Все мы вышли из школы

Из школы, которой в последнее время уделяется столько внимания на правительственном уровне. То есть грядут перемены, намечается реформа, цель которой до настоящего не намечалась: поднять престиж учителя.На моей памяти было по крайней мере три школьных реформы. Теперь вот еще одна.

 Добрый вечер, уважаемые читатели! Рискуя показаться банальным, повторю известную мудрость: «Все мы вышли из детства». Но только для того, чтобы чуточку ее, соответственно моменту, изменив, сказать: все мы вышли из школы. Из школы, которой в последнее время уделяется столько внимания на правительственном уровне. То есть грядут перемены, намечается реформа, цель которой до настоящего не намечалась: поднять престиж учителя.

На моей памяти было по крайней мере три школьных реформы. В 1963 году нас, старшеклассников, 9-е, 10-е, 11-е классы, попытались свести в отдельные школьные здания. Зачем? Ответа на этот вопрос я до сих пор не знаю. Может быть, для того, чтобы отсеять определенное число подростков и направить их в рабочий класс? Но та реформа на нас и закончилась, потому что следующая возрастная категория уже выпускалась в десятом классе, а школы старшеклассников превратились в обычные.

Вторую из памятных реформ - всеобщее среднее образование - мне довелось самому проводить в жизнь в качестве учителя. Давали то образование всем почти насильно. Даже малолеткам, находящимся под следствием в СИЗО. Запрут учителя в камеру с десятком воришек, насильников, грабителей с образованием от нуля до первого курса техникума, и тот до них пытается донести доброе и вечное. Считалось, это для того, чтобы в момент между «волей» и «зоной» (от трех до шести месяцев) у них не прерывался образовательный цикл. Тем же, кто подгадывал попасть в СИЗО к моменту окончания школьного года, выдавали свидетельства и аттестаты по всей форме. Но покончили и с этим.

Была еще и реформа, связанная с «шестилетками». Ее мне пришлось поддерживать уже в качестве сотрудника газеты. Смешная была реформа, мертворожденная, как и первые две, но сколько средств и сил отняла.

Теперь вот еще одна. Правильная, тут уж ничего не скажешь. Конечно, индивидуальный престиж учитель зарабатывает сам себе отношением к ученикам, к делу, которому служит. Но не я сказал: «Встречают по одежке...» Вы станете смеяться, но вот в СИЗО - тюрьме работать было престижно. Как скажешь однокашнику, где работаешь, тот только уважительно вздохнет. Никто не знал, в каких диких условиях проходил тот, с позволения сказать, учебный процесс, но все были наслышаны, что платили «там» более чем прилично.

Как-то слышал историю о том, что уехавшая вслед за мужем в Германию русская учительница со стажем работает у тамошней учительницы «по дому». Местная сидит себе вечерами, готовится к урокам, а приехавшая у нее в громадной квартире приборочку сотворяет. Нет, не в обиде, ибо тамошняя учительница прислуге платит достаточно хорошо.

Пользуясь случаем, желаю и нашему учительству гордиться тем, что работают в престижном месте, чтобы их достойное жалование (а с этого все начинается) достигалось бы не ценой неимоверных физических нагрузок или уродливых форм. И чтобы задуманная нынешним правительством реформа никогда не заканчивалась.

Борис КУДАСОВ,
дежурный редактор номера
Поделиться:
Копировать