Наш кошелёк потяжелеет к… 2025 году

По прогнозам экономистов, доля бедных в Новосибирской области к этому времени должна сократиться с нынешних 21,5 до 6–7 процентов.

По прогнозам экономистов, доля бедных в Новосибирской области к этому времени должна сократиться с нынешних 21,5 до 6–7 процентов.

Что в перспективе?

Жить ради будущего было нашим девизом все советские годы. С этой мыслью живет и нынешнее поколение, вынесшее катаклизмы экономических реформ 90-х годов: раз уж на нашу долю выпали трудные времена, пускай поживут хотя бы наши дети. Но, как выяснили мы в беседе с доктором социологических наук профессором Земфирой Калугиной, лучшие времена для жителей области наступят еще не скоро.

З. Калугина:

— При разработке Стратегии развития Новосибирской области до 2025 года учеными Института экономики и организации промышленного производства СО РАН были разработаны два прогнозных варианта. Первый — инерционный сценарий. Он предполагает сохранение в экономике тенденций, существовавших в 2001–2005 годах. Расчеты показали, что при реализации инерционного сценария к 2025 году доля бедных сократится до 15 процентов. Доля относительно обеспеченных (с доходами от 2,5 до 8 прожиточных минимумов (ПМ) в месяц) увеличится с 27 до 36 процентов. Больше станет людей состоятельных. Основной же группой останется слой малообеспеченного населения с доходами от 1 до 2,5 прожиточного минимума — 46 процентов.

Второй сценарий назван мобилизационным. Как видно из самого названия, его реализация рассчитана на мобилизацию всех возможностей и конкурентных преимуществ области. Осуществление крупных инфраструктурных и промышленных проектов, а в числе наиболее реальных их сейчас насчитывается более сотни, должно дать импульс к развитию и других сфер хозяйства области. Существенное повышение доходов связано с развитием экономики и созданием высокооплачиваемых рабочих мест. При разработке Стратегии развития области именно повышение качества жизни, создание условий для формирования обширного среднего класса как ключевого субъекта инновационной экономики ставились во главу угла. Развитие области по мобилизационному варианту, по нашим расчетам, должно привести к уменьшению уровня бедности до 6 процентов, а доли низкообеспеченных — до 33 процентов. Относительно обеспеченные составят половину населения. В этом случае можно будет говорить о формировании среднего класса. Вырастет и слой состоятельных людей. Он составит порядка 8 процентов. Реализация мобилизационного сценария даст более весомые социальные результаты, достигнуть которые возможно в более короткие сроки. И только совместные усилия власти, бизнеса и населения могут обеспечить развитие по мобилизационному сценарию.

Ставка на промышленность

Главное отличие мобилизационного сценария — в ставке на промышленность. Если по инерционному сценарию промышленность, обгоняя сельское хозяйство по темпам, отстает от всех других отраслей, то по мобилизационному варианту темпы роста промышленности наивысшие, не считая строительства. Реализация крупных инвестиционных проектов должна обеспечить резкий прирост в таких отраслях, как топливная промышленность, черная и цветная металлургия, лесопереработка, химическая промышленность, производство строительных материалов. В числе «катализаторов» промышленного роста называется пять проектов, реализация которых либо уже начата, либо есть высокая вероятность ее начала до 2010 года. Это увеличение добычи и обогащение антрацита (СУАЛ), развитие Новосибирского электродного завода (СУАЛ), строительство электрометаллургического завода по выпуску стального проката («МАКСИ-групп»), производство слябов (ОАО «Новосибирский завод им. Кузьмина»), расширение производства цемента (ОАО «Искитимцемент«).

Однако с оптимизмом говорить о перспективах промышленности вообще сегодня никто не рискнет. И дело не только в ограниченности заказов, но и в кадровых проблемах. За полтора кризисных для промышленности десятилетия заводы растеряли специалистов, на многих предприятиях до четверти работающих — люди пенсионного возраста. Даже при наличии финансовых вливаний восстановить производственные объемы крайне трудно. Пример тому — НАПО им. Чкалова, которое, получив госзаказ, вынуждено искать людей по всей области, чтобы пополнить свой кадровый состав.

Первая скрипка — за бизнесом и властью

З. Калугина:

— Сегодня лишь 5–6 процентов молодежи ориентированы на получение рабочих специальностей. Падение престижа рабочих профессий — лишь одна сторона проблемы. Вторая — низкая заработная плата. До 30 процентов работающих в промышленности получают зарплату ниже прожиточного минимума. Ниже цена рабочей силы только в странах с очень высокой численностью населения: Китае, Индии и Индонезии. Если по уровню производительности труда в промышленном производстве мы отстаем от развитых стран в 1,5–2 раза, то по уровню оплаты труда — в 5–6 раз. Низкая заработная плата не стимулирует инновационную активность предприятий — зачем внедрять новую технику, высвобождать людей, если рабочая сила ничего не стоит? Положение с оплатой труда стало тормозом развития экономики. Борьба регионов за кадры — дело ближайшего времени. Если бизнес заинтересован в том, чтобы иметь здоровую и образованную рабочую силу, он должен вкладывать средства в ее воспроизводство, развитие человеческого потенциала, а значит, платить достойную заработную плату.

Два сценарных варианта — лишь возможные пути развития области. Но у обоих есть общие черты. «Во-первых, приближение к оптимальной социально-экономической структуре при обоих вариантах произойдет лишь к концу прогнозируемого периода, — отмечает Земфира Калугина. — Во-вторых, при всех вариантах расчета наблюдается ускоренный рост состоятельных слоев по сравнению с темпами роста среднеобеспеченных слоев и сокращения численности малообеспеченных. Существенное же повышение доходов населения связано с развитием экономики и созданием высокооплачиваемых рабочих мест. Оплата труда — это основа для воспроизводства рабочей силы и развития человеческого потенциала. Иными словами, вектор социальной политики должен смещаться в сторону более интенсивного роста доходов малообеспеченных слоев населения. Ускорение же этого процесса будет зависеть от степени участия государства в решении насущных социальных проблем региона». А одним из механизмов ресурсного обеспечения социальной политики регионов, считают ученые, должно стать перераспределение социальной нагрузки между федеральным центром и регионами.

Удастся ли реализация мобилизационного сценария, по-прежнему вопрос открытый. Депутаты облсовета, недавно обсуждавшие результаты социально-экономического развития области за 2006 год, высказали неудовлетворение: вместо запланированного 21 процента доля малообеспеченного населения составила 21,5. Расхождение хоть и незначительное, но не в пользу оптимистов. Как ситуация будет развиваться дальше, увидим. Точнее, увидит тот, кто доживет.

Справка «ВН»

Прожиточный минимум на сегодня — 4167 рублей.

Восстановительный уровень потребления обеспечивается потребительским бюджетом, равным примерно двум прожиточным минимумам, что позволяет на минимально необходимом уровне удовлетворять потребности человека в питании и приобретении непродовольственных товаров и платных услуг.

Развивающий характер потребления позволяет удовлетворять рациональные физические и духовные потребности. Обеспечивается бюджетом примерно в 6 прожиточных минимумов.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать