Новосибирск 19.5 °C
  1. ПОЛИТИКА
  2. Помощь

С позывным «Ангел»: исповедь медсестры с передовой СВО

Медсестра с позывным «Ангел» из Новосибирска спасает раненых на передовой СВО
Фото предоставлены героиней материала
Медcестра Надежда из Чановского района Новосибирской области находится в зоне СВО с августа 2023 года. Женщине 42 года, более 15 лет она проработала старшим специалистом в службе безопасности банка, затем уволилась, переехала в Крым и поступила на службу в Росгвардию. Аттестованная военнослужащая владеет всеми видами оружия, но ее призвание – спасать человеческие жизни.

О работе с разным контингентом бойцов, среди которых есть и бывшие заключенные, о бытовых условиях в военных госпиталях на передовой, о дронах «Баба Яга», страхе и адреналине Надежда рассказала в интервью корреспонденту VN.ru. 

– Надежда, с чего началась ваша служба в зоне проведения специальной военной операции? 

– Конечно, моей отправке на СВО предшествовала подготовка. Я прошла курсы по эвакуации граждан, вступила в добровольческий батальон территориальной обороны Крыма. Мы ездили на полигоны, учились стрелять из боевого оружия. Там же я прошла курсы по эвакуации раненых в «желтой» зоне. Это территория под обстрелами, где нужно эвакуировать больных, оказать им первую тактическую помощь.

Затем решила поехать с добровольческой бригадой в зону СВО в качестве медика. Свой выбор остановила на подразделении «РЕДУТ», в котором находится более 30 бригад: «Волки», «Тигры, «Волга», «Кинжалы», «Север Z» и т.д. Это не Минобороны России, не Росгвардия, это добровольческие бригады. Я попала в первую добровольческую штурмовую разведывательную бригаду «Волки».

Это штурмовики и разведчики. Мы были в Соледаре, эвакуировали людей с первых линий, оказывали первую помощь. 

Я прослужила там четыре месяца и в ноябре перевелась в казачью артиллерийскую добровольческую бригаду «Волга-333». Это артиллерия и вот уже два месяца занимаю должность медицинской сестры медицинского взвода. Выезжаем на передовую, спасаем раненых бойцов.

аксенов1.jpg
Надежда с губернатором Крыма Сергеем Аксеновым во время учений. Фото предоставлены героиней материала.

В «Волках» я создавала госпиталь для ребят, которые прибыли на СВО из мест заключения. Мы открывали для них госпиталь в Первомайске Луганской области. Я за ними следила, ухаживала. Мы кормили, поили их, оказывали полноценную помощь. 

Сейчас мы также разворачиваем госпитали, но уже на первой линии. Помогаем не только нашим добровольческим бригадам и подразделениям, но и всем, кто к нам обращается, любым российским войскам. Мы всем обязаны помочь.

– Сложно ли было работать с военнослужащими, прибывшими из мест лишения свободы? Что вы можете сказать об этой категории бойцов? 

– Работать с заключенными несложно. Ребята разные, с разными статьями. Кому-то давали по 26 лет за убийство, кто-то попал на 2 года и пошел сюда. Разные регионы, откуда только их не было!

Ребята, в принципе, неплохие. Были, конечно, такие, кто не хотел идти на передовую повторно после госпитализации. 

Отношение к зэкам на СВО, как и ко всем, хорошее. И кормили мы их очень хорошо. И завтрак, и обед, и ужин. Они у нас на полном довольствии жили, получали зарплату. И помогали, конечно, когда на стройке что-то нужно было сделать.

Как-то раз дали зэкам задание – туалет построить. Так они за один день яму выкопали, установили деревянный туалет. Даже те, у которых реально очень сильно болела нога или рука, старались помочь. 

медсестра2.jpg
Фото предоставлено героиней материала.

Сначала было 10 госпитализированных бойцов, затем до 50 человек доходило. Они у нас долечивались после больницы, находились 15 и более дней. Мы смотрели на состояние их здоровья, после возвращали на передовые позиции. 

Моя функция в госпитале была отслеживать порядок, чтобы не было никакого пьянства и хулиганства. Ребята молодцы – более половины вернулись на передовую. Говорили: 

«Мы не хотим домой, опять начнутся пьянки, гулянки, друзья. Мы хотим вернуться и дальше воевать». 

Я с оружием ходила всегда, могла за себя постоять, и такого же отношения требовала к другим. Бывшие заключенные понимали, что перед ними медики. Не было такого, чтобы кто-то кому-то грубое слово сказал.

Но были, конечно, и случаи нарушения порядка, провинившихся наказывали. Как говорится, в семье не без уродов. 

Сейчас заключенных в войсках очень мало, потому что набор закончен. Моя бригада «Волга» сформирована из военнослужащих контрактной формы.

– Много ли женщин служит в зоне СВО? Какую они выполняют работу? 

– Женщин у нас в госпитале человек семь. В основном, это местные жительницы из Луганской области. Есть из Волгограда, есть еще женщины из Владикавказа, Ростова. Я одна из Новосибирска. Много встречала сибиряков, очень много у меня здесь друзей и знакомых из Новосибирска.

Еще есть женщины-повара. А одна из местных работает наводчицей на тяжелом орудии. Уже второй контракт подписывает. 

– Были ли случаи, когда вашей жизни напрямую угрожала опасность?

– Один раз мы ехали под обстрелами с Соледара и нас догонял дрон. Хорошо, водитель быстро среагировал, начал петлять и увернулся. Мы выскочили из «буханки», и буквально в пяти метрах от меня прогремел взрыв. Дрон упал, сработала детонация. Но все обошлось.

снаряд.jpg
Фото предоставлено героиней материала.

На Соледаре сейчас целых домов практически нет, кругом разруха. Люди живут в подвалах, свет на улицах не включают. Выходишь – в темноте звезды горят. Видишь: там «птичка» летит – одна, вторая. Один за другим раздаются взрывы.

У меня очень много знакомых в разных подразделениях, я стараюсь оберегать их. Недаром мой позывной – «Ангел». Если что-то случается, я это чувствую, места себе не нахожу. 

Надо сказать, наши ребята очень хорошо воюют. Буквально вчера на штабе видела, как отработали одну позицию, и фашисты вытаскивали своих раненых из окопов.

– Что делать со страхом и где брать моральные силы, чтобы идти вперед? 

– Честно скажу, не боится только дурак, либо сумасшедший. Страх – это естественно. Кто любит адреналин – милости просим! Даже те люди, которые, отслужив полгода, уезжают в отпуск, третью неделю дома уже не могут находиться. Им надо назад. Не хватает этого адреналина, этой так называемой «романтики».

медсестра4.jpg
Страх на передовой – это естественно. Фото предоставлено героиней материала.

Самое главное – сохранить себя, вовремя среагировать, вовремя окопаться или уйти в блиндаж, в укрытие. Потому что все, что летит в тебя – это чревато осколочными ранениями. Это не та война, что была раньше. ВСУ широко применяет беспилотники, в том числе типа «Баба Яга» – на них такие мины и гранаты вешаются.

– Расскажите о бытовых условиях в тех госпиталях, где вам довелось работать. 

– Бытовые условия в медвзводе – это подвал. Здесь можно укрыться более-менее безопасно. К сожалению, здесь нас атакуют мыши – бороться с ними бесполезно. Конечно, есть кошки, отрава всякая. Ложишься спать, а по тебе мыши бегают. 

кошки.jpg
Мышей местами так много, что кошки устают их ловить. Фото предоставлено героиней материала.

Подвал есть подвал. Старались оборудовать, пытались создать какой-то комфорт. Зима, влажность, стоят обогреватели. Дизельные электростанции ставят рядом, чтобы было электричество. Связисты могут еще и вай-фай подвести.

Есть госпитали и в «зеленой» линии. Там более комфортные условия, куда можно на длительное время поместить больных. 

– Кто ждет вас дома, и какая помощь нужна вашему подразделению? 

– Дома меня ждет сын, он учится в Новосибирске на шестом курсе медицинского университета, специальность «лечебное дело», будет врачом. Направление дала администрация Чановского района, сын должен будет отработать в местной больнице. Еще мама, конечно, ждет, сестры, племянница, близкие, друзья.

медсестра1.jpg
Фото предоставлено героиней материала.

Недавно я подписала второй контракт. Считаю, что мой долг – быть здесь и помогать людям, поэтому буду тут до окончания СВО.

Мы не против принять любую гуманитарную помощь. Сейчас холодно. Нужны любые стройматериалы, техника.

Районные СМИ

Новости раздела

Новости

Больше новостей

Новости районных СМИ

Новости районов

Больше новостей

Новости партнеров

Больше новостей

Самое читаемое: