Игроки

Завтра в театре «Глобус» состоится премьера спектакля «Игроки» по одноименной одноактной комедии Гоголя. Это вторая (и первая в статусе главного режиссера) режиссерская работа на новосибирской сцене Александра Галибина. О чем, собственно, спектакль? Почему в сознании режиссера драматургия Гоголя соединилась с ритмами джаза? Зачем для работы над спектаклем приглашен консультант по иллюзионным эффектам? И вообще во «всамделишный» ли «штосс» играют актеры на сцене?

Режиссер Галибин открывает карты

 Завтра в театре «Глобус» состоится премьера спектакля «Игроки» по одноименной одноактной комедии Гоголя. Это вторая (и первая в статусе главного режиссера) режиссерская работа на новосибирской сцене Александра Галибина. О чем, собственно, спектакль? Почему в сознании режиссера драматургия Гоголя соединилась с ритмами джаза? Зачем для работы над спектаклем приглашен консультант по иллюзионным эффектам? И вообще во «всамделишный» ли «штосс» играют актеры на сцене? Обо всем этом мы попросили рассказать Александра Галибина накануне премьеры.

- В спектакле есть несколько линий, которые связаны как с внешней средой, так и с тем, что Гоголь хотел через это проявить, - говорит режиссер. - Внешний мир - это все то, что касается понятия «игра» - заиграться, выиграть, проиграть, азарт, плутовство, шулерство и прочее. Все это есть у нас в словаре, в программке к спектаклю, и все это является для меня лишь внешней оболочкой, за которой, собственно, и происходит весь театр.

В самой пьесе Гоголя, по мнению режиссера, заложена театральная ситуация.

- Банда, которая обманывает Ихарева, не сговорена на этот обман. Обман происходит импровизационно, оговорены только определенные узлы этого обмана, а далее начинается импровизация, текст рождается прямо на площадке...

Собственно, это и есть модель рождения спектакля, где (извините за аналогию) за «несговоренную банду» идут актеры, а за «определяющего узлы обмана» - режиссер.

- Это очень замечательная пьеса для актеров-мужчин, - продолжает Галибин, - позволяющая проявиться актеру в полную мощь.

Женских ролей в спектакле только одна - это персонифицированная колода крапленых карт обольстительная Аделаида Ивановна. В этой роли на сцену «Глобуса» впервые выйдет актриса Ирина Савицкова (признанная на международном фестивале «Балтийский дом» лучшей актрисой за главную роль в спектакле «Фрекен Жюли»).

***

С Аделаиды Ивановны в спектакле и начинается фантасмагория, «чертовщина», без которой театр Гоголя для Галибина не представим.

Линию Аделаиды Ивановны, в пьесе обозначенную лишь пунктиром, он решил провести четкой линией и сделать определяющей:

- Колода карт - это женщина. А женщина это все, «chercheз la femmе» - как говорят французы. Удачи, авантюры, победы, поражения - все это женщина. Аделаида Ивановна проводит Ихарева через весь спектакль и в результате оставляет ни с чем. Женщина может и опустить мужчину, и поднять до небывалых высот.

Не обойдется в спектакле и без чертей - слуг несравненной Аделаиды Ивановны, которых сыграют студенты театрального училища. Театр теней призван воплотить на сцене двойной мир Гоголя, где запросто уживаются, пересекаются и взаимодействуют, мир реальный и ирреальный.

- Это очень коварная пьеса, она грозит режиссеру и актеру уйти в обыкновенную бытовую ситуацию...

Уходить в «обыкновенную бытовую ситуацию» Галибин не намерен. Напротив, мир Гоголя, как и мир Гофмана, видится ему «тайной, манящей заглянуть за предел, за черту».

За эту черту он уже пытался заглядывать, и не раз, когда, например, ставил «Женитьбу» Гоголя в Александринском театре, «Пиковую даму» Чайковского в Мариинке или булгаковский «Бег» в театре на Литейном.

***

Музыка к спектаклю написана Романом Столяром (с этого сезона - заведующий музыкальной частью «Глобуса»), музыкантом, весьма известным в городе, особенно в музыкальных джазовых кругах:

- Идея джазовой структуры пьесы родилась сразу, - говорит Галибин. - Сама пьеса, собственно, и представляет из себя джазовую композицию. Ведь, что в ней происходит: задается тема - тема карточной игры, тема импровизационно развивается и затем вновь возвращается в свою же тему... Чисто композиционно это идеально ложится на пьесу. Актеры работают в джазовой структуре - каждый ведет свою тему и одновременно импровизацию, затем все снова возвращается к основной теме.

Джаз гоголевской атмосферы, утверждает режиссер, нисколько не нарушает, напротив, весьма гармонично вписывается «в ту тайну, в ту чертовщину, в ту инфернальность», которая есть в пьесе.

- Мне хотелось, чтобы на сцене был мир Гоголя, но переданный современным языкам.

(Сегодня в большом зале филармонии состоится презентация музыки к спектаклю, в исполнении джазового ансамбля «Новое поколение»).

***

А актеры (и режиссер это гарантирует) играют на сцене в самый настоящий «штосс», и для спектакля они специально осваивали все премудрости этой игры. Никакой имитации. Для постановки карточных трюков приглашен известный создатель иллюзионных эффектов, говорят, работавший с самим Копперфилдом, Роман Цителашвили:

- Надеюсь, ловкость рук наших актеров зритель оценит по достоинству, - смеётся режиссер...

Поделиться:
Копировать