Яндекс.Метрика

Архивы самиздата 60-х впервые рассекретили в Новосибирске

Архивы самиздата 60-х впервые рассекретили в Новосибирске
Об истории новосибирского литературного андеграунда рассказали новосибирцам. Фото автора
Тексты на обороте фотографий, чемоданы с рукописями, тетради и альманахи. Выставка «Бук-Арт: книгоиздание как самоорганизованная практика» открылась в Новосибирской областной научной библиотеке. Экспозиция составлена из авторских книг и журналов ручной работы, сделанных в Германии и России.

Как говорят кураторы проекта, теперь, когда художники и поэты перестали рассчитывать на большие тиражи, самиздат вновь актуален. Книжки как предмет искусства делают для друзей или на заказ. Как выглядела неподцензурная литература XX века, можно увидеть на выставке в залах библиотеки. Собиратель коллекции сибирского самиздата, куратор «Студии 312» Антон Метельков и поэт Станислав Михайлов рассказали VN.ru об истории новосибирского литературного андеграунда.


Ахматова в Академгородке

Рассказывает Антон Метельков:

– Академгородок шестидесятых годов называют оплотом свободомыслия. Здесь жили правозащитники Лариса Богораз, Вадим Делоне, проходили выставки Грицюка, Шемякина, Эль Лисицкого; здесь пел Галич. Естественно, сильным было и самиздатовское движение, чаще не авторское.

Случилась такая история. Молодые академгородковские поэты готовили третий номер рукописного альманаха и попросили стихи у Анны Ахматовой. Написали в «Литературную газету»: мол, передайте, пожалуйста, Ахматовой Анне Андреевне, что мы хотим ее стихи напечатать в Академгородке. Письмо в КГБ попало, поэтов разогнали, но никого, по крайней мере, не посадили.

В то время самиздат в Академгородке был насыщеннее, чем в Новосибирске. Надо вспомнить влиятельного ученого Абрама Фета, который объединял местную среду. Он был связан с московскими диссидентскими кругами, и через него многие самиздатовские выпуски передавались. В его переводах выходил «Скотный двор» Оруэлла, публиковались независимые социологи, психологи. Некоторые статьи попадали на Запад и там издавались. Почти в каждой квартире в Академгородке имелся самиздат.

фото Екатерины Марковой

Фото автора

Чемодан Маковского

В городе существовал иной подход. Поэты Маковский, Овчинников и Денисенко изобрели такие понятия – тетражизм и нетакизм. Тетражизм придумал Маковский, он говорил, что принципиально пишет в тетрадь. У него тексты перемежались с математическими формулами, он был крутой математик. А нетакизм проповедовали Денисенко и Овчинников. Они сказали Маковскому: «Ах, ты тетражист! А мы тогда будем нетакистами. Вместо тетрадей стихи будем писать на отдельных листочках с картинками».

 фото Александра Фомича

Фото Александры Фомич

В ту пору в Советском Союзе царил некий скепсис по отношению к печатному слову и даже к тиражированию почему-то. В итоге образцов новосибирского городского самиздата 60-х годов сохранилось не так много.

Рассказывает Станислав Михайлов:

– Многие слышали про чемодан Маковского. Чемодан был не один. Толя Маковский – один из гениев неформальной поэзии неопримитивизма. Я был знаком с Анатолием. На улице 1905 года есть так называемый Дом скорняка. В этом особняке в конце восьмидесятых обосновалось Сибирское отделение издательства «Детская литература», которым руководил Александр Иванович Плитченко.

Потом создали издательство «Мангазея» и одноименный альманах. А Маковский, который вечно был бездомным, работал там истопником в котельной. И вдруг Анатолий получил наследство! Умерла мама и оставила ему пятикомнатную квартиру в центре Киева, много антиквариата и других ценностей. А времена стояли смутные, нехорошие. Он поехал. В общем, он был практически обречен. Несмотря на возмущение своей подруги, Маковский таскал с собой чемодан с рукописями. Благо, что Иорданский многое успел переснять, а что-то перепечатать. Поэтому пропало не так много.

Выставка в вытрезвителе

Продолжает Антон Метельков:

– Два стенда посвящены двум главным, на мой взгляд, героям новосибирского самиздата – Евгению Иорданскому и Олегу Волову. Евгений Иорданский наиздавал десятки талмудов. У нас в студии хранится большой архив Олега Волова, уже покойного, к сожалению. Его архив удалось спасти не весь.

фото из архива Гарольда Каплана

Выставка в вытрезвителе. Фото из архива Гарольда Каплана

«17 невидимок» – это такая блуждающая галерея, которую Олег изобрел. Выставки организовывали в совершенно разных местах. В школе, где они работали, на МЖК, даже в вытрезвителе была новогодняя выставка – 31 декабря. Мне прислал Гарольд Каплан из Москвы фотографии с этой выставки. А «Блюмкин приют» – это как бы издательство Олега Волова. Он издавал тиражные журналы – «Зелень», «Бестиарий», а также архив новосибирской поэзии. Он был, конечно, очень инициативный человек.

Интеллигентами они были. Иорданский институт геодезии и картографии окончил. Он работал инженером в «Воднике» и учил играть на гитаре Янку Дягилеву, когда Янка там училась. А Волов трудился в оперном театре работником сцены, а также вел кружок в ДК имени Ефремова, когда они с женой жили на левом берегу.

Музыкальный самиздат

Дальше идет отдельный блок про музыкальный самиздат, звучавший еще до появления рок-клуба. Рок-клуб, по-моему, в 1986 году возник в Новосибирске. До его появления кое-что издавалось, да и после тоже. Последним всплеском стала газета «Энск», которая выходила в первой половине девяностых. Я добавил сюда еще джазовый журнал «Квадрат», получился некий стереоскопический взгляд.

фото Александра Фомича

Фото Александры Фомич

Лента Стебиуса

А вот здесь уже два шага к современности. Товарищество «Космонавт» – это Курченко, Зонов и Лещенко. У Курченко масса прекрасного материала. Важно, что это уже девяностые годы. Курченко работал в мастерской «Красного факела», был художником театра «Красный факел». Там все собирались, и жизнь представляла собой непрерывный праздник. Любой поход в магазин превращался в карнавал. Самиздат существовал как одно из периферийных проявлений их деятельности и фиксации событий.

Продолжает Станислав Михайлов:

– Идея «Ленты Стебиуса» принадлежала, как ни странно, человеку достаточно консервативному. Ее придумал Плитченко – председатель Новосибирского союза писателей, автор книги «Матушка-рожь», почвенник – это одна сторона вопроса. Другое дело, что Александр Иванович был веселый человек. Он придумал «Лента Мебиуса», «Лента Стебиуса». Как- то очень быстро откликнулись Пасман и Шувалов, галерея «Зеленая пирамида», где проходил замечательный новосибирский конкурс «Гамбургский счет», в котором участвовали лучшие новосибирские художники. Потом Александр Иванович умер. И, собственно, выяснилось, что он и был пружиной. Это было забавно. На глазах появлялись стихи и появлялись картины. По моему стихотворению «Королева Элизабет» Сергей Гребенников нарисовал за пять минут блистательную картину.


Музей самиздата

Рассказывает Антон Метельков:

Собрано не так много. Границы явления достаточно размыты. Есть и кассеты, есть и какие-то просто листочки, листовки. Я-то считаю, что все проявления неофициальной культуры надо собирать. У нас в студии масса живописи, графики, фотографии, аудиозаписи каких-то интервью. В этом смысле, конечно, есть определенный резерв для дальнейших поисков, и он связан не только с бумажным самиздатом, а и с воспоминаниями, которые нужно обязательно собирать, и нужно это делать поскорее.

фото Александра Фомича

Фото Александры Фомич

Существуют две монографии моей коллеги Елены Савенко, она гораздо дольше, чем я, занимается сибирским самиздатом, то есть в некотором приближении это поле, конечно, исследовано. Но не думаю, что достаточно подробно. Есть два основных архива – Волов и Иорданский. Архив Волова находится у нас, архив Иорданского находится у Иорданского. Есть документы в Академгородке. С ними я знаком хуже, но наверняка там масса интересного.

Рук не хватает фиксировать историю, но нужно торопиться. В чем сложность самиздата? Это же неподконтрольная вещь. В чем его плюс – в том же самом его минус. Неизвестно, сколько было экземпляров каждого издания, неизвестно, где они могли сохраниться. Самиздат очень рифмуется с интернетом. По сути, те же самые вещи – бесконтрольное тиражирование, каждый может добавить что-то свое и дальше пустить в ход.

Олег Волов – (1960-2015 годы) поэт, прозаик и художник, основатель товарищества «Блюмкин приют». Организовывал выставки авангардных художников в школе на МЖК. В годы перестройки оказался меценатом неформального искусства. Под его руководством новосибирские художники расписывали заборы на барахолке. Росписи не сохранились, а архив самиздата, собранный Олегом Воловым, сейчас хранится в фондах «Студии 312».

Анатолий Маковский (1933 – 1995?) поэт. Потомок художников Маковских. Работал программистом в НИИ автоматизированных систем до 1978 года. После увольнения из НИИ занимался неквалифицированным трудом, работал истопником. В 1992 году переехал в Киев. Пропал без вести в 1995 году.

Комментарии

Похожие новости

Хоккейный клуб «Сибирь» в очередном матче Континентальной хоккейной лиги с футбольным счетом переиграл столичный ЦСКА. Все решила шайба Никиты Короткова, заброшенная в третьей двадцатиминутке. После игры главный тренер «злых снеговиков» отметил, что сегодняшним успехом его подопечные «заработали выходной».

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать