Она была - прекрасная миледи, он - бравый, славный де Тревиль...

Первыми ролями заслуженных артистов Тамары Кочержинской и Александра Кузнецова на сцене «Глобуса» тридцать лет назад были герои «Трех мушкетеров».С тех пор каждым из них сыграно более 60 ролей. Вместе ведут класс в театральном училище, в день бенефиса вместе выйдут на сцену в спектакле «Дядя Ваня»...

Первыми ролями заслуженных артистов Тамары Кочержинской и Александра Кузнецова на сцене «Глобуса» тридцать лет назад были герои «Трех мушкетеров».

 С тех пор каждым из них сыграно более 60 ролей. Вместе ведут класс в театральном училище, в день бенефиса вместе выйдут на сцену в спектакле «Дядя Ваня»... А началось их «вместе» в Калужском драматическом театре.

Лав стори

 - Приехал в Калугу, в первый же день попал на спектакль, в антракте иду по коридору, а навстречу - девушка невиданной красоты в костюме горничной. Необыкновенные глаза, рыжие патлы, - вспоминает Александр Кузнецов. - Мне говорят: познакомься - наша актриса Томочка Кочержинская...

В общежитии его комната оказалась рядом с комнатой рыжей Томочки, которая, ко всему прочему, оказалась и талантливым кулинаром. Одним словом, через десять дней они уже жили вместе.

Томочка

 Мечтала стать актрисой, сколько себя помнит. Театр любила самозабвенно, посещала все спектакли «Красного факела» и ТЮЗа. В школьном театре играла заглавные роли. Потом поступила в Свердловское театральное училище...

При распределении шла одна из первых - и выбрала для работы Калугу.

- Мне хотелось быть ближе к Москве, мы все увлекались Москвой, ездили в Москву, видели все спектакли, были в курсе всей театральной жизни. Оказалось, Подмосковье - совсем не Москва, это спокойная грустноватая российская действительность. А театр всегда является отражением, хотя всегда пытается прорваться и прорывается, но...

В Новосибирск они с мужем приехали в отпуск. Друзья уговорили поработать в «Красном факеле». Через год они перебрались в ТЮЗ. Собирались «временно», а получилось навсегда.

- Театр меня многому научил, - говорит Тамара Кочержинская, - профессия такова, что практически изучить ее механизмы до конца невозможно, но хочется. Все время эта цель отодвигается, кажется, уже вот-вот близко, но нет...

А еще актерская профессия научила ее мужеству.

- Театр ведь не всегда ласковая ситуация, бывает всякое - застои, неудачи. Как в человеческой жизни - черное и белое. Нужна закалка.

Александр Сергеевич

 Быть актером, напротив, не думал и не мечтал.

- Я думал о вещах серьезных, мечтал совсем о другой карьере. Тогда многие грезили армией, был такой период. Думал о мореходном училище. Меня туда не приняли, уже не помню почему. Думал о медицинском институте. В драматический коллектив попал по случайности, за компанию - товарищ затащил в театральную студию, было скучно ходить одному. Потом он сбежал, а я остался.

Руководитель студии очень порекомендовал юному студийцу пойти в артисты. К тому же соседи по даче подобрались хорошие: через дорогу - дача Дмитрия Шостаковича, рядом - поселок Малого театра. Рос с внуками актрисы Веры Пашенной. Пашенная прослушала и тоже нашла Сашу очень перспективным.

Во ВГИТИС он поступил тоже неожиданно для самого себя (при конкурсе 170 человек на место!)

- Пришел, посмотрел, все - здоровые, красивые, а я - конопатый, рыжий, небольшого роста... Знал, что наверняка не поступлю, и мандража «вдруг не возьмут» не было: ну не возьмут и не возьмут.

Но его взяли. После окончания института поездил по стране, работал в Саратовском и Рязанском ТЮЗах, Центральном детском театре, Калужском и Читинском драматических театрах. Когда собрался в Калугу, директор ЦДТ предупреждал, учти, будешь локти кусать, назад проситься - не возьму, ты просто молодой нахал, думаешь, один раз повезло - пригласили в Москву и теперь все время будут приглашать в Москву. Но коренной москвич все равно уехал. Хотя сердце екало, конечно.

- Честно говоря, я конфликтный актер, - сдает себя Александр Сергеевич, - неудобный для режиссера. Не умею «чего изволите-с». У меня есть свое видение, свое представление.

«Свое видение и представление» вполне естественно при его опыте, хорошей школе, при том, что в ЦДТ ассистировал Марии Кнебель, сидел рядом за режиссерским столом, не очень много, но ставил сам...

- Режиссеру удобнее всего за ниточки дергать марионеточек и чтобы они ротик открывали. Это и понятно. И мне как педагогу бывает неудобно работать со студентом, который позволяет спорить и не соглашаться. Он меня злит. Но я ставлю себя на его место, думаю, а как же иначе, он же художник, пусть маленький, еще ничего не умеющий, но художник, пусть ошибается, это хорошо, что он головой работает, а не просто в нее ест.

За мужчинами глаз да глаз нужен

 Во многих спектаклях они играли вместе.

- Я не очень люблю с ним играть, - признается Кочержинская, - постоянно отвлекаешься, за него переживаешь...

За мужчинами, действительно, глаз да глаз нужен.

- Я не всегда сдержанный человек, - винится Кузнецов, - Кочержинская говорит: ты с ума сошел, как можно так с режиссером разговаривать?.. - Бывает, поконфликтуешь, он идет к директору - либо я, либо он...

- Не всегда наши взгляды совпадают, - говорит Тамара Исмаиловна. Однако, по признанию обоих, профессиональные разногласия на их жизнь вне театра никак не влияют. И вообще одна профессия на двоих.

- Только помогает и никогда не мешает, - резюмирует Кочержинская. - Бывают несогласия, стычки, иногда и ссоры, но на суть жизни это не влияет. Я знаю, что более верного человека, на которого всегда можно положиться, не найти...

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать