Скворец — птица весенняя

Каждая весна выпроваживает зиму по-своему, но одними и теми же средствами, свергая власть холодной хозяйки могучим половодьем, теплыми ветрами, солнцем и птичьими песнями. На городских и сельских улицах славят возвращение весны скворцы. Их всегда ждут с нетерпением, и они не опаздывают никогда — прилетают, опережая разливы, не страшась последних снегопадов, ночных морозов, и никакая погода не помешает им заявить о своем возвращении на родину во весь голос.


Однако прилетели не совсем такие птицы, каких видели на тех же местах осенью. Те были черноклювы, густорябы и почти белоголовы. А эти прищелкивают желтыми клювами и отливают на солнце пурпурно-фиолетовым, зеленым и синим, радужным блеском черных перьев с редкими беловатыми крапинками — словно переоделись на зимовках в платье посвежее и поярче. Но нет, скворцы надевают новый наряд в конце лета. Это за полгода скитаний обносилось их оперение, искрошились, обломались светлые кончики перьев. Однако не в рубище остались птицы, а засверкали праздничной красотой брачного наряда. К середине лета остатки белесого крапа исчезнут полностью, и тогда игру света на пере можно будет сравнивать с блеском самоцветов, но тут как раз и начнется линька, и скворцы снова из черных станут пестрыми, и снова изменится цвет клюва.

Свою популярность скворец заслужил как один из лучших пересмешников с хорошим музыкальным слухом и памятью. Подражая чужим голосам и звукам, он забавляет слушателя, восхищает его незаурядным мастерством, вводит в обман. Воспроизведение чужого пения столь натурально, что порой даже при виде поющего скворца невольно стараешься отыскать чижа или овсянку в совершенно не подходящем для них месте. У каждого певца свой небольшой репертуар, собранный им из непосредственного певческого окружения, и чем оно богаче, тем наборнее скворчиная песня.

Поет скворец всегда, в любое время года, кроме тех недель, когда занят кормлением птенцов. Поет в жару и снегопад, в полдень и полночь. Когда появляется в кронах вязов и лип первая желтизна, а летний цвет неба утрами сменяется на холодную синь, с восходом солнца непременно прилетит к старому своему гнездовью перелинявший скворец и несколько минут пощебечет на ветке. Потом эти прилеты станут продолжительнее, а пение — азартнее. В приветливые же дни бабьего лета поют скворцы, собираясь стаями на проводах, на деревьях...

С прилетом самок и образованием семейных пар ночные сборища удваиваются: каждый самец прилетает на них со своей подругой. Но когда начнется насиживание, самцы опять будут улетать по вечерам одни, оставляя скворчих в гнездах до утра, только днем подменят их для кормежки.

С вылетом молодняка общие ночевки превращаются в грандиозное явление. До утра слышится из тростниковой крепи ни на минуту не смолкающее щебетание и верещание. Птицы недоступны здесь для нападения хищников и поэтому не скрывают свое местопребывание. В таких прибежищах они могут ночевать до ледостава.

Скворец начинает мостить гнездо до прилета самки, но делает это без должного усердия. С ее появлением строительство завершается быстро, хотя не все в семейной жизни птиц улаживается сразу: иногда на одно дупло метят две и даже три претендентки. Время появления птенцов узнать нетрудно, потому что в тот день в скворчиных поселениях выбрасываются из гнездовий голубые яичные скорлупки. Поддержание чистоты в гнезде сначала лежит на родителях, но, оперившись, птенцы избавляют их от этой заботы.

С первым выводком все семьи управляются довольно синхронно к началу лета, когда остается еще немало времени для повторного гнездования и воспитания второго выводка. Но чем севернее, тем реже используют скворцы возможность увеличить численность нового поколения. Да и на русской равнине это зависит от того, как досталось родителям воспитание первых птенцов. В жаркую и засушливую весну выкормить их так же трудно, как в холодную и дождливую, и после трех недель утомительных полетов и поисков корма от повторного размножения отказываются все птицы поголовно. Чем мягче и ровнее весна, тем легче родителям вырастить пятерых-шестерых скворчат, доведя к их вылету вес каждого почти до собственного. И тогда, оставив выводки стае, многие пары спешат отдаться гнездовым заботам еще раз.

От местных и транзитных стай достается вишневым садам и виноградникам. Перед отлетом на городских улицах скворцы обрывают ягоды не съедобного для нас декоративного девичьего винограда и яблочки рябины.

Поведение скворцов нередко вызывает справедливые упреки в их адрес. Но уже найдены способы, как избавить виноградники, аэродромы, города от скворчиных нашествий, не причиняя вреда самим птицам.

А помидорные грядки без лишних нареканий легко защитить, развесив над ними кусочки фольги, блестящие жестянки, осколки зеркала на крученых нитках. Для вишневого дерева достаточно обрывка истлевшей сети.

Человек никогда не лишит скворушку своей симпатии. Ведь не за недостатки был завезен скворец в Северную Америку, на юг Африки, в Австралию и Новую Зеландию. Эта птица всегда была не просто спутником человека и защитником его урожая, но и моральным помощником. Днем он бегал по борозде за сохой или плугом, а вечером, распевая у крыльца свои забавные песни, создавал уставшему пахарю особый уют, прилетал и пел, как бы прощаясь, в солнечные дни осени, когда заканчивались работы на земле.

Так что скворец — птица особая, и доброе отношение к нему будет сохраняться как традиция.
Поделиться:
Копировать