Азбука наизнанку

Беда не в том, что наука пришла в школу, а в том, что она пришла фактически в той же самой «одежде», в какой существует в учебниках для вузов, она не адаптирована к ребенку, к его внутреннему миру.

Календарная дата: создан Международный фонд славянской письменности и культуры (1989 год)

Одна из заслуг Фонда — инициатива празднования в России Дней славянской письменности и культуры, приуроченных ко дню памяти Святых Равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия. «Где грамота — там просвещение, где просвещенье — там добро!» — писал Петр Вяземский. Увы, не всегда, оказывается, умение писать-читать — во благо. Сегодня специалисты заняты пополнением словарей «иностранных слов», ведут странички в периодических изданиях, где объясняются значения тех или иных заморских (и не только) новых словообразований, а к родным словарям — «орфографическому», «ударений», «синонимов» — обращаемся все реже. Многие дети просто не знают о их существовании. Но хуже того, иные учебники, пособия и азбуки далеки от того, чтобы по ним обучаться грамоте…

Помню сценку, которую мне довелось как-то наблюдать в троллейбусе. Двое парней — по-видимому, студенты — штудировали какие-то конспекты. Потом один из них обратился к другому:

— Слушай, я вчера не досмотрел последнюю серию «Мертвых душ»: чем там все закончилось-то?

«Я типа хомо сапиенс»

Увы, молодежь теперь «читает» классиков по телевизору и DVD, скачивает в Интернете готовые рефераты, а перестав читать, потеряла возможность упражняться в освоении норм русского литературного языка. Вот и слышим мы тут и там: «Вы типа врач?» или: «Я вроде как согласен». А из-за неумения ясно излагать свои мысли повсеместно и поголовно стали обращаться к обязательной оговорке — «скажем так», после которой строится фраза несусветной структуры или используется совершенно несоответствующий оборот. Слава Богу, все это не видит и не слышит великий русский педагог Константин Дмитриевич Ушинский, который был уверен, что дар слова «есть сила, врожденная душе человека, и, как всякая сила, телесная или душевная, крепнет и развивается не иначе как от упражнений. Наставник, желающий развить в учащемся дар слова, должен беспрестанно упражнять эту силу…» Впрочем, о чем это я? Если уж Гоголь неведом, то об Ушинском…

Специалисты-филологи, наверное, знают множество рецептов, как сделать школьное сочинение содержательным и осмысленным, а речь наших детей грамотной. Но русские школьники не любят русский язык — это факт, об этом говорят результаты статистических исследований, проведенных преподавателями Новосибирского педуниверситета. Отвращение к языку как к предмету плавно перерастает в неуважение к родной речи, имеющее самые печальные последствия во взрослой жизни.

По мнению новосибирского кандидата педагогических наук Александры Бондаренко, причина кроется в программах и учебниках для начальных классов, пытающихся навести хоть какие-то мосты взаимопонимания между ребенком и языком, который уже в первом классе воспринимается школьниками как иностранный. Формулировки правил в рамочках для младшего школьника — это тексты, которые надо бы переводить со словарем. Куда ни глянь — сплошные сложные предложения, начинающиеся словами «чтобы», «если», а внутри еще и придаточные части со множеством «и», «или» и т. д. Эти «головоломки», которые с трудом разбирают мамы с филологическим образованием, дети учат, как таблицу умножения. Слова живут сами по себе, грамматика — сама по себе, и в итоге все это имеет чисто символическое отношение к той самой устной и письменной речи, о развитии которой неустанно говорится со всех сторон.

Александра Бондаренко: «Авторы учебников не щадят малышей»
Фото Сергея ПЕРМИНА

Александра Александровна в соавторстве со своими коллегами за последние годы подготовила несколько учебников для начальных классов, толковый словарь для детей и учебно-методический комплект. Отличительная характеристика последнего — в нестандартности учебных пособий. Как считают многочисленные эксперты, эти учебные пособия способны произвести коренное переустройство самих принципов обучения русскому языку в российских школах.

— Необходимость нового подхода действительно назрела уже давно, — считает один из авторов новых учебников по русскому языку Александра Бондаренко. — Вы посмотрите, насколько государство не щадит малышей! Во многих учебниках для начальных классов встретишь академические стандарты чуть ли не вузовского образца! Разве в состоянии ребенок все это усвоить? А потом мы удивляемся, отчего это и дети больные, и продолжительность жизни так падает. Беда не в том, что наука пришла в школу, а в том, что она пришла фактически в той же самой «одежде», в какой она существует в учебниках для средних школ и вузов, она не адаптирована к ребенку, к его внутреннему миру, его психологическим особенностям.

Мягкий знак коня

Недавно я стал обладателем яркого примера того, о чем говорила Александра Александровна. Роскошная «Большая книга малыша» московского издательства «Росмэн» была мною приобретена за пятьсот рублей. В предисловии, в обращении к родителям и педагогам (ответственный редактор А. Е. Агеева) говорится: «Наша книга поможет превратить процесс обучения малыша в интереснейшее познание мира, приносящее радость и ребенку, и взрослому. Малыш узнает цифры и буквы, научится писать, читать, считать и рисовать…»

Есть у меня особа, которой само время этим как раз и заняться. Она и стала экспертом по оценке книги, способной «превратить процесс обучения…» и т. д.

Первая осечка произошла еще до страницы с первой буквой. Сразу под обложкой представлена известная всем и каждому азбука — все 33 буквы алфавита, и к каждой, как водится, картинка, чтобы ребенок лучше запомнил буквы. Так вот, на букву «А» пятилетний эксперт отреагировал как на букву «Р», поскольку картинка изображала аквариум с рыбкой. Рыбка больше привлекала внимание.

Дальше — больше. Буква «Е» осталась тайной за семью печатями, поскольку ее, как явствовало из подписи к картинке, сопровождало изображение… ежевики!

— Я? — удивленно назвала букву эксперт, имея в виду слово «ягода».

— Е! — поправил я ее.

— Егода?! — еще больше удивилась она.

К сожалению, поводов удивляться и у нее, и у меня было впереди еще много. Следом за «Е» шла, естественно, буква «Ё», которую иллюстрировала картинка… ерша!

— Опять «Р»? — не поняла эксперт, имея в виду слово «рыба».

Пришлось ей подсказать, что это ёрш — такая рыба. Но через три буквы случилось очередная остановка: богатые фантазией составители «Большой книги малыша» снабдили букву «Й» изображением йога. Она решила, что это — старик. Я сказал, что йог.

— Ег? — переспросила она. — Опять «Е»? Почему вся книга из одних и тех же букв?

А далее у нас оказались затруднения с буквами «Ц», «Ъ», «Ь» и «Э». «Ц» «олицетворяли» цветы, стоящие в вазе, которые у нее ассоциировались со словом «букет«, а ваза» — с «горшком». Твердый знак — «Ъ» вызвал массу эмоций: на картинке была изображена дверь в дом, крылечко с шарами. По замыслу авторов все это должно было у ребенка ассоциироваться с твердым знаком в слове «подъезд». Та же ситуация и с «Ь»: эту букву презентовало изображение коня, но ведь, извините за каламбур, и коню понятно, что конь не может начинаться с мягкого знака! И, наконец, этажерка, которую девочка приняла за табуретку, иллюстрировала букву «Э».

Удивительная азбука! Почему не использовать при обозначении «А», скажем, всем понятный арбуз, а «Ё» украсить изображением ёжика?

Пессимизм от «катаклизмов»

На этом, увы, наши испытания не закончились: авторы об этом позаботились. Под рубрикой «Моя первая энциклопедия» они заготовили для детей (и взрослых, как выяснилось) немало сюрпризов. В разделе «Явления природы» они рассказали о наводнениях, смерчах, вулканах и т. д., сопроводив текстом, который начинается так: «Люди по-разному борются с катаклизмами природы»… Все: вулканы и смерчи позабыты, потому что эксперт заинтересовалась новым для себя словом — катаклизмы. Если кто-нибудь из читателей сможет быстро, четко и доступно для ребенка объяснить, что это такое, то сообщите, пожалуйста, мне.

Возникли сложности и с разделом «Тело человека». Фраза «Внешний облик каждого народа — цвет кожи и волос, цвет и разрез глаз — сформировался под влиянием того климата, в котором жили его предки«. Я до сих пор уверен, что эта фраза слизана» из какого-нибудь реферата. А пятилетнему эксперту пришлось разъяснять, что такое «климат» и как понять слово «сформировался»…

Такие «пособия« читаешь и начинаешь сожалеть, что ушли в прошлое времена, когда без особого разрешения цензуры и одобрения экспертов не могла быть издана ни одна книга. Это издание не посчитало нужным упомянуть, есть ли такое одобрение специалистов у него? Может, потому, что его нет?

Но я не жалею, что полтысячи истратил на приобретение этого шедевра». Теперь, когда к нам приходят гости — люди взрослые, — у нас не возникает проблем с тем, как их развлечь…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать