? Обычно говорят, что немцы сдержанный народ, старающийся держать дистанцию. Ерунда! Всё зависит от того, какие сердца и кому навстречу открываются. И, конечно, многое зависит от ситуации. Конечно, если англичанин встретится с немцем, может быть, там и будет дистанция полтора метра. Но если это встречаются русские и они открывают сердце, то навстречу не открыться им просто нельзя. Я все думала, интересно, а как себя поведут при расставании немецкие мамы? Все-таки взрослые люди чаще держат эмоции внутри себя. И в первые свои поездки в Германию я порой ощущала эту особенность. Так вот, когда в Дюссельдорфе нас провожали немецкие мамы, они плакали, не скрывая этого, обнимали детей и говорили: «Фрау Морозова, почему вы так мало побыли с ребятами у нас? Оставьте нам детей ещё». Это говорит о том, что сердца у всех матерей в мире абсолютно одинаковые. Если мать любит, то она любит. Всё равно какая мать, немецкая, русская, французская, она любит всем сердцем, — говорит Татьяна Васильевна.

В книге впечатлений несколько дней назад родители новосибирских ребят, проводив гостей, написали: «Лапочка Ребекка! Такая добрая и терпеливая девушка. Даже наша собака Настя сразу прониклась к ней доверием, не стала лаять, что бывает крайне редко. Ни майский сибирский холод, ни отсутствие горячей воды Ребекку не испугали. Смелая! Может жить в России долго. Спасибо ее родителям за дочь. А еще здорово, что ребята были вместе». А вот строки из отзыва другой мамы, Ольги Валерьевны Довгаль: «Все страхи и переживания позади, все препятствия преодолены, а предрассудки развеяны. Душа поет от радости общения, а сердце плачет, зная о расставании. Но есть надежда на будущее, что мы увидимся вновь».

Препятствия, о которых идет речь, это сначала разразившийся в России прошлой осенью свиной грипп, из-за которого в первый раз была перенесена поездка, потом вулкан, нарушивший планы многих европейцев… А что касается стереотипов и предрассудков, то они тают, как лед на весеннем солнце, когда люди начинают открыто общаться. Немецкая делегация возложила цветы к монументу Славы в память о людях, погибших на самой страшной из войн.

Насчет льда метафора, может быть, не очень удачная, поскольку и в мае наши немецкие друзья смогли полюбоваться льдинами у берегов Обского моря и мягкими белыми хлопьями, падающими на свеженькие зеленые листочки тополей. Это был еще один неожиданный сюрприз уже под конец визита.

Для ребят памятно все, каждая минута. Официальный прием у главы Заельцовского района. Обмен подарками. Кстати, если на нашем гербе присутствуют два соболя, то символом Эннепеталя стал лисенок, который, по преданию, когда-то спас жителя этого города. Проект состоялся, это без сомнений. И реализовать его Татьяне Васильевне Морозовой и ее «Городу мастеров» помогли Общество развития Новосибирска и Российско-немецкий дом.

— У нас много общего. Единственное… Мне кажется, немецкие школьники раньше становятся самостоятельными. Семья оказывает им больше доверия, чем принято у нас, русских. Мы иногда до седых волос опекаем своих детей. Я думаю, кредит доверия у немцев дается гораздо раньше. Немецкие ребятишки — более ориентированные. Однажды я задала вопрос пятикласснику: «Зачем ты учишься в школе?», и он ответил без малейшего сомнения: «Чтобы хорошо жить!» Он ориентирован на то, что, если ты будешь постоянно с интересом ходить в школу, ты будешь хорошо жить. Вот это дорогого стоит. У нас иногда десятиклассники не знают, зачем они в школу ходят. Вот этому мы можем у них поучиться», — говорит Татьяна Васильевна.

А в остальном… Юность есть юность. Нет большой разницы между русскими, немецкими, французскими, японскими подростками. Они хотят видеть мир, хотят общаться, хотят реализовать свои таланты, хотят быть успешными. Какая разница, как мы выглядим? Разве японцы не умеют любить, а латиноамериканцы — плакать? Любовь, счастье, разочарование, мечта и надежда — они везде одни. Мы все способны чего-то опасаться, радоваться открытиям, дружить, влюбляться и безумно скучать в ожидании новой встречи. И я не сомневаюсь, что эта встреча состоится.
Поделиться:
Копировать