Почём «этил» для народа?

Грустно то, что топливный рост цен отражается на стоимости продуктов. И эти «приятные» сюрпризы нам преподносят едва ли не при каждом посещении магазинов.

Тридцать рублей за литр бензина — похоже, это не фантастика

В Новосибирске наблюдается скачок цен на горюче-смазочные материалы: только за июль стоимость топлива выросла на девять процентов, а с начала года «бензиновая» инфляция составила порядка пятнадцати. И это, по прогнозам экспертов, еще не предел.

Дорожает автомобильное топливо у нас, действительно, чуть ли не каждый месяц. За последние полгода ценники на заправках меняются уже четвертый раз, и на сегодняшний день литр АИ-98 на большинстве заправок стоит уже 27 рублей, АИ-96 — 26 рублей, АИ-92 — 24 рубля, АИ-80 — 20,5 рубля, дизтопливо — от 25 рублей.

Поговаривают, что цена за литр бензина может подняться до тридцати рублей. И это не такая уж фантастика: если еще совсем недавно на народный «этил» (92-й) накручивали пятьдесят копеек, то нынче рублик, а то и парочку сверху накидывают. О дизельном топливе и говорить не приходится — это «черное золото» подорожало на целых три рубля. И спрашивается, что мешает накинуть еще пятерку?

Автомобилисты во всем винят заправщиков: мол, это они сговорились и «накручивают» сколько им вздумается. И пикеты против них устраивали, и властям жаловались. Не осталось в стороне и антимонопольное управление, которое тщательно проверило розничных продавцов. На что владельцы сетей, в свою очередь, предоставили документы, которые доказали, что причиной происшедшего стало неоднократное увеличение цен производителями бензина, а не сговор.

Бензиновые «короли», конечно, в накладе никогда не остаются, но в том, что отпускные цены на заводах увеличивают с завидной регулярностью, — это факт. Дело в том, что нефтеперерабатывающие заводы в большинстве своем трудятся на устаревшем оборудовании, из-за чего им приходится периодически закрываться на профилактические ремонты, снижая тем самым производство автомобильного топлива. На рынке ощущается его нехватка, тут же появляются посредники, и, следовательно, увеличивается стоимость.

Грустно то, что топливный рост цен отражается на стоимости продуктов. Что, собственно, и понятно: доставка товара включена в ценник, посему чем выше бензиновый литр, тем дороже, к примеру, то же молоко или картошка. И, увы, эти «приятные» сюрпризы нам с вами преподносят едва ли не при каждом посещении магазинов и рынков. Не остался в стороне и частный пассажирский транспорт, билеты в котором подорожали на два рубля. Муниципальный парк еще держится на старых ценах, но это дело ближайших дней.

О том, что «бензиновые» цены опережают общую инфляцию, в правительственных кругах, разумеется, знают. И думские власти озабочены подобным явлением, наверное, не меньше, чем обычные граждане. Вот только найти в этом деле компромисс не так просто. Да и особых рычагов у власти нет. Пытаются стабилизировать топливный рынок, повышая экспортную пошлину, но чуть ли не одновременно с ее повышением растут цены на нефть и на мировом рынке, которые их практически нивелируют. И нефть продолжают сбывать за пределы страны, оставляя меньшую долю для внутреннего рынка.

А нам с вами, обычным гражданам, не «королевской крови», по всей видимости, придется мириться с таким положением вещей. И экономить на потребительской корзине, которая с каждым таким повышением становится скуднее.

Вопрос, конечно, интересный…

Как вам удается справляться с ростом цен на продовольствие? Как выходите из положения?

Михаил, инженер, 58 лет:
— С повышением цен на продукты справляюсь с трудом — трачу больше, накоплений меньше. Как с этим справляться, не знаю.

Алексей, печатник, 31 год:
— Зарплату повысили, этим и выхожу из положения.

Алена, менеджер, 22 года:
— Пока, к счастью, не приходилось себя ограничивать.

Вероника, учитель математики, 27 лет:
— Не ограничиваю себя ни в чем. Хотя, конечно, повышение цен на продовольствие — это безобразие!

Екатерина, бухгалтер, 26 лет:
— К счастью, пока себя не ограничивала, где покупала продукты, там и покупаю. В «Универсаме», например.

Ангелина, продавщица мороженого, 20 лет:
— Подорожали продукты очень. Выйдешь из магазина, не понимаешь, что купил, а оставил там 500 рублей!

Алевтина Ивановна, 63 года:
— Очень тяжело! Пенсии не хватает, почти вся уходит на продовольствие! Курица, к примеру, там, где я ее покупала ранее, подорожала в два раза. Совершенно невозможно купить сыр: он словно золотой!

Александр, замдиректора фирмы, 22 года:
— А мне все равно. У меня родители продукты закупают.

Софья, юрист, 28 лет:
— Да, цены повысились, а зарплаты стоят на том же уровне. Я стараюсь покупать меньше дорогих продуктов, и желательно не в центре города: там все очень дорого!

Вера, студентка, 19 лет:
— Живу в общежитии, очень сильно приходится себя ограничивать, покупая продукты питания, большая часть из них мне просто не по карману.

Анна, экономист, 29 лет:
От чего-то приходится отказываться. Если раньше я покупала качественные колбасные изделия, то сейчас я уже больше обращаю внимание на цену, а не на качество. А хочется, конечно, чтобы качество продуктов со стоимостью их совпадало. В чем-то приходится отказывать себе совсем.

Владимир, менеджер, 26 лет:
— Я считаю, что надо просто больше зарабатывать.

Алена Витальевна, врач, 54 года:
— Я всегда старалась себе обеспечивать полноценное питание, не отказывать себе в чем-то из еды. Ведь здоровое питание — это, на мой взгляд, главное, что в нашей жизни должно быть. Однако с повышением цен, конечно, за здоровьем стало следить сложнее. Вы видели, сколько стоит мясо? А сыр, помидоры? Это просто ужасно!

Юрий Валентинович, математик, 60 лет:
— Я стараюсь зарабатывать на нескольких работах. Но большинство продуктов берем на даче: дача у нас, так сказать, высокопродуктивная!

Владимир, мастер на заводе, 36 лет:
— Тяжело, конечно, приходится теперь мне и моей семье Детям на завтраки в школу нужны деньги, в супермаркет зайдешь — выйдешь без денег, а купил-то всего лишь самое необходимое. И дети жалуются: в школе даже толком поесть невозможно из-за роста цен!

Новосибирцев расспрашивала Лидия Тарнавская


Поделиться:
Копировать