«Просто выпить — неинтересно, нужно знать, что пьешь»

Так считает доцент Сибирского института потребительской кооперации, эксперт по винодельческой и ликероводочной продукции ООО «Новосибирский центр сертификации и мониторинга качества продукции» Светлана Родина.

Доцент Сибирского института потребительской кооперации, эксперт по винодельческой и ликеро-водочной продукции ООО «Новосибирский центр сертификации и мониторинга качества продукции» Светлана Родина вообще-то с детства мечтала стать врачом. Да и мама ее этого очень хотела. Поступала в медицинский, но нужных баллов недобрала, так что пришлось идти в торговый институт. Потом даже долго от всех скрывала, что учится не в меде. А закончив торговый, постепенно стала уходить в науку и одновременно преподавать, читала лекции студентам по жидкой группе товаров: чай, кофе, минеральные воды и алкогольная продукция. Защитила кандидатскую.

Прознав про ее научную увлеченность, как-то раз пригласили на экспертизу азербайджанского коньяка. Было это примерно во времена брежневского руководства. Так вот, в новосибирские рестораны завезли этот коньяк, но горожане остались недовольны его вкусом и просили провести экспертизу. И были правы, потому как в нем действительно был обнаружен порок — «железный касс». Это такой вид помутнений, который встречается не только в коньяках, но и в винах, и образуется металлический привкус. В итоге вернули коньяк на родину.

Потом Родина участвовала в проверке качества бальзамов. А одна приятельница попросила проверить коньяк «Наполеон»… Через несколько лет уже в Москве Светлана Родина получила сертификат и по праву стала называться экспертом. С тех времен процедура дегустации не изменилась, а вот знаний, конечно же, добавилось — новых напитков много появилось.

Сомнения эксперта всегда подтверждаются

Кроме того, Светлана Родина уже лет двенадцать является экспертом дегустационной комиссии «Сибирской ярмарки». Сама — сторонница (но не поклонница) вин, а не крепких напитков.

— Одна бутылка водки отличается от другой, по сути, только названием: в одну два кристалла сахара положили, в другую — три, — утверждает Светлана Федоровна. — Вот и все секреты. А вино, как говорил князь Голицын, знавший в нем толк, — это продукт местности.

Только по вкусу вина вряд ли можно определить, из какой оно местности. Сомневаюсь, что такие специалисты вообще существуют. А вот из какого сорта винограда было приготовлено вино — пожалуйста: саперави, каберне, мерло и другие. Все эксперты их различают.

Про правила хорошего тона и «французский парадокс»

— Просто выпить — неинтересно, нужно знать, что пьешь. Хлебать вино как компот тоже не нужно. И полный бокал не наливать — однозначно. Щедрое русское гостеприимство в этом случае неуместно. Пить вино залпом — тоже моветон.

Ценителей сухого вина у нас немного, в основном любят крепленые (пожилое поколение) и полусладкие вина (молодежь). Это обусловлено еще и погодными условиями. В минус тридцать сухого вина почему-то не хочется.

А вот, например, во Франции, Испании, Португалии пьют легкие натуральные вина. Поэтому вино у них считается чуть ли не повседневным напитком. Есть даже так называемый «французский парадокс». Как-то раз дотошные американцы задались вопросом: «Почему французы пьют вино, едят жиры, сыры, но живут на два с половиной года дольше, чем мы»? Вся соль в том, что они употребляют именно красные натуральные вина. Во Франции даже детям дают разбавленное водой сухое вино до состояния кисленькой водички. Наверное, поэтому сейчас во всем мире идет бум не только зеленого чая, но и красного вина. Бокал такого напитка для женщин (150 мл) — норма, два — для мужчин.

Говорят, что как-то раз Билл Клинтон на одном приеме попросил себе три бокала вместо положенных двух, чем и вызвал возмущение общественности.

Про искусство виноделия и «российский парадокс»

— Сейчас в мире наблюдается тенденция перепроизводства вина, и пробиться нашей стране на международный рынок просто невозможно. Это равносильно тому, что семидесятилетнюю бабушку сделать олимпийской спортсменкой. Завоевать медаль за качество — это одно, а достойно выйти на рынок — другое.

Могу с уверенностью сказать, что в российском виноделии большие проблемы. У нас просто нет виноматериалов. Раньше мы их получали в основном из Украины, Молдовы, Крыма, Грузии, Армении и Азербайджана. Так что, сами понимаете, осталось всего ничего.

Сухие вина приготовить сложнее (предъявляются очень жесткие требования к сырью), а вот сладкие сделать проще, потому как сахар сам по себе завуалирует все пороки: сладенько, вкусненько и ничего непонятно… Бормотуху сделать — тоже нет проблем, но вот хорошее вино — это ведь целое искусство. И истинные коллекционеры несколько десятков тысяч долларов только за одну бутылку отдают.

Про специальные и натуральные

Вина, в зависимости от технологии приготовления, содержания спирта и сахара, бывают натуральные и специальные. Натуральные — это сухие, полусухие и полусладкие. Спирта, который образуется только в процессе брожения, в них содержится 8–11–12%, а сахара (в сухом вине его практически нет) — совсем немного. На этикетках в таком случае пишется слово «натуральное». Специальными называют крепленые вина: крепкие, десертные, полудесертные, ликерные (портвейн, мадера, херес, мускатное, токайское). Обычный сахар в них тоже не добавляется, сладкий вкус образуется естественным путем. Содержание спирта в них достигает 20%, а сахара — до 30%. Сахар кладут только в ароматизированные вермуты и в игристые вина, шампанское.

Вина также классифицируются по качеству и сроку выдержки. То есть и натуральные, и специальные вина могут быть более и менее качественными. Ординарное вино — это обычное вино без выдержки. В той же Франции марочных вин около 30%, а остальные — в основном ординарные. Марочными несведущие люди считают выдержанные вина, но на самом деле это не так. Эти вина производят из специальных сортов винограда, произрастающих в определенной местности. А на заводе получают марку на право выработки данного вина. Узнать, что это именно марочное вино, можно, только прочитав этикетку: год урожая, срок выдержки. Это обязательная маркировка. Они, безусловно, дороже, чем ординарные вина. Срок выдержки марочных вин — полтора (или в зависимости от технологии — два, два с половиной) года.

Есть еще вина коллекционные — еще более дорогие и качественные. Это сухое марочное вино, но такого хорошего качества, что его определяют в разряд коллекционных. И оно дополнительно выдержано не менее трех лет, но уже в бутылках. Как об этом может узнать потребитель? А все так же — по этикетке, колеретке. Вино имеет этикетку, где наносится вся основная информация, контрэтикетку с факультативной, дополнительной информацией, и есть еще колереточка, где указывается, коллекционное ли это вино и сколько лет в коллекции хранится.

Держать такое вино нужно вдали от солнечных лучей и только в горизонтальном положении, чтобы омывалась пробочка, не высыхала.

Шампанское — вино своеобразное, праздничное. В России игристые вина почему-то «обзывают» шампанским, хотя только во Франции, в провинции Шампань, делают настоящее игристое вино с одноименным названием. Французы в этом отношении очень строгие и никому не позволяют заниматься «клонированием». Вообще, с французскими винами, считаю, у нас в России перебор. Нередко только потому, что они из Франции, цена за бутылку заметно возрастает. А часто это самое дешевое ординарное вино. Кстати, африканские, чилийские, южно-американские вина ничем не хуже французских.

Подделку высветит свечка

— Только коллекционное вино единственное, которое может иметь осадок. Это не муть и не эффект брожения, а легко оседающий естественный осадок. В других винах, марочных и ординарных, это уже считается дефектом и пороком. Проверить просто — взять бутылку и посмотреть на нее через свет. Прозрачность красного вина лучше проверять в темной комнате при зажженной свече. Тогда и будет ясно: мутное оно или нет. Эксперты так и делают.

Коллекционные вина закупориваются только корковой пробкой. Марочные — не всегда. Если завод выпускает дорогое хорошее вино, то на пробке экономить точно не будет. Хотя иногда и это не показатель. Вот взять, к примеру, вино в тетрапаке, предназначенное для повседневного спроса. Оно бывает очень даже высокого качества.

Сразу после того, как купили вино, тут же открывать знатоки не рекомендуют. Оно прежде должно успокоиться, ведь это живой продукт. Проходит все известные этапы: рождение, формирование, созревание, старение и умирание. Ничто не вечно, потому и вино умирает (в среднем через 50–60 лет). Но это не значит, что мертвое вино — отравленное. Просто ни вкуса, ни удовольствия вы после дегустации такого напитка не получите. Долгожители среди вин тоже есть — херес и портвейн. Испанские гранды по двести лет хранили херес для своих потомков. И еще. Очень выдержанные вина по традиции не пьют в чистом виде, а добавляют в них молодые для улучшения вкуса.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать