Электротермический конфликт

Обычно, когда на пресс-конференцию приглашаются представители двух сторон одного конфликта, является туда только одна сторона - именно та, которая пресс-конференцию инициировала. Не стал исключением и конфликт, разгоревшийся на заводе «Сибэлектротерм»: на пресс-конференции присутствовал только гендиректор ОАО СКБ «Сибэлектротерм» Геннадий Орлов с группой поддержки, а гендиректор ОАО «Сибэлектротерм» Михаил Кузьмин прислал вежливый отказ...

 Обычно, когда на пресс-конференцию приглашаются представители двух сторон одного конфликта, является туда только одна сторона - именно та, которая пресс-конференцию инициировала. Не стал исключением и конфликт, разгоревшийся на заводе «Сибэлектротерм»: на пресс-конференции в студии «Медиа-Форум» присутствовал только гендиректор ОАО СКБ «Сибэлектротерм» Геннадий Орлов с группой поддержки, а гендиректор ОАО «Сибэлектротерм» Михаил Кузьмин прислал вежливый отказ, поставив тем самым себя в изначально невыгодное положение. Судя по всему, как-то серьезно аргументировать свою позицию он не в состоянии.

Тут, пожалуй, пора объяснить, в чем же суть конфликта. Дело в том, что, несмотря на почти идентичные названия, эти ОАО - два разных предприятия. СКБ - конструкторское бюро, а собственно «Сибэлектротерм» - известный в городе завод, при котором СКБ было создано в 1959 году как филиал всесоюзного института. В начале 90-х завод и бюро акционировались как два независимых ОАО. С тех пор начались их неприятности и взаимные обиды. В 1993 году завод получил контракт на поставку двух печей в Китай. Чтобы их произвести, нужно было переработать техническую документацию, чем и занялось конструкторское бюро. Завод с бюро за эту работу до конца не расплатился и, как утверждает Орлов, на сегодняшний день должен 7,82 млн рублей. Арбитражные коллизии завершились тем, что завод все-таки обязали рассчитаться, но директор завода, со своей стороны, добился отсрочки платежей, и, похоже, на неопределенное время. При этом еще в мае текущего года сотрудникам СКБ был перекрыт доступ к архивам, которые они начали переводить на электронные носители. Перекрыть кислород было нетрудно, поскольку завод и СКБ - практически сиамские близнецы, располагающиеся на одной территории. В ответ СКБ подало документы на банкротство завода. В общем, получается полный бред и новая версия сказочки про дружбу лисы и журавля.

«Сибэлектротерм». Один из производственных участков
 Шизофрения усугубляется еще и тем, что приватизацию СКБ проводил нынешний директор завода Кузьмин, бывший в то время и.о. директора СКБ. Теперь он добивается отмены той приватизации, которую сам и организовал, как считают работники СКБ, чтобы окончательно погубить бюро. С другой стороны, сами они, в свое время выступавшие против отдельной приватизации, теперь не хотят возвращаться на завод в качестве структурного подразделения (кстати, на заводе уже создано новое конструкторское бюро, где работают выходцы из старого КБ). Одно из объяснений - дескать, тогда они потеряют самостоятельность и завод сможет заставлять их проектировать все, что заблагорассудится. За исключением последнего момента все аргументы работников СКБ вполне логичны. Но неужели руководство завода в этом случае заставит высококлассных специалистов проектировать чайники? Хотя, с другой стороны, тоже в некотором смысле электротермическое оборудование, и очень даже небесполезное.

Ну а пока суть да дело, все теряют прибыли, нервы и добрые человеческие отношения.

Поделиться:
Копировать