Главный судья — зритель

Сегодняшний наш собеседник из числа тех единиц, которым все известно в профессии, но при этом он постоянно умудряется найти в своем ремесле что-тоновое. Михаил Ефремов.

Эксклюзивное интервью известного актера и режиссера Михаила Ефремова «ВН»

Михаил Ефремов

Рискну предположить, что профессии актера и журналиста во многом схожи. И там и там работают тысячи людей, но талантов единицы. Остальные довольствуются теми штампами, которым их обучили в театральном училище или на журфаке. Сегодняшний наш собеседник из числа тех единиц, которым все известно в профессии, но при этом он постоянно умудряется найти в своем ремесле что-то новое. Михаил Ефремов. Известный актер и режиссер уже давно опроверг очередной стандартный штамп про «природу, которая отдыхает на детях гениев». Михаил Олегович с самого начала своей актерской карьеры доказал, что он не только сын великого Олега Ефремова, но вполне самодостаточный человек, и завоевал любовь и уважение зрителей. Он уже устал отвечать на вопросы об отце, но терпеливо выслушивает в тысячный раз эти вопросы и дает ответ.

Ефремов не перестает удивлять зрителей своими перевоплощениями из героев-алкоголиков в особистов, из неудавшихся любовников в преуспевающих бизнесменов. Для него нет ролей, с которыми бы он не справился.

Недавно в театре «Современник» прошла премьера спектакля «Шарманка» по Андрею Платонову в постановке Михаила Ефремова. Но поскольку на дворе чемпионат Европы по футболу, а Михаил страстный болельщик, беседу с ним мы начали именно с этой темы.

— Ух, как я же я устал отвечать на вопросы по поводу чемпионата, — смеется в телефонную трубку Михаил Олегович. — На самом деле мне смешно, когда из меня делают какого-то эксперта. Я обычный болельщик, фанат столичного «Спартака«. Безумно люблю футбол, стараюсь по мере возможностей играть сам. И, конечно, если я не занят, смотрю все игры Евро-2008. Спасибо, что не спрашиваете, за кого болею. А ведь находятся и такие. Глупо спрашивать, за кого болеет российский человек. А если конкретнее, то пока на чемпионате Европы особых неожиданностей я не заметил (беседа происходила до матча Россия — Швеция: что-то мне подсказывает, что после него ответ Михаила Олеговича был бы несколько иным. — Прим.авт.). Все идет четко по плану. Тем, кого интересует мое более подробное мнение, могу посоветовать зайти на сайты «Спорт-экспресса» и «Советского спорта». А вам скажу лишь, что пока из неожиданностей лично для меня — весьма симпатичная игра сборной Австрии. Вот уж от кого-кого, а от австрийцев не ожидал столь слаженной игры. А болеем все мы все равно за Россию!

— Покончили с футболом, перейдем к театру. Почему вы взяли для постановки такое сложное произведение, как «Шарманка»? Ведь и читать Платонова не так просто, а как перевести его язык на сцену?

— Вы знаете, мне было легко. По одной простой причине: «Шарманка» — это первая вещь, которую я прочитал у Платонова. Это уже потом были «Котлован», «Чевенгур». На самом деле «Шарманка» — это сказочная литература, и мы с актерами в процессе репетиций получали колоссальное удовольствие даже в те моменты, когда что-то не получалось. Вообще, хотелось бы верить (и у меня есть такое чувство), что спектакль получился. Но в нашей профессии главный судья — зритель. Да, я заметил, что на премьере мы несколько оглоушили зрителей. Им нужно время, чтобы «войти» в эту пьесу, понять ее смысл. Но постепенно, как мне кажется, зал все больше и больше принимает наш спектакль.

— У вас нет желания проехать с гастролями с «Шарманкой» по России? В частности, привезти ее в Новосибирск, ведь в этом спектакле занят наш земляк Анатолий Узденский?

— Желание, может быть, и есть, но не все зависит от меня. Сами понимаете, при организации гастролей возникают различные трудности, которые не всегда можно решить.

— Можно сказать, что вы и дальше будете работать в «Современнике»?

— Я бы не торопился с выводами. «Шарманка» — это разовый проект. И в ближайшем будущем я не планирую делать что-то еще в этом театре. Хотя ведь никто не знает, в какую сторону завтра развернется твоя судьба.

— Сегодня вы больше себя ощущаете режиссером или актером?

— Честно говоря, это тоже очень частый вопрос, на который мне приходится отвечать. Любых подобных делений я не понимаю. Я прежде всего человек. А уж какой актер или режиссер — судить не мне. Отдаю себе отчет в том, что наш спектакль не для всех. Но тем интереснее следить за реакцией публики, перетягивать ее на свою сторону. Мне нравится заниматься и тем, и другим. Если есть интересная тема — пьеса, сценарий, я берусь за это.

— Кстати, насчет сценариев. В последние годы вы безостановочно снимаетесь в полнометражных фильмах, телесериалах, многие из которых, по идее, не должны были заслуживать вашего внимания. Зачем?

— А вы зачем берете у меня интервью? Это ваша работа и, в конечном счете, заработок. У вас своя работа, у меня своя. У меня большая семья, и ее нужно кормить. Поэтому порой соглашаешься на какой-нибудь не лучший сценарий, если тебе предлагают неплохие деньги. В этом плане, не буду скрывать, я непривередлив. Для меня главное, чтобы семья жила в достатке и не испытывала никаких трудностей. Хотя есть уровень, ниже которого я не опущусь. Мне нравится играть разноплановые роли, и рад, что режиссеры их предлагают.

— Из последних ваших ролей у всех на слуху ставший легендарным отец Иннокентий из фильма «День выборов». Как работали над этим образом?

— Было весело. Но на самом деле все придумали ребята из «Квартета И». С ними было приятно работать. Мне оставалось лишь подстроиться под общую атмосферу, которая царила на съемочной площадке. Она была сродни той, которую испытали зрители при просмотре фильма. Все хохотали, прикалывались. Я рад, что фильм удался и пользуется таким успехом у зрителей, и рад, что приобрел на этой картине настоящих друзей. Ведь можно тридцать лет бухать с одним человеком, но это еще не значит, что он твой друг. А тут на съемочной площадке была атмосфера абсолютной любви и дружбы.

Извините, мало времени, еду за детьми. Если можно, заключительный вопрос.

— А он вам, думается, тоже надоел. Но все-таки рискну: Олег Николаевич Ефремов. Кто он для вас, помимо того, что отец?

— Отец, прежде всего. Нужно еще что-то добавлять?

— Хотелось бы.

— Все говорят, что он был жестким человеком. Может быть, это и так. Но это касалось только работы. В доме он всегда был добрым, мягким. Что касается работы, он не был жестким, он был мудрым. И потом все это оценивали, когда выходила очередная премьера в постановке Олега Николаевича.

На мой взгляд, Олег Ефремов — очень недооцененная фигура в советском и российском театре. Повторюсь, он был мудрым человеком и отдавал актерам все свои знания и то понимание театра, которое сейчас не у каждого режиссера найдешь. А сейчас, извините, вынужден с вами распрощаться. Привет всем вашим читателям. Если у них будут вопросы, звоните. Я всегда открыт для своего зрителя.

Максим КАШИЦИН
с благодарностью Михаилу Ефремову за беседу и
Анатолию Узденскому за помощь в организации интервью

Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать