Куда и с кем мы идём

Лучше всего на этот вопрос ответил сам Путин в речи на заседании Госсовета. Попробуем преломить тезисы его выступления через призму обычного человеческого мировосприятия.

Полемические заметки в канун 2 марта 2008 года

Может быть, в первый раз за последние сто лет у нас есть редчайшее совпадение и возможность: страной руководит адекватный человек, и он не выдумывает в фантастическом революционном нетерпении цели движения вперед, а формулирует их, исходя из реальностей мира, отчего они становятся не менее значительными и сугубо практическими.

Оставим в покое великую тень «кремлевского мечтателя», которая до сих пор бродит по России «призраком коммунизма». Обратимся к совсем недавнему прошлому. Так уж получилось, что автору этих заметок довелось быть живым свидетелем тех летних дней в Москве, которые впоследствии назовут одним из переломных моментов в истории страны: и театрального ухода Ельцина с XXVIII съезда КПСС, и митингов в парке Горького, и многого другого, чем бурлила страна жарким летом 1990-го…

Руководитель новосибирской делегации Виталий Муха после схваток на партийном съезде вечером в холле гостиницы «Россия» растерянно пытался примирить «убежденных коммунистов» с народными депутатами I Российского съезда, которые жили рядом и многие из которых снова кипели любовью к лозунгам типа «до основанья…». (Оба съезда проходили в одно время в Кремле в разных зданиях. И делегаты, и депутаты каждый раз возвращались в гостиницу «Россия» сквозь живой коридор наэлектризованных людей.)

Журналисты, прикрепленные к делегациям, исправно передавали домой ежедневные отчеты-репортажи стенографисткам по телефону (электронной почты не было). Бесплатные телефоны располагались на первом этаже и в цокольном помещении Дворца съездов. После очередного заседания спешил туда и я.

Внезапно словно вихрь пронесся по цоколю: «голубые фуражки» вытянулись, все застыли: в большой нижний холл здания влетел Горбачев, за ним стайка свиты. Окинув взглядом обстановку — скорее всего, он искал переход в Большой Кремлевский дворец и просто заблудился, круто повернулся и помчался дальше. Безмолвная стайка за ним.

Генеральный секретарь, он же первый президент СССР, неизвестно куда летел и на съездах: нардеповском союзном годом раньше и сейчас на партийном. «Эти ребята» с самой верхушки власти элементарно растерялись перед натиском жизни и не знали, куда вести дальше и что вообще делать.

В нижнем этаже КДС, где проходили российский, а затем союзный партийные съезды, около туалетов нервно курили генералы. Людям, привыкшим выполнять и отдавать приказы, вдруг предложили выбирать и определять будущее. Туда же спускались личности заметные, в том числе и из президиума, и явно некурящие. Вокруг них моментально образовывались группы внемлющих — дискуссии продолжались и в курилке.

Известно, чем закончился этот хаос. Колоссальная разрушительная сила Ельцина (главного «прораба перестройки») вбила последний гвоздь в крышку иллюзий. Пусть это несколько патетично звучит, но воистину начиналась новая эпоха. А с нею почти неизбежное время смуты, которое, к счастью, не растянулось на десятилетия. Такие вот были времена.

И это не ирония, а перст судьбы России, что своего преемника Ельцин вынул из глубин аппарата. Повезло: им оказался умный, здоровый, волевой человек, постепенно присматривающийся и, несмотря на свой взрывной характер, терпеливо выстраивающий вертикаль власти, без которой невозможно вообще никакое государство, а уж в России — тем более.

Что было и чего мы хотим

Лучше всего на этот вопрос ответил сам Путин в программной речи на заседании Госсовета 8 февраля 2008 года. Попробуем преломить тезисы его выступления через призму обычного человеческого мировосприятия. От глобального, так сказать, к личному.

Прежде всего, мы хотим нормальной человеческой жизни. (В самом деле: довольно с нас потрясений!) И она налаживается. Но, естественно, не сама по себе, а через составные части жизни общественной, которая включает в себя и политику, и экономику, и науку, и духовную сферу — от культуры до Церкви.

Что касается внутренней политики, то удалось достичь главного — единства страны (или оборвать тенденцию к расчленению, кому как нравится). Прекратился наконец транспортный поток гробов с Кавказа. К сожалению, есть еще наивные люди, которые не понимают, что разрушение памятников Ермолову — это лишь начало далеко идущей акции тех, кому не дает покоя и российский Кавказ, и — смотри дальше — слоеный пирог мирового значения под названием Сибирь, укрытый к тому же мохнатой шкурой драгоценнейших лесов. Все в этом мире связано.

Мы хотим современной развитой экономики, независимой от нефтяной иглы. И приличной крыши над головой. И возможности дать нормальное образование нашим детям. И чтобы русским мужикам жить подольше 58 лет, для чего нужен не только отказ от лишней рюмки. Мы хотим есть хлеб родной земли. А если уж выпить на праздник, то закусывать не только заморской оливкой, а подцепить груздочек на шмат российской колбасы или сала.

А что касается души, то она у нас преимущественно остается в младенчестве — жаждущей простых истин, прямых, не косящих на Сороса взглядов, гуманного искусства и, кто склонен и хочет — доброго спокойного Бога независимо от формы исповедания. И все это постепенно, хоть и трудно, порой через пень-колоду, приходит в нашу реальность.

Понятно, что не всем это нравится: ведь уже вырос целый слой поганок, паразитирующих на наших бедах — от лженауки и лжекультуры до лжепродуктов. Поганой метлой — правильно говорили когда-то…

Эти два питерских парня

Смешно читать и слышать предположения о каких-то там видах до 2020 года. Вот, мол, устроил преемника, два срока посидит в кресле премьера в Белом доме на берегу Москвы-реки, а потом — обратно в Кремль! По-моему, на такое не замахиваются в нынешнем веке даже среднеазиатские падишахи.

Но сначала о том, почему все же ВВП уходит с главного поста. У него, мы уже писали об этом, есть конечная и далеко не личная цель — сделать Россию наконец по-настоящему сильной и демократической страной. Дело не только в международном авторитете. Само развитие цивилизации подвело нас к порогу и уткнуло носом в промежуточный косяк: в левую дверь войдешь — обратно к авторитаризму придешь, а значит, и к ограниченному мышлению вернешься, направо пойдешь — трудно, рискованно, но, может быть, единственный раз за последние века есть шанс стать не просто мощной экономической державой (пусть отдыхают ядерные заряды!), но дать российскому народу переломить свою разнесчастную судьбу — извечно быть полигоном социальных экспериментов и показать пример подлинной демократической власти. (Тот факт, что западная демократия «крепчает», сегодня, после Югославии и Косова, понимают все.)

Мы хотим нравственной власти, и у нас (и у них там, наверху) есть шанс такую власть приобрести. Чтобы всем вместе гордиться страной. Потому что для подлинного счастья духовно развитому человеку всегда нужно иметь еще и счастливое Отечество. А оно — так устроен мир — от власти неотделимо.

Мы пресыщены лидерами, обожающими себя во власти. (От Сталина до Ельцина). Мы любуемся тетушкой Меркель не потому, что она красавица, а потому, что она плод развитого гражданского общества, о котором мы так долго говорим, но для которого очень мало делаем.

А между тем время требует, и на подходе новая генерация государственных руководителей и чиновников. Их даже в России уже полно: умных, образованных, хватких. Многим, правда, недостает пока такой тонкой духовной материи, как боль за Отечество — прежде всего, а уж потом и за себя, любимого. И есть надежда, что пример двух питерских парней эту извечную ущербину любой власти существенно поправит.

Сейчас мы понимаем, что, голосуя в начале декабря за «Единую Россию», большинство россиян, может быть, с излишней подстраховкой голосовали за Путина. Да, нравится это кому-то или нет (аналитики США констатируют: при Путине Россия беспрецедентно усиливается), ВВП уже вошел в ряд выдающихся политических и государственных деятелей эпохи. И голосуя за Медведева, мы снова — вот судьба! — будем голосовать и за Путина. И в этом наш шанс сделать очередной шаг именно вперед (очень надоела эта политическая арифметика со времен Ленина: шаг вперед — два назад).

Заглядывать до 2020 года можно и целесообразно только в планах-стратегиях. И таковые уже появляются. Но они не могут и не должны быть каким-то жестким предначертанием типа оставшейся на бумаге хрущевской программы создания материально-технической базы коммунизма за два десятилетия.

Поделиться:
Копировать