Ограничение свободы «переселит» домой тысячи осужденных

Представим: вечер, глава семейства в халате и тапочках устраивается на диване перед телевизором и… начинает дремать, сладко причмокивая. Ну и что такого, скажет читатель, в чем «фишка»? А в том, что гражданин на диване отбывает наказание по приговору суда. Современное уголовно-процессуальное законодательство предусматривает как один из вариантов назначение наказания в виде ограничения свободы, в том числе и возможность отбытия его в домашних условиях.
В чем суть новаций в порядке исполнения приговора суда? Не повлечет ли это новую волну криминала? На эти и другие вопросы в пресс-центре «Комсомольской правды» ответил начальник ГУФСИН России по Новосибирской области полковник внутренней службы Константин Березнев.

Он, в частности, пояснил, что введение нового вида наказания — ограничение свободы — происходит в рамках реализации государственной политики, направленной на гуманизацию уголовного законодательства Российской Федерации. Предполагается, что ограничение свободы явится эффективной мерой наказания для лиц, совершивших преступление впервые, осужденных за преступление небольшой или средней тяжести, экономические преступления. В качестве основного вида такая форма наказания может быть назначена судом на срок от 2-х месяцев до 4-х лет. Особенность: домашнее заключение не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим постоянного места жительства на территории РФ.

Смысл такого подхода, кажется, понятен: вывести из круга криминального влияния как можно больше людей, разгрузить места лишения свободы. Новосибирский регион не является исключением из ситуации в подразделениях пенитенциарной системы страны. В исправительных учреждениях и следственных изоляторах города и области содержится около 24 000 лиц спецконтингента. В 2009 году удалось добиться снижения численности на 9% по сравнению с 2008 годом (около 26000 чел.). При лимите численности 23 400 мест перелимит составил 1,7%. Цифра вроде бы невелика, но в контексте судеб конкретных людей имеет, конечно, другое значение, нередко драматическое. Применение новых форм исполнения уголовного наказания должно снять эти проблемы.

Как проинформировал Константин Березнев, существующие на сегодня возможности ГУФСИН по Новосибирской области не позволяют разместить всех лиц, осужденных судами Новосибирской области к отбыванию наказания в колониях-поселениях, в результате увеличивается нагрузка на соседние области. В связи с чем директором ФСИН России А.А. Реймером дано указание руководству Главного управления в срок до 1 октября 2010 года открыть колонию-поселение в Новосибирской области. На сегодняшний день различными службами аппарата ГУФСИН проводятся предварительные расчеты и подготовительные мероприятия по определению численности и места дислокации новой колонии-поселения.

Но не получится ли, что в процессе реформирования уголовно-исполнительной системы поблекнет грань между новыми тенденциями к открытости системы и четким исполнением предписанных государством норм и правил содержания граждан в местах лишения свободы? Не утратится ли смысл уголовного наказания?

Нет, исправительные колонии, тюрьмы и следственные изоляторы не должны превращаться в учреждения с курортными условиями содержания. Будут создаваться не шикарные, а приемлемые условия для отбывания наказаний, которые должны соответствовать российскому законодательству и международным, в частности европейским, пенитенциарным нормам. Реформа предусматривает создание таких условий содержания и изоляции, которые бы позволили осужденным осознать тяжесть содеянного и ощутить потребность загладить причиненный вред.

На встрече с журналистами Константин Березнев подчеркивал неоднократно: наказание должно быть соразмерно преступлению. За совершение тяжкого преступления человек, естественно, должен понести суровое наказание. Как уже сообщалось, для закоренелых преступников предполагается ужесточение режима наказания, вплоть до содержания в тюрьме. Такая практика есть во всех странах. Кроме того, за совершение тяжких и особо тяжких преступлений судья может назначить, кроме основного срока наказания, дополнительное — ограничение свободы до 2-х лет, при котором действует ряд ограничений: появление на улице в позднее время, посещение увеселительных заведений и т. д. Есть нарушения — срок ограничения свободы заменяется лишением свободы.

Журналисты поинтересовались: как проконтролировать поведение «домашнего» осужденного — например, не пьянствует ли, не досаждает соседям? Такого быть не должно. Инспекции ГУФСИН вправе использовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора за поведением осужденного. Сегодня отечественная промышленность осваивает производство электронных браслетов и других средств контроля. Хотя, как признал Константин Березнев, дело это очень дорогостоящее, требует оборудования и спутниковой связи.

Однако отметим для себя: ради возвращения человека к нормальной жизни денег не жалко, в противном случае их потребуется гораздо больше…

Как проинформировал Константин Березнев, во всех районах города и области по согласованию с местными органами самоуправления определены объекты для отбывания наказания в виде обязательных и исправительных работ, обеспечено трудоустройство осужденных. Таких на сегодня 14 тысяч. Есть проблема — это малое количество вакансий, ограниченное число объектов, на которые могли бы трудоустраиваться осужденные как в Новосибирске, так и по области. Центр занятости населения оказывает помощь инспекциям ГУФСИН в решении вопроса устройства осужденных на исправительные работы, однако заявок от работодателей в 2009 году поступило значительно меньше, чем в 2008 году. С учетом того, что в скором времени рынок труда пополнится осужденными на ограничение свободы (4 тысячи человек), проблемы занятости, видимо, приобретут еще большую остроту.

Наша справка: за четыре последних года «тюремное население» страны выросло на 230 тысяч человек. В местах лишения свободы находится более 890 тысяч арестантов. В России действуют 226 следственных изоляторов, рассчитанных на 130 тысяч мест. Содержатся в них около 132 тысяч человек. По прогнозам Минюста, «домашний арест» может «выселять» из мест лишения свободы примерно по 100 тысяч осужденных ежегодно.
Поделиться:
Копировать