«Поэт всегда душевноболен...»

Работает Евгений Мартышев в жанре весьма редком - пишет сказки в стихах. Выдержаны они в традициях русского народного творчества, и главная их тема, разумеется, Россия, «страна удивительная и необъяснимая, - как сказано в послесловии, - где святость перемешалась с грехом и вековечна борьба правды с кривдой».

О сказках и стихах Евгения МАРТЫШЕВА

Евгений МАРТЫШЕВ, член Союза писателей, автор книг:

«Волшебный посох» 1996 год
«Сказ о стрелке Романе» 1997 год
«Притяжение любви» (лирика) 1998 год
«Влас-музыкант» 1999 год
«Роковая паутина» 2000 год
«Дар небесный» (лирика) 2001 год

 Если бы существовала местная Книга рекордов Гиннесса, то он непременно попал бы в нее рекордным числом изданных за последние несколько лет книг собственного сочинения (авторов бульварного жанра в счет не берем). Издает он по книге, а иногда и по две в год. За свой счет, разумеется:

- Вот они - мои спонсоры, - предъявляет автор собственные руки...

Издание книжки обходится сегодня недешево - тысяч в пятнадцать-двадцать. Это при его зарплате в три. Приходится подрабатывать - и траншеи рыть, и снег с крыш сбрасывать... Одно из своих последних сочинений посвятил жене Светлане «за долготерпение и заботу». Долготерпение жене поэта действительно пригодится. Редкая женщина согласится, чтобы из семейного бюджета ежегодно вымывалась такая уйма денег. «На баловство», с обывательской точки зрения.

- Сначала проблемы, конечно, были, - признается Евгений, - считали чудачеством, говорили, лучше бы алкоголиком был... Но, когда книги стали выходить, получили хорошие отзывы, отношение изменилось.

Книги, естественно, не окупаются. Первоначально автором владела утопическая идея - книгу издать, продать, чуть добавить денег и издать следующую, но очень скоро он эту утопию оставил.

- На деле каждый раз получается все с нуля... Выставишь - купится штук десять, зайдешь в магазин, возмешь колбасы, заплатишь за квартиру, и все...

Ну это проза жизни, что же касается поэзии...

***

Из рисунков Анатолия ЗАПЛАВНОГО к сказкам
 Работает Евгений Мартышев в жанре весьма редком - пишет сказки в стихах. (Из современных аналогов вспоминается разве что Леонид Филатов с его сказками для театра.) Выдержаны сказки в традициях русского народного творчества, и главная их тема, разумеется, Россия, «страна удивительная и необъяснимая, - как сказано в послесловии, - где святость перемешалась с грехом и вековечна борьба правды с кривдой».

- Хотелось написать истинно русскую сказку, в противовес той поп- и масс-культуре, которая есть сегодня, - говорит автор. - Доказать, что наши традиционные герои нисколько не слабее, а может, даже сильнее черепашек-ниндзя и телепузиков. Наши глубже, благороднее, чище. И приключения у них занятнее и без бессмысленного мордобоя. И сказки наши мудрее, с обязательным подтекстом. И Емеля на печи не такой дурак и лентяй, каким его хотят представить, дескать, русские только и мечтают что лежать на боку и ничего не делать. Напротив, я считаю, мечта о печи идет именно от напряженного адского труда. Мы в крайне неблагоприятном поясе находимся, нам все огромной физической работой дается. Уставший мужик рухнет в траву и мечтает: «елки-палки, было бы такое приспособление, чтобы само все делалось»...

В своей первой сказке («Волшебный посох») в образе Прохора Фитилева он и попытался изобразить такого замечательного мужика, а заодно и воссоздать дух и образ всего русского народа, со всеми, как говорится, плюсами и минусами. При всей своей положительности его Прохор и пьющий, и простоватый, и обмануть его раз плюнуть, и провести ничего не стоит и легкомысленный не в меру...

- Все это свойственно нашему народу - надеяться на «авось», часто главное пропускать... Это я и изобразил, национальный характер не приукрашивал.

 В процессе работы пришлось изучить и традиционные русские кушанья, и старинные обряды. По «Власу-музыканту» можно теперь осваивать обряд свадьбы, по «Роковой паутине» - историю ткачества, по «Волшебному посоху» - кузнечное дело...

Каждую историю сказочник вынашивает по девять месяцев, как полноценного младенца, а «рожает» в течение двух-трех недель. Для этого специально берет отпуск, уезжает в санаторий и отключается от всего житейского.

- Выгляжу чудаком, наверное, - смеется он, - в санатории, бывает, в заезд даже не успеваю с соседями по столу познакомиться, думают, наверное, что я просто ненормальный...

Перед отъездом в свою творческую командировку, хотя и атеист, обязательно заходит в церковь, ставит свечку. Традиционной молитвы не читает, но обращается к создателю со словами: «Если ты есть, то помоги мне совершить творческий подвиг, прошу не ради карьеры, а ради пользы отечества...»

- Не знаю, может, где-то мои атеистические взгляды за этот период и пошатнулись, потому что не просто прилив сил ощущаю, а именно вдохновение. Все получается, все намеченное выполняется...

(По этому поводу у него есть даже стихотворение «В светлом храме с монашьим смиреньем»...)

Работает до полного истощения. Стихи идут единым потоком сознания, по семь-восемь страниц в день. Размер (пятистопный хорей) задается с первой фразы: «главное, найти первую и последнюю фразы, а в середине идет легко - как ковер ткать».

Как странно это не покажется, но в его сказках - жанре от жизни весьма далеком, много автобиографического. Во «Власе-музыканте» - узнаваема трагическая история, случившаяся с его сыном, которому пришлось долгое время провести в неподвижности. Есть там картинки и из жизни самого Евгения - мальчик-пацифист, который, охотясь на уток и гусей, постоянно намеренно мажет - он сам в детстве. А в «Роковой паутине» рассказана вовсе фантастическая история, но и она случилась в реальной жизни. Обычно такие истории предваряются словами «хотите верьте, хотите нет». Так вот, хотите верьте, хотите нет...

 - Женщина, отчаявшись завести семью, решила одна родить ребенка, но плод оказался вне матки, роды невозможны... И она попросила подругу съездить в церковь и поставить свечу. После чего глубоко уснула и увидела сон...

Сон был про паутину, в которую закутаны все птицы и звери, один в один как описанный в сказке сон Марфы. Если помните, Марфа проснулась совершенно здоровой и в срок родила замечательную девочку. В реальной жизни тоже родилась замечательная девочка, назвали Дарьей - дар божий. Сейчас Дарья и ее мама живут в Академгородке - книга им, конечно, подарена, чем они горды чрезвычайно. Не каждая девочка может похвалиться тем, что про нее есть сказка.

Сказки Мартышева включены в школьную программу. Институт усовершенствования учителей нашел их интересными, колоритными по языку и верно отражающими и отдельные моменты истории, и быта и образ жизни народа.

Теперь, читая сочинения, написанные по его книгам, Евгений находит много занимательного для себя:

- Они такого мне порассказали, на такое глаза открыли, что пришлось себя заново перечесть...

В имени Прохора Фитилева, например, нашли закодированное слово «порох», что в соединении с фамилией дает весьма взрывоопасную ситуацию - намек на то, если Прохора Фитилева, то бишь русский народ, довести, то так по всей России бабахнет, мало не покажется...

- Хотя у меня этого не было, я и не предполагал, - признается автор, - но пришлось согласиться.

***

В промежутках между сказками пишутся стихи. Точнее, стихи писались и пишутся всегда, а раз в три года их накапливается на книгу. Отношение к поэзии, как впрочем и к эпосу, у Мартышева святое. Почувствовав это, редактировавшая последнюю книгу его лирики («Дар небесный») поэтесса Нелли Закусина написала предисловие на высокой эмоциональной ноте: «Всегда будут находиться безумцы, именуемые в миру поэтами, которые будут пытаться постичь непостижимое, заглянуть за границу восторга и боли...»

Одно из стихотворений начинается строкой «Поэт всегда душевноболен...». Поэт - это не просто когда «хочешь - пишешь, не хочешь - не пишешь». Это образ жизни, мания, зависимость, форма порабощенности, вечное беспокойство, вечная жизнь на грани нервного срыва... Предназначение, от которого никуда не деться, крест мучительный и счастливый, который, хочешь не хочешь, надо нести.

- Поэт - это диагноз, но это не заболевание... Это редкость, милость судьбы, которую надо отрабатывать...

Себя он образцом поэта ни в коем случае не считает. Вот Маяковский - другое дело, всегда был болен стихами, писал на спичечных коробках, на сигаретных коробках... Поэтому за свою короткую жизнь так много успел.

***

Презентации его книг - разговор отдельный. Они никогда не превращаются просто в застолье, посиделки или базар (как это часто бывает в творческих союзах, да простят меня господа литераторы и художники), когда после второй рюмки все тонет в общем гомоне и забывается и виновник торжества, и причина сбора. Презентации книг Евгения Мартышева - настоящие спектакли, причем не моно, а густонаселенные - со специально продуманным сценарием, поэтическими экзерсисами, музыкальной программой, эпиграммами в адрес собравшихся и прочим.

- Выход книги - событие не рядовое, - говорит автор, - это как рождение ребенка. И никто за тебя твой праздник не сделает. Выход книги это и повод для встречи друзей. Не надо все зацикливать на себе, не надо эгоизма, надо чтобы книга пришла к друзьям, а не друзья к книге...

И, вооружившись подобной альтруистической философией, он продумывает все до мелочей, раздает роли. Сам чаще всего появляется в образах Александра Сергеевича или Гоголя, кудрявым с бакенбардами или с гоголевским специфическим «каре» и в крылатке. С костюмами помогает постановочный цех телевидения. Пушкин «складывается» из бакенбардов, парика, цилиндра, трости, фрака... У Гоголя свой «джентльменский набор»... Были бы маски Путина или Ельцина, говорит поэт, он бы и их с удовольствием обыграл. Для музыкального фона приглашаются музыканты. Постоянные участники его презентационных капустников - гитарист Игорь Зырянов, преподающий в гитарной школе по уникальной методике, и его ученики, и Владимир Мошкин, бард, не так давно выпустивший книгу своих стихов и песен. Кстати, сам Мартышев в свое время тоже увлекался бардовской песней, но это было еще до издания книг:

- Трудно было пробиться в печать, - вспоминает он, - а песня - прямой путь к своему читателю, слушателю. Взял гитару в руки и пой.

На песни повлияла «белогвардейщина», весьма популярная в то время. Пел сначала для друзей, потом для более широкого круга - на радио, на традиционных бардовских сборищах на Катуни. Правда, признается Евгений, большие концерты не для него - волнение, боязнь сбиться... В кругу друзей чувствует себя гораздо увереннее и уютнее. И вообще, если заниматься бардовской песней, то серьезно, а одной рукой писать песни, другой стихи - не дело...

***

На сегодняшний день находится в периоде «беременности» очередной сказкой. Пишет сказку для театра:

- Уже месяце на седьмом-восьмом, - признается Евгений, - вышел на финишную прямую.

Сказка будет называться «Таежный отступник». А вообще его творческие планы расписаны аж до 2005 года. Традиционно предполагает издавать по книжке в год. Кроме сказок и лирики, в замыслах роман в стихах об Емельяне Пугачеве. Так что к 2005 можно будет говорит о 10-томном собрании сочинений...

Поделиться:
Копировать