Химия и жизнь

В Новосибирске 8 марта произошла история, очень похожая на сюжетный ход фильма «Иван Васильевич меняет профессию», только с гораздо более трагичными последствиями. На улице Кошурникова в своей квартире химик Александр Мальцев проводил опыты. В результате раздался взрыв.
Фото Сергея ПЕРМИНА

 В Новосибирске 8 марта произошла история, очень похожая на сюжетный ход фильма «Иван Васильевич меняет профессию», только с гораздо более трагичными последствиями. На улице Кошурникова в своей квартире химик Александр Мальцев проводил опыты. В результате раздался взрыв.

Об этом происшествии «ВН» уже сообщал, но наш корреспондент загорелся желанием лично встретиться с пострадавшим.

Двадцатидевятилетний Александр Мальцев лежит в отделении микрохирургии кисти городской больницы N 34, куда его доставила машина «скорой помощи» через полчаса после взрыва. Во время взрыва он получил сильнейшие ожоги. Они хоть и выглядят ужасно (лицо практически превратилось в сплошную маску из корост), но это еще не самое страшное. Пострадали глаза. Теперь левым глазом он различает только тусклый свет, а правым - неясные очертания окружающих предметов. Ему ампутировали кисть левой руки. А на правой снесены ногтевые фаланги.

И все же он ответил на наши вопросы.

- Химией я «заболел» еще в школе, как только у нас начали преподавать этот предмет. Тогда я уже знал, что буду заниматься этим всю жизнь. Именно поэтому, когда закончил школу, сразу пошел в Новосибирский педагогический институт на химический факультет. И хотя особого стремления стать преподавателем не испытывал, пошел работать в школу. Мне кажется, что мои уроки для ребятишек были интересны. Я вообще люблю детей. Я постоянно старался как-то разнообразить скучные уроки. Ведь понятно, что химия - это не всегда увлекательно. Правда, год назад я ушел из школы - на учительскую зарплату далеко не уедешь, а мне нужно кормить семью. Но мои занятия химией на этом не прекратились, как видите, результат налицо...

- Александр Викторович, а вообще опытами вы занимаетесь давно?

- Да, вы знаете, с того самого момента, как начал во всем этом более-менее разбираться. Еще в институте я ставил опыты с одним своим товарищем. А теперь работаю в основном один.

- А что за опыт вы ставили в тот вечер, восьмого марта?

- Не хочу об этом рассказывать. Тем, кто в этом не разбирается, будет неинтересно, а тем, кому интересно, не стоит об этом говорить - руки целее будут...

- Александр Викторович, этот взрыв - первый ваш печальный опыт?

- Нет, конечно, я ведь занимаюсь в основном взрывчатыми веществами. Три года назад, в девяносто седьмом, мне уже случалось «взрываться», но тогда никто сильно не пострадал. Только стекла в комнате повылетали, да соседей перепугал. Кстати, соседи мои меня почему-то недолюбливают. Может быть, из-за моего увлечения химическими опытами.

- Как относится к такому «взрывоопасному» хобби ваша семья?

- Жена, конечно, против. Я стараюсь не ставить опыты при ней. Да и вообще в последнее время я редко этим занимался. С ноября прошлого года я работал грузчиком, а это занимает много времени и сил, на опыты мне оставались только выходные дни и праздники.

- После того, как вы выйдете из больницы, продолжите занятия химией?

- Не хочу загадывать. Скорее всего, не перестану заниматься химией. Вообще хочу вернуться в школу. А буду ли я снова ставить опыты - время покажет. Но теперь я, конечно, стану намного осторожней. Очень не хочется оставить сына и жену без опоры.

Как нам сообщил дежурный врач отделения микрохирургии кисти больницы N 34 Сергей Сазонов, таких «взорвавшихся» в их отделении приходится принимать довольно часто. Это не всегда фанаты химических экспериментов. Часто просто дилетанты: дедушки, взрывающие у себя на огороде дымовые шашки, дабы уберечь всходы от заморозков, или подростки, которым случайно в руки попало взрывное устройство. Как минимум шесть человек в год поступает только в одно это отделение из-за собственной неосторожности.

Поделиться:
Копировать