«Взрослая жизнь — это всё-такинеизвестность…»

Выпускникам двенадцатой гимназии Калининского района осталось всего ничего до окончания детства. Время после экзамена по литературе в гуманитарном классе они сочли удобным моментом для этой вот беседы с корреспондентом «Вечерки». Итак, о чем они мечтают, чего хотят от жизни, сегодняшние 17-летние?

О чём мечтают, нынешние выпускники?

Выпускникам двенадцатой гимназии Калининского района осталось всего ничего до окончания детства. Время после экзамена по литературе в гуманитарном классе они сочли удобным моментом для этой вот беседы с корреспондентом «Вечерки». Итак, о чем они мечтают, чего хотят от жизни, сегодняшние 17-летние?

Фото Владимира ПОЛЯКОВА

Директор гимназии Валентина Старцева характеризует своих учеников, как людей прагматичных, лишенных наивной романтики, свойственной их предшественникам: «Они уже не мечтают стать космонавтами или летчиками и даже не хотят быть банкирами или промышленниками, как пять лет назад. У них все мечты реальны, сбыточны, прошу прощения за вольное обращение с русским языком: поступить в конкретный вуз, выбранный в соответствии со способностями и величиной родительского кошелька, овладеть конкретной, востребованной на рынке профессией. Они в большей степени готовы ко взрослой жизни, нежели их папы и мамы, благодаря большему количеству информации, иному воспитанию. Они лучше владеют практическими навыками, потому что сейчас образование больше нацелено на овладение практическими умениями. Но, несмотря на их прагматичность, они все равно какое-то время после школы остаются детьми, приходят к учителям, делятся радостями, просят советов».

Из беседы с ребятами я узнала, что, несмотря на государственную пропаганду технических профессий, в моде все равно юристы и экономисты. И что утверждение: дескать, сегодняшние подростки почти ничего не читают, не соответствует действительности. Как выяснилось, положительную роль в вопросе переориентации молодежи с телевизора на книги сыграла «дебилизация населения». «По «ящику« нечего смотреть, кроме идиотских сериалов и дурацких юмористических передач», — говорят ребята. Поэтому «кривым зеркалам», «кармелитам» и всяким там «домам N 2» они предпочитают Булгакова, Акунина, Толкиена и, вы не поверите… пушкинского «Евгения Онегина».

Одиннадцатиклассник Тимофей Алпатов говорит, что из всей школьной жизни ему больше всего запомнился «мандраж» перед выпускными экзаменами. Переживать весь этот ужас второй раз Тимофей не хочет, поэтому почти по всем предметам он сдал ЕГЭ и теперь собирается разослать сертификаты во все вузы, в какие только можно: «Посмотрю, куда примут». Главное в понимании Тимофея — получить высшее образование, какое именно — не столь важно: для большинства работодателей сейчас важен вузовский диплом вообще, а не конкретная специальность. Он еще даже не определился с будущей профессией. Считает, что важнее карьеры все-таки семья. А вообще, Тимофей хотел бы, чтобы не все в нашей жизни зависело от денег.

Одноклассница Тимофея Оля Кукушкина смотрит на жизнь несколько иначе. Она уже точно знает, что будет поступать в НГТУ, станет экономистом. О семье пока не думает — надо сначала выучиться, встать на ноги. Впрочем, Оля все-таки мечтает изменить мир: «Хочу что-нибудь сделать, чтобы улучшить жизнь пожилых людей и детей. Что касается трудоспособных, которые обивают пороги социальных служб или просят милостыню на улице, — им я бы помогать не стала. Они сами могут устроить свою судьбу».

Алина Болдырева тоже уже определилась с будущим: собирается поступать в университет путей сообщения, хочет стать аудитором. Несмотря на свою целеустремленность, Алине жаль расставаться со школой: «Взрослая жизнь — это все-таки неизвестность».

Насчет семьи Алина солидарна с Ольгой: надо добиваться веса в обществе, устойчивого материального положения, чтобы «не меня выбирали, а я выбирала».

Анна Саакян хочет поскорее стать взрослой: «Взрослая жизнь более свободная, более независимая. Хотя я понимаю, что во взрослой жизни обо мне уже никто не будет так заботиться, как учителя в школе».

Аня считает себя космополитом: родилась в Ереване, выросла в Новосибирске, жить мечтает в Москве. «Если в каком-то другом городе или в другой стране мне откроются более широкие перспективы в плане самореализации, я поеду туда».

Особой грусти по поводу расставания со школой Анна не испытывает. Впрочем, особой радости тоже. Для нее это — просто один из этапов в жизни. Следующий этап будет посвящен получению высшего образования, обязательно гуманитарного. Анна, в отличие от своих подруг, считает, что профессию нужно выбирать не из соображений: модно — не модно, престижно — не престижно, а для души. «Человек не может быть счастлив, если ему не хочется ходить на работу. Если не любишь свою работу, то и заработанным деньгам не обрадуешься».

Олеся Белан относится к тому меньшинству, которое до сих пор считает, что главное в жизни — это любовь.

С будущей профессией Олеся еще не определилась. У нее есть любимый человек, с которым они намерены через 2–3 года создать семью. Олеся хочет иметь отдельный дом, детей — сколько получится. А еще она мечтает поездить по миру и испробовать все экстремальные виды спорта: сплавы по горным рекам, прыжки с парашютом, альпинизм, спелеологию.

Главное для семейной жизни, по мнению Олеси: терпимо относиться к недостаткам другого человека и ценить его достоинства.

«Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас», — утверждал кумир отцов поколения-2005 Андрей Макаревич. Как он был наивен! «Нельзя изменить мир, не изменив себя», — понимают дети тех, кого когда-то так восхищали его песни…

Поделиться:
Копировать