Марина из нашего города

Ее имя широко известно не только в нашей стране, но и во всем мире. Не так часто встретишь военного летчика-испытателяпервого класса женского пола. За свою жизнь Марина Попович летала на сорока типах самолётов и вертолётов как военный летчик-испытатель,установила 16 рекордов.

Накануне Дня Победы в Новосибирск приезжала легендарная лётчица

Имя этой женщины широко известно не только в нашей стране, но и во всем мире. Не так часто встретишь военного летчика-испытателя первого класса женского пола. К тому же Марина Лаврентьевна Попович является заслуженным мастером спорта СССР, доктором технических наук Академии ПАНИ, проректором международного Института управления, профессором, членом Союза писателей России (у нее вышло уже 14 книг), Героем Социалистического Труда, полковником-инженером. Она даже проходила отборочную комиссию в отряд космонавтов. Но об этом чуть позже…

Синдром хронической энергии

В Новосибирск Марина Попович приезжала по приглашению благотворительного фонда «Мемориальный комплекс маршала А. И. Покрышкина», чтобы принять участие в праздничных мероприятиях, посвященных 80-летию РОСТО (ДОСААФ) и Дню Победы советского народа над фашистской Германией.

Фото Сергея ПЕРМИНА

Марина Лаврентьевна согласилась сразу: здесь прошла ее юность, здесь она встретила свою любовь, здесь впервые поднялась в небо. И она по-прежнему большую любовь питает к сибирякам — людям, по ее словам, особенным, которые не разучились мечтать, творить, что-то строить, в отличие от москвичей, у которых в последнее время все чаще наблюдается «синдром хронической усталости», чего, кстати, не скажешь о самой Марине Попович…

Язык не поворачивается назвать ее женщиной пожилой — столько энергии, задора, жажды жизни, желания изучать, исследовать, познавать мир не встретишь сегодня и у молодых. Марина Лаврентьевна призналась, что ей всегда казалось, что она ничего не сделала в этой жизни: не стала геологом, как хотела, астрономом, космонавтом. «Если бы сильно попросили, я бы даже безвозвратно полетела сейчас на Марс, оставив на Земле двоих детей и троих внуков, — призналась она журналистам и заметила: — А будь чуть помоложе, стала бы хорошим председателем колхоза: уж рожь-то от пшеницы всегда отличу, даже спор однажды выиграла».

Словом, годы идут, жизнь меняется, а Марина Лаврентьевна Попович — военный летчик-испытатель, ученый, писательница, воспитанница Новосибирского аэроклуба — остается прежней.

Летать и уничтожать фашистов

Война пришла на Смоленщину, в город Вележ, где родилась Марина, когда она была совсем еще маленькой девочкой. Вот тогда-то и появилась мысль непременно стать летчицей и уничтожать фашистов.

— Немцы вели себя совершенно безобразно, зверски: собьют самолет, летчик выпрыгнет, а они — пятеро на одного — летают вокруг и обстреливают. Это вне всяких законов. Дети все это видели, и ненависть к фашистам у них была страшная.

Марина вместе с мамой бежали из города в село. Оттуда из-под носа немцев их эвакуировали партизаны. Так началась длинная, около двух месяцев, дорога в Сибирь.

— Мы приехали в Новосибирск. Нас и еще пять семей определили в Ояш. Поселили в сторожке на кладбище.

Неизвестно, что было бы с семьей Марины Попович, если бы не ее мама. Властная, решительная женщина решила переехать в Болотное, а потом в село Пушкарёвка Варламовского сельсовета — там было полегче. Марина Лаврентьевна вспомнила интересный случай из жизни своей матери. В детстве ее прозвали пилотессой, потому что она прыгнула с вышки.

— Старший брат приехал из армии, а она его спрашивает: «Как ты летаешь, Гриша?» А он: «Очень просто — привяжу веники, залезу повыше и лечу». Она тоже привязала веники и прыгнула с каланчи. В результате на два месяца в госпиталь.

Вот откуда, наверное, и у Марины Попович страсть к полетам.

«Свет мой, зеркальце, скажи…»

Мечта летать не оставляла Марину в покое и после школы. Она решила поступить в Новосибирский авиационный техникум. Но зачислили ее на… сварочное отделение.

— Я сначала возмутилась: «Я приехала учиться летать!» Бросила все и ушла в другой техникум, но потом вернулась. У меня был диплом по специальности «Сварка каркаса фонаря истребителя», на заводе имени Чкалова я проходила практику.

На лётное отделение Марину вначале не принимали — ростом не вышла, всего каких-то один метр 57 сантиметров. Но каково же было желание летать, что она постоянно висела на турнике вниз головой, чтобы хоть чуть-чуть подрасти. Результат превзошел все ожидания — один метр 62 сантиметра. Это было для нее великое счастье! Комиссии было уже не отвертеться. «Я, говорю, выросла уже». «Да брось, за год выросла?!» «Выросла, висела вниз головой». И ее приняли.

Но вначале были прыжки с парашютом в Новосибирском аэроклубе. Марина на всю жизнь запомнила самый первый прыжок.

— Страшно, аж жуть! Передо мной еще паренек отказался прыгать. Мне говорят: «Приготовься!» Я говорю: «Есть!» и сижу. Оказывается, приготовиться — это уже на крыло выскочить надо и стать, потом привяжут фал, и тогда ты уже готов к прыжкам. А я — «Есть!» и сижу, думаю: вот какая молодец — услышала. И тут поняла: что-то не так, уж больно громко кричит командир. Вылезла и на него смотрю. «Пошел!» — и я уже камнем вниз. Прыгнула и со страха чуть не умерла. Приземлилась, и, главное, снова хочется прыгать. Лежу, достала зеркало и думаю: как же я выгляжу? Все бегут, а я в зеркало смотрюсь…

Чуть не лишилась косы

Душа рвалась в большую авиацию. И Марина как хороший авантюрист отправилась в Москву на прием к Ворошилову.

— Четыре дня меня не принимали, я спала в парке Горького на скамейке. Один хулиган мне чуть косу не отрезал. Я рассердилась и говорю в приемной: «Завтра я в «Правду« напишу. У меня в парке чуть не отрезали косу, а я хочу в авиацию». И через день я уже была у Ворошилова. В результате Климент Ефремович написал: «Каманину. Если есть данные, отправить в училище».

На этом приключения не закончились. Марина должна была показать, как она умеет летать. Но такого типа самолетов, на которых она летала в Новосибирске, в Москве уже не было. И она опять пошла на риск — будь что будет: соврала, что знает этот самолет. Только прокололась на одной мелочи.

— Товарищ полковник, можно мне полотнище, что на улице лежит?

— Для чего?

— А у меня ноги не достают.

И он сразу понял, что я на этом самом самолете не летала, — там регулируемые педали. Но я так старалась… И он сказал: «Хорошо отлетала, молодец. А теперь смотри, как надо воевать…» И как начал мне все показывать. На земле уже паника: что это она там куролесит?!

После экзамена Марину Лаврентьевну взяли в училище — учиться на летчика-профессионала.

В подарок — мешок семечек

За свою жизнь Марина Попович летала на сорока типах самолетов и вертолетов как военный летчик-испытатель. Сама испытала шесть-восемь самолетов, установила 16 рекордов.

— Никогда не забуду случай в Мелитополе. Захожу на посадку, кружусь, вырабатываю топливо. Смотрю, а в центре аэродрома собрались женщины в беленьких платочках — человек сорок, наверное. Бросили копать свои огороды. Я кричу: «Уберите женщин!» Потом, когда приземлилась, говорю: «Пригласите женщин». Всё им рассказала, показала. Смотрю, что-то везут на тачке: оказывается, мешок семечек.

Мы поклялись не мешать друг другу летать

Со своим будущим мужем Марина познакомилась в Новосибирске. Он учился в училище в Толмачёво. Но летать она стала раньше его.

— Расписывались мы в деревне. Сказали, что мы оба — летчики, и ждать нам некогда. Нам ответили, что первый раз видят таких сумасшедших, и нас сразу расписали. Свадьба тоже была в селе, потом у меня селяне украли подарок, а бабушка плакала: «Значит, счастье украдут». Но мы были счастливы. Поклялись, сидя на шпалах, не мешать друг другу летать. И эту клятву сдержали. А потом он уехал на Север, а я в Саранск. Но я уже ждала ребенка и вернулась к нему на Север.

Врачи побоялись: помрёт с голоду

Муж Марины Лаврентьевны, Павел Романович Попович, дважды летал в космос — в 1962-м и в 1974 годах. О космосе мечтала и сама Марина, даже прошла отборочную комиссию в течение 45 суток (из шести тысяч претендентов прошло только двадцать). Но ее не пустили: объявили, что у нее повышен кислородный обмен, но Марина этому не поверила.

— Я объявила голодовку. Собрались все врачи. В то время объявить голодовку — лучше застрелиться. Я говорю: «Скажите правду». Отвечают: «Нам надо незамужнюю. А у вас ребенок есть. Вы оба с мужем будете космонавтами — вдруг погибнете». Я воскликнула: «А ребенка 45 дней назад не было?..»

Марина Попович бредит космосом до сих пор. Считает, что это страшно интересно. Например, пауки в космосе плетут такие потрясающие узоры, что наши ученые даже взяли два узора на ткацкие фабрики.

Сейчас Марина Попович занимается строительством парка Космоса в Москве в районе Тушина, «чтобы люди могли прикоснуться к полетам». Будущему парку отдали спутник и даже обещали копию «Мира». Так что любой желающий сможет быть ближе к звездам.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать