Суд решил, что умысла на взятку не было

Многие местные СМИ освещали дело Виктора Тимакова и Константина Ногина. И не случайно: необычны как обстоятельства, так и действующие лица. Они были сотрудниками Новосибирского территориального управления Государственного комитета РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур и органами предварительного следствия обвинялись по статье о получении взятки. Новосибирский областной суд, где по первой инстанции рассматривалось дело, с этим не согласился. Приговор обжаловался в Верховном суде и оставлен без изменения. Теперь о деле можно рассказать подробнее.

 Многие местные СМИ освещали дело Виктора Тимакова и Константина Ногина. И не случайно: необычны как обстоятельства, так и действующие лица. Они были сотрудниками Новосибирского территориального управления Государственного комитета РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур и органами предварительного следствия обвинялись по статье о получении взятки. Новосибирский областной суд, где по первой инстанции рассматривалось дело, с этим не согласился. Приговор обжаловался в Верховном суде и оставлен без изменения. Теперь о деле можно рассказать подробнее.

В апреле 1998 года двадцатичетырехлетний Ногин начал работать в ООО «Бриг-95», имеющем торговую марку «Дом мебели «Новосибирский», специалистом по рекламе. Тогда же там разворачивалась рекламная кампания с розыгрышем призов. В одной из местных газет было опубликовано объявление, изготовленное Ногиным, что якобы одна из покупательниц выиграла в лотерее, проведенной якобы в Доме мебели, квартиру. И даже была помещена фотография симпатичной дамы. Правда, никакой квартиры она не выигрывала и вообще оказалась неизвестной, а значит лицом вымышленным. В таком случае реклама выходила ложной и вводила в заблуждение потребителей, что нарушало закон о рекламе. Может быть, никто о финте с фотографией и не узнал, если бы изобретательному Ногину заплатили, как обещали. Договор с ним заключили в середине июня, причем без указания условий оплаты труда. За четыре с лишним месяца выплатили всего две тысячи. В августе ему сообщили, что он отправлен в административный отпуск, то есть, как он сам понял, увольняют. К этому времени Ногин снимал квартиру у пятидесятилетнего Тимакова, исполнявшего обязанности начальника отдела по исполнению законодательства о защите прав потребителей антимонопольного комитета, и тот предложил ему работу у себя специалистом 2-й категории. Поддерживая с Тимаковым дружеские отношения, Ногин рассказал ему и о ложной рекламе, и о том, что ему не заплатили. Обсудив ситуацию, они разработали план.

...Тимаков вызывает директора Дома мебели В. Карпунина в свой служебный кабинет, который он занимал вместе с Ногиным, под предлогом проверки учредительных документов. Проверив их, он вышел. А Ногин, уже наедине, сообщает бывшему своему работодателю, что тот должен ему за созданные им рекламные работы в компьютере в ООО «Бриг» 25 тысяч долларов. И если не заплатит, то они с Тимаковым, как сотрудники антимонопольного комитета, сообщат руководству и в СМИ о ложной рекламе. Последствия могли быть весьма неприятные. Карпунин согласился на 7 тысяч. В ближайшие дни в два приема в своей машине у метро «Октябрьская» он передал Ногину полторы тысячи долларов. В качестве гарантии просил провести проверку в Доме мебели с благоприятным для ООО «Бриг» исходом. Уже на следующий день приехал Тимаков, проверил, составил акт. Рассчитаться предложил в своем автомобиле, где получил 61 тысячу рублей, и тут же был задержан сотрудниками РУБОПа, куда заранее обратился директор Дома мебели, сообщив о вымогательстве взятки.

Такова, если коротко, фабула. Но, по мнению суда, расценивать обстоятельства надо по-иному. Если не вдаваться в юридические тонкости, умысла на взятку суд не нашел. По мнению суда, Ногин требовал с Карпунина не мзду за какие-то услуги, а свою зарплату. (Его дизайнерские работы в суде были признаны как выполненные по заданию Карпунина. Независимая полиграфическая фирма оценила их по так называемым усредненным расценкам на сумму больше, чем в 15 тысяч условных единиц. Кстати, свидетели из антимонопольного комитета объяснили в суде, что, работая в отделе по исполнению законов о защите прав потребителей, Тимаков и Ногин не обязаны были сообщать руководству о нарушениях других законов, в частности, закона о рекламе). Не видя другой возможности получить от Карпунина свое, Ногин и Тимаков решили использовать свою власть как сотрудников антимонопольного комитета, высказывая угрозы санкциями за ложную рекламу и подрыв репутации. А значит использовали свои полномочия вопреки интересам службы, применяя шантаж. Суд переквалифицировал действия Ногина и Тимакова со статьи о получении взятки на другие. Это статья 285: использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенное из корыстной и иной личной заинтересованности и повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или государства. И статья 330: самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершение действий с причинением существенного вреда. Тимаков был приговорен к штрафу в двести минимальных размеров оплаты труда, Ногин - в сто «минималок». В соответствии с постановлением Госдумы об амнистии они были освобождены от наказания.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать