Новосибирск

Михаил Ерофеев: «О том, что война будет, мы знали»

05.05.2022
Спецпроект
Михаил Ерофеев: «О том, что война будет, мы знали»
Михаил Яковлевич Ерофеев видел своими глазами всю картину развернувшейся в 1941–1945 годах войны. Видел с тыла — когда со всей страны к фронту стягивались ресурсы и люди, видел на передовой — когда снабжал боеприпасами участников Курской дуги, видел в Европе, войдя с войсками союзников на территории Австрии, Венгрии и Германии. В этом году герою войны исполняется 102 года. И он живет вместе с нами в Кольцово.

История весельчака Миши Ерофеева началась в Иркутской области, где он служил в армии в войсках НКВД, обеспечивающих охрану железных дорог и сооружений. Часть располагалась неподалеку от деревни, и однажды, уже под конец его службы, в гарнизон прибежал политрук с короткой командой: «В ружье! Война началась». «О том, что война будет, мы уже знали. Еще в марте мимо нас с востока шли эшелон за эшелоном. Все платформы были в брезентах. Потом затишье, а в апреле поезда пошли без перерыва — везли гражданскую технику да набранных со всей страны мужиков, — вспоминает Михаил Яковлевич. — Мы молодые были, горячие, патриотизм чувствовали — все на фронт рвались. Политруки на нас ругались матом. Объясняли— тут быть важнее. Кто дорогу охранять будет? Ждали, что Япония может пойти войной».

Только в октябре 1942 года Ерофеева направили на фронт. В Иркутске выдали казенные вещи. На заводе в Новосибирске Михаил случайно получил свое дело в истории войны. Во время сортировки в кармане оказались права, и когда спрашивали, кто может быть шофером – вызвался. Будущих солдат отправили в Красноуфимск, два месяца обучали и ждали технику. Однажды, в три часа ночи, солдатам вновь сыграли «в ружье», выдали полушубки и повели смотреть машины.

Это были старые трудяги с хабаровского ремзавода. Все собрали с колхозов, «подлатали» и передали на фронт. «Я попал в 341-ю автороту 140-й Сибирской стрелковой дивизии. Ей дали орден за освобождение Новороссийска и Львова, — рассказывает ветеран. — Но это потом. А в 42-м мы входили в Центральный фронт и двигались на Москву. Дороги иногда не было, искали обходные пути. Раз ехали прямо по железнодорожной насыпи. А рельсов не было. Немцы как отступали, все снимали с полотна и забирали».

Когда формировался план сражения при Курской дуге, Ерофеев прибыл на линию боевых действий. Началась для него настоящая война. Дивизия доставляла на фронт все, что нужно. Возили боеприпасы, продукты — на фронт, обратно – раненых. Эвакуировали с линии фронта население. Сначала по-хорошему уговаривали, увозили по две семьи в машине. Потом пришлось насильно увозить. Хотя всем объясняли, что они тут погибнут.

На фронте было трудно: «Когда проедешь — и ничего. А иной раз… Самолеты бомбят прямо твою колонну. Еще сложнее было не задавить свою же пехоту. Ехали в темноте, свет зажигать нельзя, немцы дороги патрулировали. А солдатики — они же рядом, перед машиной порой шли. Ехали в темноте, свет зажигать нельзя, немцы дороги патрулировали».

Так Ерофеев дошел до Украины, затем — до Белоруссии и Польши.

«В городе Санек в Польше я чуть не погиб. Спас польский врач, — вспоминает Ерофеев. — Наши дивизии город взяли сходу. А у меня машина сломалась. Я отпросился в ротную автомастерскую в городе. Пока я там был, немцы город осадили. Вражеская группировка — четыре танка, восемь БТР-ов и 300 человек в общем счете — начали обстреливать улицы. Наших в городе — раненые да штабские, немного солдат. Кто успел за ружье схватиться, кто спрятаться. Неделю город в осаде был. В местный госпиталь наших раненых возили. И польский врач здоровых солдат у себя спрятал — обмотал головы повязками, в кровати уложил, а немцам сказал, что мы больны тифом. Немцы трусливые на этот счет. Проверять не пошли. Так мы и выжили. Хорошие были там люди».

После Польши Ерофеев попал в Западную Украину, там ему дали новое задание — возить замкомандира дивизии по тылу. В январе 1945 года этого полковника отправили в политакадемию, и полюбившегося шофера он взял с собой. Ерофеева прикомандировали к отряду КГБ в Москве. После учебы оба вернулись на Украинский фронт. Вместе с ним взяли Вену 13 апреля 1945 года. Потом война и кончилась. «Прибегает дядя Миша. Ему 45 лет, а он плачет. Война, говорит, кончилась! — улыбается ветеран. — Мы прыгаем. Девчонки плачут. Начали объезжать части дивизии — объявлять, что война кончилась».

Михаил Яковлевич остался в западной группе войсках, еще несколько месяцев был в Европе — в Австрии, через два месяца — в Чехословакии, затем — в Венгрии. Демобилизовался лишь в 1946 году. Прошел всю войну от края до края. И остался живым.

Написать письмо ветерануОтправить открытку ветерану
Похожие новости

Михаил Афанасьевич Дубинин родился в 1925 году в селе Базово Чулымского района Новосибирской области в крестьянской семье. Окончив школу, он до армии работал учетчиком тракторной бригады, получая два килограмма зерна за трудодень.

Новости
Больше новостей

Родня по переписке
Больше историй
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей
Родня по переписке