Атака на боль

…«Скорая» доставила парня в считанные минуты. Медлить было нельзя: нога у него сильно распухла и загноилась. Там, откуда прибыл этот парень (под конвоем, пристегнутый наручниками к провожатому), с его раной, похоже, справиться не смогли. «Там» — это дисбат, расположенный на окраине Ленинского района…

Накануне Дня медицинского работника журналисты «ВН« побывали в окружном военном госпитале N 333

Госпиталь N 333. Идёт перевязка

…«Скорая» доставила парня в считанные минуты. Медлить было нельзя: нога у него сильно распухла и загноилась. Доктор, осмотрев рану, лишь головой покачал: «И как это тебя угораздило?« Парень в ответ лишь промычал что-то невнятное и заскулил от невыносимой боли. «Ничего-ничего. Потерпи немного, сейчас мы тебя залатаем», — успокаивал врач, пытаясь как можно щадяще удалить присохшую повязку. Там, откуда прибыл этот парень (под конвоем, пристегнутый наручниками к провожатому), с его раной, похоже, справиться не смогли. «Там» — это дисбат, расположенный на окраине Ленинского района…

Учреждение, куда привезли парня, расположено в двух шагах от улицы Бориса Богаткова. От посторонних глаз оно укрыто высокими кирпичными стенами. Вход на территорию строго охраняется солдатами и вахтерами, которые глазами-рентгенами просвечивают каждого входящего. Гражданским без особой надобности сюда не попасть. Здесь, в 333-м окружном военном госпитале, круглосуточно оказывают помощь военнослужащим и членам их семей сотни военных медиков. Сотни профессионалов своего дела, готовые излечить болячки, а если потребуется, то и отправиться в «горячие точки».

— Раньше из дисбата часто привозили раненых солдат, — говорит старший ординатор отделения гнойной хирургии подполковник медицинской службы Олег Корниченко. — Теперь реже, но все равно доставляют. Бывает, что они сами себя калечат, чтобы оказаться в госпитале.

Работы в гнойной хирургии хватает. Здесь спасают людей не только от нагноений, но и от ожогов, и от обморожения. Военная служба, как известно, не сахар, и случиться может всякое. Но бывает и так, что ранения военные получают вовсе не в воинских частях, а на гражданке.

На днях в офтальмологическое отделение военного госпиталя привезли полковника в отставке с «ранением» правого глаза. Петр Иванович, так зовут пациента, получил травму… на кладбище.

Начальник офтальмологического отделения Михаил Бабич частенько наведывается в палату к Петру Ивановичу: военному пенсионеру поддержка необходима

…На прошлой неделе полковник пришел на кладбище навестить родственников и заметил, как с соседних памятников парни срывают металлические таблички. Петр Иванович возмутился такому вандализму и вмешался. Подонки набросились на военного пенсионера и стали избивать его. Один из них «проткнул» железякой глаз пенсионера…

— Глазное яблоко спасти, к сожалению, не удалось, — вздохнул начальник офтальмологического отделения полковник медицинской службы Михаил Бабич. — После удара сетчатка «рассыпалась», хрусталик «лопнул». На втором глазу у него глаукома. Так что со зрением, сами понимаете, у него теперь проблемы. Но он не сдается. Даже стихи пишет.

Петр Иванович присел на кровати и, улыбнувшись, продекламировал стихи о госпитале. Затем прищурился одним глазом и сказал: «Ничего, мы еще повоюем».

Следующая остановка — отделение гипербарической оксигенации. Этот отсек госпиталя — что-то уж совсем удивительное. В просторном кабинете стоят три барокамеры, напоминающие космические капсулы. Такие металлические «торпеды» в человеческий рост с иллюминаторами. В них «погружают» пациента, плотно закупоривают капсулу, наполняя ее чистейшим кислородом. А чтобы «летчик» себя не чувствовал одиноким, барокамеры оснащены обратной связью. Лежишь себе в такой «капсуле», дышишь чистым кислородом — сплошное удовольствие.

Заведующий отделением гипербарической оксигенации Александр Маслов «запускает» очередного пациента в «космос» — полезную барокамеру

— На всю Россию таких аппаратов всего пятьсот, — уточнил заведующий отделением полковник медицинской службы Александр Маслов. — В городе — пять, три из них — в нашем госпитале. Эти машины — дорогостоящие, но очень нужные. Воздух, которым мы дышим, наполнен кислородом лишь на двадцать процентов. Остальное — азот. А тут стопроцентное насыщение организма кислородом.

Идем дальше. Отделение сосудистой хирургии. От артрозов, варикозов и прочих болячек здесь лечат «боги» военной медицины — сосудистые хирурги. Сшить еле заметные скользкие сосуды — титанический труд. А в год приходится проводить до четырех тысяч операций.

Ведущий хирург Николай Козловский готовится к очередной операции

— Порой операции длятся по нескольку часов, — сообщил ведущий хирург госпиталя полковник медицинской службы Николай Козловский. — К нам попадают и с огнестрельными ранениями, и с различными травмами. Много «срочников» и офицеров. Военная служба всегда соприкасается с опасностями, поэтому мы всегда держим руку на пульсе.

Военные медики — народ особенный. Быть готовым к любой ситуации, за несколько секунд собраться и вылететь на помощь в любую точку страны — не каждому гражданскому медику под силу. А что полковникам медицинской службы пришлось повидать? Чечня, Афганистан, Абхазия… Без них не обходится ни один запуск спутника. И несмотря на то, что военная медицина — зона особая, где царит дисциплина и порядок, сами доктора — люди добрые и заботливые.

Начальник окружного военного госпиталя, заслуженный врач РФ, член-корреспондент Академии проблем безопасности и правопорядка полковник медицинской службы Валерий Бочарников человеком оказался душевным.

Начальник окружного госпиталя Валерий Бочарников: «Несмотря на то, что все наши медики владеют современными методами диагностики и лечения, они постоянно работают над совершенствованием своих профессиональных знаний»

Бочарников у руля госпиталя всего три года. Но свое учреждение любит как дитя. На работу приходит за полтора часа до «гудка». За «дитем», как говорится, нужен глаз да глаз.

— Дел у нас действительно много, — сказал начальник госпиталя. — Ежедневно мы принимаем шестьдесят-семьдесят человек. За год проходит до тринадцати тысяч пациентов со всего Сибирского округа. Сам госпиталь рассчитан на семьсот сорок коек, в настоящее время лечатся шестьсот пятьдесят больных. Не без гордости скажу, что наше учреждение — лучшее в округе. Третий год получаем первое место. Жаль только, что сократили три отделения: онкологическое, проктологическое и эндокринное. Но персонал мы все равно сохранили.

Не попала военная медицина и в президентскую национальную программу, так что оборудование приходится закупать на подручные средства. Во многом выручают платные услуги, средства от которых идут на ремонт и медтехнику. За год удалось приобрести восемь рентгеноаппаратов и отремонтировать два корпуса. На очереди остальные.

Несмотря на то, что госпиталь предназначен для лечения военных, не отказывают и «гражданским». Военные медики не могут пройти мимо чужой беды.

— Сегодня утром к нам обратилась женщина из Тогучинского района, — делится Валерий Валентинович. — Давление высокое, а там, где она живет, даже тонометра не оказалось. Плачет. Денег на платные клиники нет. Конечно, помогли.

В окружном госпитале 39 отделений. Здесь есть все, что телу и душе угодно. О последней, в смысле душе, заботятся не меньше, чем о здоровье. На территории госпиталя есть храм, где отец Дмитрий выслушает всех страждущих.

По средам, субботам и воскресеньям в госпитале «крутят» кино. Каждые выходные приезжают творческие коллективы. Есть даже собственный драматический театр с настоящим режиссером из театра Музыкальной комедии. Устраивают и капустники. Как на курорте, разве что расписание военное.

В госпитале проходит и обследование призывников. Если призывная комиссия в военкоматах сомневается в нездоровье призывника или с ее решением призывник не согласен, то его направляют сюда. Военные медики обязательно установят истину.

— И просто лечим мальчишек, — добавил Валерий Валентинович. — Если юноша призывного возраста нуждается в квалифицированной помощи, то по направлению военного комиссара подлечим.

Словом, опытный врач подобен уникальному инструменту, способному устранить любую возникшую неисправность нашего организма. А когда за дело берутся настоящие полковники, волноваться не стоит.

Поделиться:
Копировать