На исходе - март...

На исходе - март. Месяц мартовских котов... О чем же наша сегодняшняя, до конца не спетая песенка? О играх в кошки-мишки? О превращении медведей-парламентариев в мышей, которым сыр в мышеловке - сладок и приятен, как дым отечества?О трансформациях булгаковского кота Бегемота в персонажа в черной маске налетчика-террориста или спецназовца, вместо бандита угодившего из автомата в стюардессу? Мелькнуло в телевизоре. Где-то в антракте между «Гласом народа» с бегемотистым Доренко, Павловским-Воландом и беспрерывными репортажами об угоне самолета. В Москве театралы поставили неоперного «Фауста»...

 На исходе - март. Месяц мартовских котов. Властителей чердаков и подвалов. Диванных лежебок. Персонажей сказок и мистерий. Помните «патефонную» песенку? «Жил да был черный кот за углом, и кота ненавидел весь дом...» За что ненавидел? За то, что черный. За то, что , если дорогу перебежит, удачи не видать. О чем же наша сегодняшняя, до конца не спетая песенка? О играх в кошки-мишки? О превращении медведей-парламентариев в мышей, которым сыр в мышеловке - сладок и приятен, как дым отечества?

О трансформациях булгаковского кота Бегемота в персонажа в черной маске налетчика-террориста или спецназовца, вместо бандита угодившего из автомата в стюардессу? Мелькнуло в телевизоре. Где-то в антракте между «Гласом народа» с бегемотистым Доренко, Павловским-Воландом и беспрерывными репортажами об угоне самолета. В Москве театралы поставили неоперного «Фауста». Постановка авангардная. Ангелы с бутафорскими крыльями. Земной шар-шарик посреди сцены. Персонажи, разъезжающие на метафизических конях с велосипедным приводом. И дрессированные коты из цирка, что-то там символизирующие. Вообще-то, дрессированный кот - это уже не кот. Кот - он ходит сам по себе. И тем не менее как-то ведь он одомашнился! И все свои паранормально-демонические таланты приберегает лишь на случай поисков пушистохвостой подружки...

Юрий ГОРБАЧЕВ, дежурный редактор номера
Поделиться:
Копировать